Библиотека сайта
Проблемы общения в интернете и Форумные ролевые игры
Меню сайта

Слободчиков В.И., Исаев Е.И.
Основные ступени развития субъектности человека

СОДЕРЖАНИЕ

1. Ступень оживления
1.1. Родовой кризис - становление телесности человека (- 2 мес. - +3 нед.)
1.2. Новорожденность - синтез психосоматического единства (3 нед. - 3,5 мес.)
1.3. Кризис новорожденности - становление адресного поведения (3,5 мес. - 7 мес.)
1.4. Младенчество - синтез чувственно-практической достоверности себя в мире (6 мес. - 12 мес.)

2. Ступень одушевления
2.1. Кризис младенчества - обретение субъектности в действии (11 мес. - 18 мес.)
2.2. Раннее детство - синтез самости (1 год 3 мес. - 3,0 года)
2.3. Кризис раннего детства - становление самодействующего субъекта (2,5 г. - 3,5 г.)
2.4. Дошкольное детство - синтез субъекта собственных действий (3,0 года - 6,5 лет)

3. Ступень персонализации
3.1. Кризис детства - становление личного поведения (5,5 лет - 7,5 лет)
3.2. Отрочество - синтез субъекта деятельности (7,0 лет - 11,5 лет)
3.3. Кризис отрочества - становление субъекта социальных отношений (11,0 лет - 14,0 лет)
3.4. Юность - синтез личностного способа бытия (13,5 лет - 18,0 лет)

4. Ступень индивидуализации
4.1. Кризис юности - становление авторства в собственной жизни (17,0 лет - 21,0 год)
4.2. Молодость - синтез субъекта социальной жизни (19,0 лет - 28,0 лет)
4.3. Кризис молодости - становление субъекта собственной жизнедеятельности (27,0 - 33,0 года)
4.4. Взрослость - синтез уникального самобытия человека (32,0 года - 42,0 года)

5. Ступень универсализации
5.1. Кризис взрослости - обретение универсальных оснований бытия (39,0 лет - 45,0 лет)
5.2. Зрелость - синтез полноты реальной жизни (44,0 года - 60,0 лет)
5.3. Кризис зрелости - откровение Ино-бытия (55,0 лет - 65,0 лет)
5.4. Старость - душа, насыщенная жизнью (62,0 года - ....)


1.1. Родовой кризис - становление телесности человека (2 мес. - +3 нед.)

Феноменология родового кризиса

Человеческая жизнь начинается с кризиса рождения. Особенность кризиса начала жизни человека состоит, помимо всего прочего, в возможности самой жизни. И хотя фатальный исход рождения в современных условиях явление достаточно редкое, роды представляют собой физически тяжелое испытание для матери и ребенка. Роды, особенно длительные и осложненные, весьма утомительны, как для матери, так и для младенца. Подтверждением этого является продолжительный сон ребенка в первые недели после рождения. О трудности начального периода жизни ребенка свидетельствуют также поиски в медицинской практике путей родовспоможения и сглаживания кризиса рождения.

В первые дни после рождения жизнь ребенка представляет своеобразное переходное состояние от внутриутробного к внеутробному существованию. Основное время суток ребенок проводит во сне. Когда новорожденный не спит, он легко впадает в раздражение. Перед кормлением он почти всегда беспокоен и раздражен. Сразу после кормления и между кормлениями он также может раскричаться. В то же время ребенок может совершенно внезапно успокоиться. Быстрые перемены настроения сохраняются и в последующие периоды жизни младенца.

Для ребенка в первые недели жизни совершенно нормально вздрагивать и вскрикивать при внезапных изменениях положения или же воздействии на него. Подобные реакции обычно наблюдаются в ответ на резкие звуки, яркий свет, толчки кроватки или коляски, на быстрые изменения положения.

Обычная поза родившегося ребенка - положение лежа на спине. При этом обе его ручки сжаты в кулачки. Движения новорожденного нельзя назвать движениями в собственном смысле слова. Поведение новорожденного фрагментарно и состоит из небольшого числа элементарных и изолированных рефлексов, физиологических отправлений двигательных органов. Эти простые единицы телесного поведения (поиск ртом и сосание, схватывание, случайные взгляды на близкие предметы) составляют исходную основу его последующего развития.

Человеческое дитя рождается с ограниченным набором природных предпосылок развития. К моменту рождения ребенок обладает лишь элементарной психикой. Он способен ощущать: видит и слышит, различает вкус и запах, чувствует прикосновение, давление и боль. Новорожденный способен выборочно останавливать взгляд на том, что привлекает его внимание. Л.С. Выготский выделяет три момента, характеризующих своеобразие психической жизни новорожденного: 1) преобладание недифференцированных, нерасчлененных переживаний, представляющих как бы сплав влечения, аффекта и ощущения; 2) неотделенность себя и своих переживаний от восприятия объектов окружения; 3) реагирование прежде всего на комплексные эмоционально окрашенные ситуации, нежели на отдельные ее элементы.

У новорожденного есть первичные потребности: в еде, тепле, движении. Есть потребности, связанные с функциональным развитием мозга - потребности в новых впечатлениях. Постоянный приток новых раздражителей через анализаторы составляет необходимое условие нормального созревания мозга. Если ребенок попадает в условия "сенсорной изоляции" (отсутствие достаточного количества внешних впечатлений), его развитие резко замедляется.

Ребенок активен; в основе его активности лежат прирожденные (безусловные) рефлексы. В наибольшей мере к рождению складывается система пищевых рефлексов. К этому времени в основном готов механизм сосания и ориентировочно-пищевых рефлексов. Ориентировочно пищевой рефлекс (рефлекс "поиска груди") вызывается прикосновением к углам рта, ребенок при этом поворачивает голову в сторону раздражителя, открывает рот и вытягивает губы, как будто ищет сосок. Сосательный рефлекс вызывается прикосновением к слизистой оболочке языка; если положить палец в рот ребенка, он начнет сосать его, совершая решительные сосательные движения. Рефлекс шагания проявляется в том, что когда ребенка держат вертикально, упирая его ступни о твердую поверхность и перемещая туловище вперед, движения его ног создают иллюзию ходьбы. При хватательном рефлексе малыш сжимает пальцы руки вокруг любого предмета, если им прикоснуться к его ладони. При попытке вытащить предмет сжимает ладонь еще крепче (эффект защелкивания).

Если взять малыша на руки и тихонько покачать, он прекращает крик, его движения затормаживаются. Движения тормозятся и ребенок успокаивается также во время сосания. Издавна введенные человеком соска и качалка (колыбель) используются для успокоения ребенка. Удовольствие от укачивания и сосания, получаемое ребенком, вытесняет все прочие ощущения. Но всех этих биологических механизмов недостаточно для освоения новых условий внеутробного существования. Развитие человека подчиняется иным - не природным - законам.

В вопросе о длительности родового кризиса и о критериях его преодоления среди медиков и психологов нет единства взглядов. Медики ориентируются на объективные критерии и показатели благополучного переживания ребенком кризиса рождения. Таким критерием для них прежде всего является вес ребенка. Известно, что в первые дни жизни ребенок теряет в весе. Это продолжается в течение 9 - 12 дней. После этого начинается нормальный прирост веса, показывающий, что дитя, благодаря уходу взрослых, приспособился к новым условиям жизни, и в первую очередь к новому для него типу питания. В 1963 г. на Международном симпозиуме по возрастной физиологии критерий достижения ребенком первоначального веса определен в качестве критерия окончания первого периода жизни человека.

Для психологов этот критерий является вторичным; первичным является включение у ребенка целого ряда органических систем и их координация (соотнесение) друг с другом. Появление ребенка на свет связано с переходом к совершенно новым условиям жизни. Существенно меняются физические условия: в момент рождения ребенок попадает в воздушную среду и меняет тип своего дыхания; он попадает в более холодную среду и меняет характер приспособления к температурным влияниям; попадая в среду солнечного света, он должен приспособиться к влиянию измененной освещенности. Ребенок меняет тип своего питания - он переходит от плацентарного к оральному питанию.

Символом начала человеческой жизни является первый крик новорожденного при появлении на свет. Крик знаменует также важный шаг в развитии младенца: с первыми глотками воздуха его легкие впервые раздражаются и начинает работать основной орган собственной дыхательной системы ребенка. Переход на легочное дыхание влечет за собой важные перемены в функционировании системы кровообращения ребенка. Сердцу больше не нужно перекачивать кровь в плаценту для насыщения кислородом - очистка крови от углекислого газа и ее насыщение кислородом происходит уже в легких ребенка. Переход дыхательной и кровеносной систем к независимому существованию осуществляется в течение нескольких дней. Начинает функционировать собственная пищеварительная система новорожденного.

Начальный период жизни ребенка не отличается большими приобретениями в психическом развитии. В течение этого времени уход за ребенком состоит главным образом в стабилизации неустойчивых, легко разрушающихся форм поведенческих реакций, имеющихся у младенца при рождении. Так, внимательный взгляд матери заметит, что в конце кризисного периода ребенок все более ловко отыскивает сосок; подносит кулачок ко рту и удерживает его там; обнаруживает и прослеживает медленно движущийся близкий предмет.

Рождение ребенка - переход к новому типу развития

При рождении происходит физическое отделение ребенка от матери. Отделение от организма матери приводит к разрыву множества связей между ними - биохимических, физиологических, структурно-органических - и к появлению двух самостоятельных форм жизни. Первоначально исходная субъектность ребенка есть просто другой, отличный от него субъект. Таково, по словам Г.Ф. Гегеля, "в непосредственном существовании отношение ребенка в утробе матери - отношение, не являющееся ни чисто телесным, ни чисто духовным, но психическим, - отношение души. Это два индивидуума, но в еще не расторгнутом единстве; один еще не является самостью, не есть нечто непроницаемое, но нечто не способное к противодействию, другой есть субъект этого единства, единичная самость обоих. Мать есть гений ребенка". В этих словах подчеркнут факт изначального психосоматического единства, глубоко укорененного в природе двух существ, вмещающего в себя огромное число разнообразных связей.

Тот фундаментальный сдвиг в развитии, в котором завязывается узел противоречивого бытия ребенка, с момента которого, собственно, только и возможно вести речь о становлении субъектности, связан с рождением. Рождение ребенка представляет собой качественный скачок, резкое изменение в ситуации развития. Происходит переход от биологического типа развития к социальному. Уход за ребенком со стороны взрослого уже с момента рождения выступает как решающее условие его жизни. Младенец сам не в состоянии удовлетворить ни одной жизненной потребности. Самые элементарные и основные жизненные нужды младенца могут быть удовлетворены не иначе как с помощью взрослых, ухаживающих за ним. Развитие через других, через взрослых - основной принцип жизнедеятельности ребенка в этом возрасте. Что бы ни происходило с новорожденным, он всегда находит себя в ситуации, связанной с ухаживающими за ним взрослыми. Зависимость младенца от взрослого создает совершенно своеобразный характер отношения ребенка к действительности: эти отношения оказываются опосредованными родным взрослым. Физиологическая связь плода и организма матери сменяется связью ребенка с ухаживающими и поддерживающими его жизнь близкими.

Живая общность, сплетение и взаимосвязь двух жизней, их внутреннее единство и внешняя противопоставленность друг другу самим фактом своим указывает на то, что взрослый (вообще - другой человек) для ребенка не просто одно из условий его развития наряду со многими другими (не просто персонификатор и источник общественно выработанных способностей), а фундаментальное онтологическое основание самой возможности возникновения человеческой субъектности, основание нормального развития и полноценной человеческой жизни.

Новым, что возникало в период кризиса рождения, является то, что жизнь младенца становится индивидуальным существованием; жизнью, которая, как всякое индивидуальное бытие человека, вплетена в социальную жизнь окружающих ребенка людей. Родовой кризис обнаруживается сразу же как острое жизненное противоречие между пренатальной формой витального единства матери и ребенка (психобиологический симбиоз) и тотальным разрывом множества связей между ними. Поэтому, чтобы возникшее противоречие не разрешилось гибельным для ребенка образом, данный разрыв и противостояние двух жизней должен быть преодолен практически - как совместное простраивание новой формы со-бытийности в новых условиях существования.

Соответственно, чтобы новая форма совместного бытия - как способ выхода из кризисной ситуации - начала складываться, должна существенно измениться общая установка взрослого на ребенка: не столько общедиффузная расположенность и приязнь к нему, сколько действенная стратегия отношения к нему как к целому. Взрослый так и относится, всегда реализуя вполне определенную, культурно заданную программу ухода за ребенком.

Факт рождения есть скачок в развитии, главной особенностью которого является начало процесса физического обособления ребенка. Однако здесь происходит и противоположно направленный процесс отождествления взрослого с ребенком. Ребенок еще очень долгое время находится в системе устойчивых непосредственных связей со взрослым. Многое из их совместной жизнедеятельности направлено на восстановление прерванных связей или на порождение новых, обеспечивающих новую форму единства ребенка и взрослого - витально-органическое со-бытие. Основой этой формы совместности ребенка и ухаживающего за ним взрослого выступает поддержание жизни и возможности развития, удовлетворение органических потребностей ребенка.

Ребенок входит в со-бытие своей органичностью, живой пластичностью, можно сказать - предельной неопределенностью, не-заданностью того или иного способа бытия, назаданностью своих способностей, чистой потенциальностью (даже "тело" еще не оформлено, есть только телесность). Взрослый входит в со-бытие как живой носитель культурной программы ухода за ребенком, определенной программы действий по его воспитанию и образованию. Во встрече пластичной органичности и действенной программы в со-бытии ребенка и взрослого (в первую очередь - матери) и происходит обретение индивидуальных способностей. Ребенок по существу реактивен с самого начала. От взрослого исходит все, что младенец получает на этой ступени развития: не только удовлетворение его потребностей, но также все развлечения и возбуждения, вызываемые переменой положения, движением, игрой и т.п. Ребенок приходит в мир без потребности в общении и без умения общаться. Ухаживая за ребенком, взрослый организует атмосферу общения, устанавливает с ним связь, оформляет его поведение.

В кризисе рождения происходит включение, задействование целого ряда органических систем, имеющих биогенетическую природу, но еще не соотнесенных друг с другом, как бы рядоположенных, не скоординированных. Программа ухода за ребенком выступает как внешняя рефлексия взрослого в со-бытии. Она прекращает спонтанную активность некоторых врожденных реакций, обособляет ребенка в качестве скоординированного комплекса телесно-поведенческих функциональных органов (виды сосредоточения, временной упорядоченности движений, некоторых двигательных координации и т.п.). В следующей стадии новорожденное™ органы обособления все более совершенствуются, координируются, ложатся в основу первичной инициативности ребенка.

Симбиоз (от гр. symbiosis - сожительство), формы тесного сожительства двух организмов разных видов, обычно приносящее им взаимную выгоду.

1.2. Новорожденность - синтез психосоматического единства (3 нед. - 3,5 мес.)

Становление эмоционально-психологической общности взрослого и новорожденного

Новорожденность является самостоятельной и стабильной стадией в общем психическом развитии ребенка. На стадии новорожденности происходит отлаживание и совершенствование уже функционирующих органических систем, в первую очередь пищеварения, терморегуляции. Но главное - осуществляется интенсивная их координация по особой программе (режим питания, сна, бодрствования и др.), происходит формирование новых реакций и схем поведения (реакция на влажность, холод и др.), преодоление некоторых врожденных реакций (пеленание как способ преодоления эмбрионального телесного поведения).

Действия взрослого в этих условиях никогда не реактивны, а конструктивны. В каждый отдельный момент времени они избыточны относительно реальных возможностей, состояний, реакций новорожденного. Главная особенность связи матери и ребенка в это время - несимметричность отношений ее участников. "Мать любовно лелеет малыша, - пишет А.Г. Рузская, - а он, по-видимому, даже не знает о ее существовании. Его крик, гримаски, движения никому не предназначаются. Они становятся сигналами только потому, что их "ловит", "читает" мать. В массе хаотичных движений мать высматривает отдельные действия, которые сопровождает проявлениями особой радости и удовлетворения. Наибольшее значение она обычно придает взгляду и улыбке, Поймав взгляд малыша, мать всякий раз радуется: улыбается, оживленно заговаривает, гладит. На протяжении первых недель ей удается все быстрее и легче останавливать на себе взгляд ребенка. Сосредоточение ребенка постепенно становится все глубже и длительнее. Вскоре близкий взрослый занимает положение главного объекта его внимания" (Рузская А.Г. Развитие общения ребенка с взрослыми и сверстниками //Психология дошкольника. Хрестоматия / Сост. Г.А. Урунтаева. М., 1997. С. 7-8).

Новорожденные становятся более внимательными к окружающему миру. Они узнают близких людей и направляют свое внимание в первую очередь на тех, кто о них заботится. Малыши с готовностью улыбаются и реагируют движениями всего тела на приближающегося взрослого. Взрослый обращается с малышом так, как будто рассчитывает на его ответные действия, как будто ребенок понимает обращенные к нему слова, жесты, эмоции. Взрослый как бы приписывает младенцу понимание своих действий. Принципиально важно, что только внутри такой программы возможно понимание взрослым состояний ребенка, их адекватное прочитывание. Взрослый понимает ребенка самой программой ухода, понимает "тем", что делает с ребенком, а не "тем", что он думает о нем. Программа ухода за ребенком (не в медицинском, а в психологическом смысле) на данной стадии есть язык новой формы со-бытия ребенка и взрослого.

Врожденная пластичность человеческой телесности (как одна из предпосылок к универсальному развитию) позволяет ребенку уподобляться, идентифицироваться (вплоть до импринтинга) с программой организации его жизнедеятельности, со способами вхождения взрослого в со-бытие. Процесс "внешней" организации со стороны взрослого и процесс "внутреннего" уподобления со стороны ребенка приводят к формированию целостных соматических органов (было простое включение их отдельных функциональных элементов), а также происходит координация различных органических предпосылок в целостные организменные образования, их интеграция. Появляются такие новообразования, как различные виды сосредоточения: пищевое, зрительное, слуховое, двигательное и т.д. Сосредоточение проявляется в том, что ребенок как бы настраивает соответствующий анализатор для лучшего восприятия сигнала. Слуховое сосредоточение появляется на 2 - 3-й неделе жизни и проявляется в том, что при громком звуке ребенок замолкает и прекращает движения. На 3 - 4-й неделе жизни появляется зрительное сосредоточение на лице близкого взрослого.

Возникновение сосредоточения означает начало перестройки двигательной активности ребенка, превращения движений из актов органических отправлений в акты поведения. В народной педагогике издревле использовались особые средства формирования подобных сосредоточений: соска, люлька, яркие игрушки, колыбельные песни и т.д. Сосредоточение оказывается первой телесно-поведенческой формой самостоятельности ребенка и его обособленности от жизнедеятельности взрослого.

Основной задачей данной стадии (и всего периода в целом) является построение практической программы ухода за ребенком (программы воспитания). Эта программа направлена на преодоление разрыва психосоматического единства ребенка и взрослого и построение новой формы их общности - эмоционально-психологической. Программа взрослого есть средство его отождествления с жизнедеятельностью ребенка, средство подстраивания поведения взрослого под те или иные органические состояния ребенка.

Однако объективно сама эта программа есть форма внешней рефлексии, которая останавливает, прекращает спонтанную активность ряда врожденных реакций, функций, рефлексов. Врожденные, автоматические реакции как бы запрещаются, исключаются из совместной жизнедеятельности. Но этим самым они не уничтожаются в качестве органических предпосылок, но входят в состав более сложных двигательных и поведенческих программ самого ребенка и там фиксируются.

Хорошо известно также, что те безусловные рефлексы, которые включаются в обеспечение совместной жизнедеятельности ребенка и взрослого, в со-бытие, окультуриваются, постепенно заменяются произвольными действиями: крик превращается в плач, гримаса - в улыбку, хватательный рефлекс - в схватывание. Например, если легонько прикоснуться пальцами к губам младенца в первые недели жизни, то он автоматически повернет голову к притронувшемуся пальцу, чтобы схватить его и сосать. В три месяца подобное прикосновение вызовет совсем иную реакцию: сначала возникнет пауза и лишь потом появится осторожный, но активный поиск раздражителя.

Иными словами, средства отождествления взрослого с ребенком фиксируют средства обособления самого ребенка (виды сосредоточения и развернутые двигательные программы). Эти средства становятся его специфическими способностями и источниками формирования самостоятельности и инициативности, предпосылками внутренней рефлексии ребенка.

Основные приобретения в развитии новорожденного

В стадии новорожденности ребенок развивается необычайно быстро. Он проявляет пристальный интерес к тому, что происходит вокруг. Это обнаруживается отчетливо в периоды бодрствования, которые значительно увеличиваются. В интервале между 4 и 8 неделями продолжительность дневного сна новорожденного сокращается, а ночного увеличивается; он становится более восприимчив к воздействию взрослых.

Интенсивно развивается зрительное восприятие: яркие предметы вызывают фиксацию его взора и прослеживание. Ребенок начинает рассматривать свою руку, сначала бросая на нее быстрые взгляды, а затем фиксируя свой взор. В течение довольно длительного времени малыш может разглядывать руки и пальцы, следя за их движением, сводя руки вместе и обхватывая одну руку другой. Аналогичные манипуляции новорожденный способен производить и со своими ногами.

Если двухмесячному ребенку показать яркую игрушку вроде погремушки, то он не только взглянет на нее, но и может ударить по ней рукой. С этого момента новорожденный уже не удовлетворяется тем, что просто глядит на объект, но начинает исследовать его руками. Малыша интересуют объекты с мелкими деталями, расположенные неподалеку от него, и медленно движущиеся объекты.

Большие изменения претерпевает и обычная поза ребенка: он лежит на спине, голова его расположена по центральной линии тела, руки согнуты, а ножки согнуты и подняты над поверхностью кроватки. Руки и ноги новорожденного становятся значительно сильнее. На этой стадии малыши получают большое удовольствие, упражняя свои мышцы. Ножки уже способны быстро выпрямляться, если поблизости есть поверхность, в которую можно упереться и оттолкнуться от нее. Новорожденный способен при поддержке взрослого удерживать свой вес, опираясь ножками на поверхность.

После трех месяцев у новорожденного появляется координация поведения. Если ребенку положить предмет в руку, то он чаще всего одновременно и смотрит на него, и подносит его ко рту, чтобы потрогать губами. Координируются одновременные действия схватывания, рассматривания, сосания. О координации поведения свидетельствует также взаимодействие двух рук: предмет, взятый одной рукой, подвергается обследованию с помощью другой руки, вторая рука присоединяется к той, что держит предмет, в своей исследовательской активности.

Важным инструментом исследования в этом возрасте является рот. "Мять" предметы ртом - любимое занятие детей. Сначала они чаще всего выбирают для этой цели свой собственный кулачок. В последующем новорожденный будет "мять" ртом и сосать свои пальцы, а также почти всякий предмет, который можно поднести ко рту. Помимо собственно исследовательской функции, захватывание ртом предметов имеет и задачу снятия болезненных ощущений, связанных с прорезыванием первых зубов.

В этот период уже можно наблюдать первые проявления мышления у новорожденного. Например, малыш понимает, что его сейчас будут кормить: он перестает кукситься или сосать соску при появлении матери. Предвосхищение ожидаемого проявляется также и в том, что перед началом кормления - при виде своей бутылочки или груди матери - ребенок начинает активно сосать.

Набор эмоциональных состояний новорожденного ограничен. Это - ощущение благополучия (открытая улыбка), ощущение сильного дискомфорта (хныканье и раздражение), ощущение нейтральных эмоций (серьезность и настороженность); сильные эмоциональные реакции связаны с активным исследованием своей руки или движений пальцев. Важным средством выражения эмоционального состояния ребенка является улыбка. Новорожденный улыбается взрослому, при этом почти любой взрослый может вызвать реакцию улыбки. Однако матери легче неоднократно вызвать улыбку младенца, чем любому другому человеку. У младенца формируются особые отношения с матерью.

В стадии новорожденности осуществляется первичный психосоматический синтез в виде относительно упорядоченной группы соматических органов. Эти органы становятся впоследствии основой собственно функциональных органов чувств, передвижения, органов отношения и общения. Первичный синтез как главное приобретение данной стадии находит свое прямое выражение в комплексе оживления.

По данным многочисленных отечественных и зарубежных исследований, на границе второго и третьего месяца наблюдаются специфические социальные реакции ребенка, свидетельствующие об общем изменении его психической жизни. Первое - это мимика: появление улыбки на лицо человека, чуть позднее - просто на голос взрослого. Второй компонент - коммуникативный: спокойная голосовая реакция на говорящего взрослого, как правило встречное, т.е. не во время речи взрослого (здесь прислушивание), а в паузах. Ребенок начинает дифференцированно реагировать на запрещающие и разрешающие интонации речи (первые вызывают негативную реакцию, протест; вторые - позитивное эмоциональное оживление). Третий компонент комплекса оживления - двигательный; он проявляется в интенсивных и быстрых движениях младенца - вскидывании ручек и перебирании ножками - при виде ухаживающего за ним взрослого.

Комплекс оживления - это не просто реакция, это попытка воздействовать на взрослого. Ребенок не просто улыбается, он реагирует на взрослого движениями всего тела. Младенец все время находится в движении, он откликается эмоционально. Комплекс оживления - это первая целостная форма общения ребенка и взрослого. Комплекс оживления, как первый поведенческий акт ребенка, становится определяющим и для всего последующего его психического развития. Дети, отстающие в развитии, прежде всего отстают именно в появлении комплекса оживления. Но самое главное достижение этой стадии состоит в том, что отношение ребенка к миру, сначала недифференцированное, приобретает первичную дифференциацию (социальную и физическую). Ребенок начинает по-разному реагировать на физические предметы и на человека: на предметы - сосредоточением, на человека - улыбкой.

Комплекс оживления как комплекс достаточно сложных и специфических форм телесного поведения (мимического, звукового, двигательного) обеспечивает новые типы связей и отношений ребенка и взрослого, никак не вытекающие ни из первичной (пре-натальной) формы витального единства, ни из разрыва симбиоза в родовом кризисе. Это новая форма, практически построенная совместными усилиями взрослого и ребенка. Общение со взрослыми имеет у детей в это время специфический характер, по своему содержанию это потребность в доброжелательном внимании. В ходе общения ребенок и взрослый обмениваются положительными эмоциями; их контакты не обслуживают какое-либо другое сотрудничество. Это общение бескорыстное, непосредственное. Комплекс оживления оказывается ярким симптомом критической стадии следующего периода.

1.3. Кризис новорожденности - становление адресного поведения (3,5 мес. - 7 мес.)

Феноменология развития в кризисе новорожденности

Период от 3,5 мес. до 6 мес. в жизни ребенка - это время, когда у него постепенно исчезают автоматические двигательные акты и складываются произвольные формы поведения. Отличительной особенностью этого периода является интерес ребенка к различным частям своего тела. К концу стадии исследование собственной руки становится доминирующим в интересах ребенка. В течение этого периода объектом его интереса становятся собственные ноги. Начиная именно с этого момента, ребенок вступает в период высокой физической активности, которая становится типичной для всего младенчества.

На этом этапе развития ребенок осваивает новые двигательные навыки. Он начинает поворачиваться с одного бока на другой и регулярно проделывает это упражнение во время бодрствования. Он начинает переворачиваться со спины на живот и обратно. Когда ребенок лежит на животе, он то и дело поднимает головку и держит ее в таком положении все дольше и дольше, изучая окружающее.

Ребенок постепенно учится использовать руки в качестве инструмента для доставания предметов. Это доставание осуществляется под контролем зрения. По мере того как малыш научается использовать свои руки, чтобы достать предметы, он включается в исследование. Он подолгу изучает предмет на ощупь, глядя при этом на свои руки или в сторону. Обследование ребенок производит и пальцами и ртом. Доставание предметов становится главным в поведении ребенка: он не только зрительно обследует предметы, находящиеся рядом с ним, но и овладевает навыком доставания.

Примерно в 5 мес. происходит перелом в развитии ребенка, и начинается новый период в жизни ребенка. Он связан с возникновением акта хватания - первого организованного направленного действия. Психологи называет это событие настоящей революцией в развитии ребенка первого года жизни.

Становление акта хватания означает, что ребенку уже доступна координация нескольких систем поведенческих актов. Прежде чем дотронуться до предмета, ребенок отыскивает его глазами. Затем он довольно быстро и точно передвигает руку туда, где находится предмет. Перед тем как прикоснуться к объекту, ребенок либо раскрывает пальцы, либо слегка смыкает их, чтобы захватить предмет. Схватив предмет, ребенок может производить с ним самые разные действия. Какое-то время он будет его рассматривать, может также двигать его взад и вперед, сгибать, чтобы увидеть его с разных сторон и пощупать в разных положениях. Еще одно типичное действие состоит в том, чтобы поднести предмет ко рту и ощупать его деснами. Можно также наблюдать, как ребенок одной рукой подносит захваченный предмет к себе, а второй рукой либо охватывает предмет сверху, либо ощупывает его. Это тактильное исследование иногда сопровождается перекладыванием предмета из одной руки в другую и обратно.

Д.Б. Эльконин отмечал, что первоначальное формирование хватания и дальнейшее его совершенствование происходит в совместной деятельности со взрослым. Именно взрослый создает те разнообразные ситуации, при которых совершенствуется психическое управление движениями рук на основе зрительного восприятия предмета. Взрослые, занимаясь с ребенком, часто даже не осознают, что предлагают ребенку совместные упражнения в формировании хватания: взрослый вызывает сосредоточение на предмете, подносит его на расстояние, при котором ребенок начинает направлять руки к предмету, отдаляет предмет, вынуждая младенца тянуться к нему; если ребенок направляет руки к предмету, то взрослый прикасается к ним предметом (Эльконин Д.Б. Избр. психол. труды. М., 1989. С. 125). Затем ребенок научается сидеть без поддержки. Такое умение представляет собой настоящий шаг вперед, так как расширяет круг обозреваемых и вовлекаемых в обследование предметов.

Огромный интерес для ребенка этого возраста представляют люди. Кажется, что для ребенка необычайно важно установить прочные контакты с заботящимся о нем взрослым. В этом возрасте дети помимо улыбки и комплекса оживления обнаруживают еще два интересных эмоциональных проявления. В 4 - 5 мес. ребенок то и дело приходит в возбужденное состояние и громко смеется. В этот же период большинство малышей начинают бурно реагировать на щекотание. На этой стадии у ребенка преобладает жизнерадостное, благодушное настроение. Особенно ярко он проявляет радость в присутствии других людей, прежде всего - матери.

"Уход - приход" - новая форма совместности ребенка и взрослого

Фундаментальное противоречие, которое складывается к концу периода становления (новорожденность) и ищет решения в кризисе развития (кризис новорожденности), - это противоречие между максимальной социальностью ребенка и его минимальными возможностями реализовать собственно социальные связи и отношения. Ребенок не способен самостоятельно обеспечивать поддержание своей жизнедеятельности. У него также отсутствуют средства воздействия на взрослого, помимо экспрессивно-мимических (крик, плач). "В противоречии между максимальной социальностью младенца (ситуации, в которой находится младенец), - пишет Л.С. Выготский, - и минимальными возможностями общения и заложена основа всего развития ребенка в младенческом возрасте". (Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. Т. 4. С. 282).Неотделимость бытия ребенка от взрослого сопряжена с отсутствием у него средств общения и поддержания совместной жизнедеятельности.

Во многих культурах это противоречие просто не возникает или легко снимается тотальным соприсутствием взрослого и ребенка в общем для них жизненном пространстве (длительное кормление грудью, ношение на руках или за спиной и др.), когда взрослый по сути угадывает, предвосхищает нужды и потребности ребенка. Е.В. Субботский описывает традицию воспитания в одном из племен Африки: "У народа зунтвази (Юго-Западная Африка) принято привязывать малыша к спине. Вся дневная жизнь младенца проходит на спине или бедре матери; он бодрствует, играет с бусами матери, пассивно участвует в ее общении с другими людьми, спит... Дети зунтвази - "непрерывные сосуны": они требуют и получают грудь в среднем каждые полчаса" (Субботский Е.В. Золотой век детства. М., 1981. С. 27). Такая симбиотическая сращенность ребенка и матери не оставляет пространства для появления у ребенка средств общения (да в этом у него и нет потребности).

Однако в европейской традиции существует особая форма совместности взрослого и ребенка: "уход - приход". Режим жизнедеятельности "уход - приход" - это возобновление и прерывание общения ребенка и взрослого, привация и депривация первой фундаментальной потребности ребенка в постоянном пребывании, соприсутствии другого. Культура чувственно-эмоциональных разрывов и единений в со-бытийности (типа: сон-бодрствование, голод-сытость, взятие-невзятие на руки и др.) образует то пространство, где выращиваются и реализуются новые средства утверждения и подтверждения самости ребенка.

Вначале таким всеобщим средством оказывается сам близкий взрослый (его лицо, речь, ответные действия), позже - его предметные заместители (пустышка, громкая речь, игрушки и др.), которые выполняют представительную (за взрослого) функцию. Как заметил Д.Б. Эльконин, пустышка и покачивание - эрзацы, заменители взрослого, говорящие ребенку: "Все спокойно!", "Все в порядке!", "Я здесь". Только в домах младенца, при некоторых формах патологического развития (например, аутизм) предмет приобретает для ребенка полную заместительную функцию.

Именно в критических стадиях развития особенно важно определение адекватной, рационально организованной и последовательно реализуемой программы действий взрослого. Только в этом случае критическая (развивающая) ситуация решит свои задачи создания и формирования новых функциональных органов, обеспечивающих переход на новый виток развития. В этом смысле программа "ухода - прихода" развивает кризис уже сложившейся событийности (наиболее выраженной в "комплексе оживления") в направлении его продуктивного разрешения. Эта программа направлена на обнаружение и подтверждение индивидуальной формы жизнедеятельности ребенка, имеющей свой источник и своего носителя, к которому возможно личное обращение.

В кризисе новорожденности взрослый особым образом строит пространство со-бытия; его основу составляют не органические потребности ребенка, а потребности общения и взаимоотношений ребенка и взрослого. Взрослый обнаруживает в ребенке тот адресат, к которому возможно теперь личное обращение. Многочисленные проявления ребенка прочитываются и проговариваются взрослым как произвольные, имеющие автора, происходящие по воле самого ребенка ("Петя хочет", "Петя держит" и т.п.). Такое взаимодействие создает условия для передачи ребенку многообразных средств общения, ведущее место среди которых занимают эмоции. Общение в младенческом возрасте психологи обозначают как непосредственно-эмоциональное. Теперь уже все поведение ребенка прочитывается как "речь", требующая ответа: на плач - приход или предметное замещение, на улыбку - подтверждение своего присутствия (возня, ласковое обращение), на гуление - речь артикулированная или подражательная, на позу - взятие на руки и т.п.

В 3-4 мес. ребенок и взрослый начинают играть друг с другом "в разговор". Обычно взрослый начинает имитировать издаваемые ребенком звуки; ребенок же подражает звукам взрослого. Тем самым происходит встречное подражание голосовым реакциям.

Малыш реагирует на "разговор" взрослого смехом и звуками. Он начинает издавать характерные согласные звуки ("к-к", "х-х") - гукает. Эти звуки ничего не обозначают и даже ни к кому не обращены. Ребенок упражняется, он играет сам с собой, учится произносить звуки родного языка.

Около 4-х мес. гукание сменяется гулением. Дети с большим напряжением произносят высокие певучие звуки наподобие трели:

Привация (от лат. privatus

- частный), установление с кем-либо неформальных, эмоционально приязненных отношений. Депривация (от лат. depri-vatio - потеря, лишение)

- ограничение сферы общения ребенка с другими, блокирование возможностей развития специфически человеческих потребностей и способностей. Психическая депривация возникает чаще всего у детей, находящихся длительное время вне семьи, в учреждениях интернатного типа.

малыш перекликается со взрослым не только при непосредственной встрече, но и на расстоянии. Причем звуки он продолжает произносить и после прекращения общения со стороны взрослого. На 5 - 6-м мес. ребенок произносит звуки и производит разнообразные движения, чтобы привлечь к себе внимание взрослого - возникает адресованность звуков взрослому. После 6 мес. в речи младенца появляется лепет - слоги и звуки, которые перемежаются смехом и сопровождаются движениями. Лепет - особая форма самостоятельной деятельности ребенка, доречевое средство общения и способ выражения эмоционального состояния. С помощью лепета малыш выражает свои требования к взрослому: тянется к предмету и сопровождает движения звуками, обрывками слов.

Произнесение звуков ребенком основывается на подражании. Подражание выступает здесь как своеобразная форма общения и механизм развития речи. Исследования Л.Ф. Обуховой показали, что содержание подражания ребенка в возрасте 2 - 6 мес. составляют мимические и пантомимические движения, среди которых - высовывание языка, открывание-закрывание рта, качание головой, некоторые движения рук типа махания, стучания, сжимания-разжимания кулака, хлопков в ладоши. Предречевые вокализации ребенка имеют имитационный характер, они моделируют разные стороны речи взрослого - интонационную, ритмическую, фонематическую. Подражание ребенка первого полугодия жизни вокализациям и мимическим экспрессиям взрослого, совершающееся по механизму эмоционального заражения, может быть понято как встречный со стороны ребенка процесс, вносящий свой вклад в построение специфичного для человека способа общения (Обухова Л.Ф. Детская психология: теории, факты, проблемы. М., 1995. С. 322).

По своим основным процессам критическая стадия (кризис развития) в самом общем виде расслаивается так, что программа действий взрослого ориентирована на обособление (уход, невзятие на руки, нереагирование на плач, прямой запрет, замещение предметом и т.д.), в то время как программа поведения ребенка ориентирована на отождествление (улыбка, плач, гуление, двигательное возбуждение и т.д.). Складывающиеся в этих процессах телесно-поведенческие коммуникативные средства (со стороны ребенка) и предметные воплощения (со стороны взрослого) ложатся в основу будущих дифференцированных двигательно-поведенческих систем - речи, предметных действий, ходьбы - как действительно социальных средств для подлинного, теперь уже глубинного психологического единства двух близких существ.

Наиболее существенным содержательным приобретением критической стадии является со стороны ребенка - комплекс коммуникативных телесно-поведенческих средств; со стороны взрослого - предметность (вначале - телесно-олицетворенная - сам взрослый, позднее - все более натурально-вещная - предмет-игрушка). При этом способности формируются как принадлежащие одному из участников со-бытия, но ориентированные на другого: со стороны ребенка - способность быть коммуникативным для взрослого, со стороны взрослого - способность быть предметным для ребенка.

В ряде исследований отмечается, что на появление и голос взрослого ребенок демонстрирует максимум улыбок и вокализаций. Выявлено, что ко взрослому отсутствует привыкание, при этом, чем пассивнее взрослый, тем активнее ребенок. В свою очередь, к предмету у ребенка максимум сосредоточений и двигательных реакций, чем ярче предмет, тем интенсивнее. Но к предмету есть привыкание, однако, если с ним действует взрослый, то реакция на предмет резко усиливается (даже на тот, к которому уже случилось привыкание); взрослый как бы придает ему новую, более сильную привлекательность.

Все эти изменения существенно отличаются от многочисленных природно-органических проявлений ребенка в первом периоде развития. Появляются действительно целостные телесно-поведенческие по своей "материи", но социальные ("самостные") по своей функции новые органы субъективности. Наиболее важную роль в этом процессе играет лицо взрослого и реакция на него ребенка; лицо Другого - первый предмет и предмет всех предметов. В критической стадии Другой становится для ребенка его всеобщим мотивом - всех его действий, всего его поведения. Именно здесь формируется первая жизненная потребность (как требование ребенка) в постоянном, непрекращающемся соприсутствии взрослого в ситуации. Все средства телесно-поведенческой активности и инициативности ребенка направлены на упрочение, сохранение и восстановление единства, со-бытия, на отождествление ребенка со взрослым. Здесь взрослый впервые предстает как цель, здесь он не просто с ребенком, а для ребенка.

1.4. Младенчество - синтез чувственно-практической достоверности себя в мире (6 мес. - 12 мес.)

Становление практического взаимодействия ребенка и взрослого

В начале младенческого периода взрослый продолжает оставаться для ребенка смысловым центром всех его жизненных ситуаций - познания, общения, действия. Однако сам взрослый появляется перед ребенком в новом облике: сложившаяся со-бытийная общность все более перестраивается в направлении организации совместной деятельности с ребенком. Ребенок и взрослый становятся партнерами по эмоционально насыщенному практическому взаимодействию.

Характерно, что если в критической стадии наличествует безусловное требование о присутствии взрослого в ситуации, вплоть до своеобразного эмоционального симбиоза, то под воздействием обособительной программы взрослого "уход - приход" зазор между ними все более увеличивается. К середине первого года жизни комплекс оживления как целостная структура практически разрушается. Происходит это прежде всего за счет интенсивного формирования заместительной функции предмета. Наблюдается своеобразная "ненасытность" ребенка в предметных манипуляциях. Предмет все более становится посредником между ребенком и взрослым, поводом к практическому и игровому взаимодействию между ними.

Со второй половины первого года жизни прямое эмоциональное "слияние" (симбиоз) ребенка и взрослого вне содержания какого-либо практического взаимодействия ребенком отвергается. Ребенок фактически сам начинает опосредовать свою связь со взрослым тем или иным предметом. Он, например, перестает глядеть прямо в глаза взрослому: на расстоянии смотрит, а вблизи взгляд отводит. Но если в руках у взрослого предмет, то ребенок снова смотрит "глаза в глаза".

Хотя по внешнему облику предметные манипуляции воспринимаются как специальное отношение к предмету, тем не менее - это не предметная ситуация как таковая, а прежде всего социальная ситуация, ситуация общения, так как центром ее продолжает оставаться взрослый. Взрослый - главный организатор, помощник, средство, мотив реальности и целостности предметной ситуации. Но само предметное взаимодействие еще долго не отвечает структуре и функциям конкретного предмета.

Ребенок все более активен в привлечении взрослого к сотрудничеству, а не просто к присутствию в ситуации. Усиливается личная адресованность действий ребенка: многочисленные прикосновения с целью обратить внимание, передача игрушек взрослому, игры типа: "дай - на", "брось - подними" и др. Наблюдается стремление к получению оценки действия, получению личного признания, персонального обращения. Резко усиливается личная адресованность действий, в том числе и речеподобные обращения - лепетание, называние, указание. Активное стремление к общению выражается в том, что ребенок ищет взгляда другого человека, улыбается ему, лепечет, тянется к нему, хватает его и недоволен, когда тот удаляется.

Как установлено в психологических исследованиях, человеческое дитя появляется на свет без фиксированной потребности в общении со взрослым (Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. М., 1986). Общение ребенка и взрослого формируется прижизненно. С первых дней жизни мать обращается к младенцу как к полноценному субъекту и видит в нем уникальную и бесценную личность.

В этих исследованиях были выделены две формы общения ребенка и взрослого на первом году жизни. Первая форма общения - ситуативно-личностная представлена в первом полугодии жизни. В это время отношения ребенка и взрослого не опосредованы ничем; это чистое "бескорыстное" межличностное отношение, которое не зависит от конкретных характеристик взрослого. Хотя уход за ребенком связан с многочисленными предметными действиями, эта предметность еще не включена в отношения с ребенком. Ребенок также не выделяет собственной телесности. В этот период ребенок еще не реагирует на содержание обращений взрослого. На все слова и интонации он отвечает яркими положительными эмоциями. Ребенок одинаково радуется всем взрослым, которые обращаются к нему. Он еще не боится и не отворачивается от посторонних людей. Узнавание близких взрослых проявляется в более ярких положительных эмоциях при встрече с ними.

Вторая форма общения - ситуативно-деловая - начинает складываться вместе со становлением предметных манипуляций примерно на 6-м мес. жизни. С возникновением акта хватания во взаимоотношениях ребенка и взрослого впервые появляются прагматические и функциональные аспекты: младенец требует от взрослого новых предметов и самого взрослого рассматривает как интересный предмет. Взрослый начинает выступать для ребенка в функции средства для его предметных манипуляций. При отсутствии интересных предметов младенец ждет и ищет каких-либо действий или движений. Отношения со взрослым впервые опосредствуются предметами или действиями.

Переход ребенка к новой форме общения сопровождается очевидными изменениями в поведении: прежнее - чисто эмоциональное общение больше не устраивает детей. Свое желание действовать вместе со взрослыми они выражают позами, жестами: протягивают предмет, приглашая к совместной игре, изображают желаемое действие движениями и звуками. Все действия окрашены яркими эмоциями, однако не только положительными, как это было в первом полугодии. Ребенок может выражать обиду или гнев в случае отказа взрослого от сотрудничества, испытывает радость и благодарность, когда взрослый включается в совместную игру.

В промежутках между 5-м и 8-м мес. малыш начинает играть со взрослыми в такие игры, как "ку-ку", "до свидания"; им нравиться передавать взрослому какой-нибудь предмет и получать его обратно. Типичной игрой ребенка со взрослым является следующая: ребенок роняет какой-либо предмет и ждет, когда взрослый поднимет и подает ему его, затем действие повторяется снова. Детям этого возраста нравятся игры в прятки: прятаться под одеялом или закрывать глаза руками. В младенческом возрасте дети начинают действовать "понарошку", т.е. представлять предметы, события с помощью действий. Например, ребенок может изображать, что он спит, склонив голову на сложенные ладони.

Во второй половине младенчества ситуация непосредственного эмоционального слияния ребенка и взрослого (симбиотическая связь) все более уступает место телесной выделенное™ из ситуации чувственно-аффективной слитности. Простое уподобление, приспособление как формы единения ребенка и взрослого все более уступают место развернутому подражанию. В подражании ребенок сливается с образцом, но что характерно - он подражает только тем взрослым, к кому испытывает любовь и привязанность. Общность ребенка и взрослого есть внутренняя основа, мотивация подражательных действий ребенка. В подражании он соединяется с тем, кому подражает. Подражательные действия возникают только тогда, когда имеется персональная общность между младенцем и тем, кому он подражает.

Со второй половины младенчества подражание все больше становится воспроизведением нового, того, чего еще не было в поведении ребенка. Ребенок воспроизводит специфические движения взрослого, представляющие собой коммуникативные жесты ("Иди сюда", "Помаши тете ручкой") или движения, входящие в состав действий с определенными предметами ("укачивание" и "ходьба" куклы, "расчесывание волос"). Л.Ф. Обухова называет такую форму подражания копированием.

В этот период появляется практическая согласованность действий ребенка с действиями других людей. Такие действия становятся основой выделения своего тела. Возникает двигательное пространство как единство движения и среды, которое формируется в движении - ползании, перемещении с помощью взрослого. Появляются результативные и соотносительные действия: координация места и движения, сенсомоторные координации.

Богатый двигательный репертуар, сенсомоторная координация, личная адресованность действий ребенка, требование сотрудничества, практического взаимодействия, телесная обособленность в конце первого года жизни столь значительны, что позволяют взрослому видеть все проявления ребенка как непрерывную, разворачивающуюся во времени целевую программу его поведения. Эта программа обнаруживается как новая, достаточно субъективированная речь ребенка, но речь "отелесненная", как "говорящее бытие", легко читаемое и взрослым, и ребенком. Это и есть язык реальной жизни как система скоординированных действий, состояний, схем поведения участников со-бытия. Это есть также и их со-знание, которое вплетено в язык реальной жизни.

Общий смысл программы действий взрослого в стабильной стадии развития (младенчество) состоит в отождествлении: в постоянном участии в сотрудничестве, в парных играх с ребенком, в уподоблении некоторым его поведенческим формам, в выявлении, в поддержке и помощи в реализации желаемого поведения ребенка. Эта в общем смысле подражательная программа взрослого формирует у ребенка вполне определенные средства обособления, инициирующие его самостоятельное поведение.

Основные результаты развития на ступени оживления

Стадия младенчества завершает первую ступень жизни ребенка - ступень оживления. Малыш все больше времени проводит в вертикальном положении, поле его зрения становится теперь гораздо шире, чем раньше. Он может видеть множество вещей, они его привлекают, но он еще не способен дотянуться до них; перед ним ситуация естественного препятствия в достижении желаемого. В 6 - 7 мес. он научается сидеть, к 8 мес. научается ползать. Некоторые малыши начинают ходить боком, держась за опору. К окончанию периода младенчества большинство детей осваивают прямохождение. Ребенок встает, опираясь на мебель или с помощью взрослого. За умением вставать вскоре приходит умение ходить: сначала с опорой на тот или иной предмет, а к году - самостоятельно. Это первые двигательные успехи, связанные с работой крупных мышц тела. Они очень много значат для ребенка, и он проводит много времени, совершенствуясь в этих умениях.

Большую часть времени ребенок проводит сидя. В этом возрасте дети очень любят ронять или бросать на пол разные предметы, а также стучать ими по какой-нибудь поверхности. Игра с маленькими предметами - любимое занятие малышей в этой стадии развития. Они действуют с предметами, используя приобретенные двигательные навыки доставания, похлопывания, выпускания из рук. Способность сидеть без поддержки увеличивает возможности ребенка в бросании на пол предметов и получении знаний об их свойствах.

Во второй половине года младенец уже не удовлетворяется в игре только одним предметом. Он действует предметом, используя его как удлинение своей руки, двигая им по другому предмету, стучит по нему, ударяет, трет и т.п. У 7-месячного ребенка появляется новая активность в отношении предмета: изменение его формы посредством сжатия, комкания, растягивания и разрывания. Хватание становится все более совершенным: в 8 мес. ребенок может перекладывать предметы из одной руки в другую; он способен захватывать предмет двумя пальцами, используя большой палец в качестве опорного.

В возрасте 7 - 10 мес. формируются соотносимые действия: ребенок может манипулировать с двумя объектами одновременно, отдаляя их от себя и соотнося их между собой; ребенок отводит объект от себя, приближая его к другому объекту, чтобы положить, поставить или нанизать на него. К концу младенческого возраста возникает этап функциональных действий: нанизывания, открывания, вкладывания и т.п. Все эти действия с предметами свидетельствуют о начале формирования предметно-действенного мышления.

Малыши в этот период жизни очень контактны. Но отношения ребенка к людям все больше дифференцируются: он оказывает предпочтение матери и другим близким членам семьи. В этот период появляется истинное удовольствие от длительной игры со взрослыми. С посторонними людьми он становится временами застенчивым и настороженным. Уже в 6 мес. можно обнаружить проявления у ребенка тревоги при виде незнакомого человека. Расположение к окружающим может поколебаться от прорезывания зубов. Напряженность и робость при виде посторонних людей меньше заметны у ребенка в доме. В гостях эти состояния выражены ярче: ребенок старается держаться вблизи матери, менее охотно идет на контакт с другими, даже близкими (бабушкой, дедушкой и другими).

Достаточно распространенным в конце первого года жизни становится страх перед незнакомыми людьми. При приближении незнакомцев ребенок морщит лицо, переводит взгляд с него на мать и через несколько секунд начинает плакать. Если незнакомец подойдет к малышу медленно, заговорит с ним мягко, начнет с ним играть, возможно малыш и не проявит беспокойства. Но ребенок наверняка испугается, если незнакомый взрослый подойдет к нему быстрым шагом, будет вести себя шумно, попытается взять ребенка на руки.

У младенцев старше 6 мес. начинает проявляться привязанность к определенным людям. Обычно первым объектом привязанности является мать. Через два-три месяца большинство детей начинают проявлять привязанность к отцу, братьям и сестрам, бабушкам и дедушкам.

Установлено, что для младенца оптическое, зрительное отдаление предмета означает также психическое отдаление, пропорциональное расстоянию младенца от предмета; происходит ослабление эмоционального притяжения к предмету. Вместе с пространственным удалением контакт между младенцем и предметом прерывается. Мир на расстоянии как бы не существует для него. Но, когда младенец уже перестает тянуться к отдаленному предмету, очень легко можно возобновить его попытки и снова вызвать живой интерес и живое обращение к предмету, если взрослый поместится в непосредственной близости от предмета. Приближение взрослого к предмету означает для ребенка и близость предмета. Взрослый человек - центр всякой ситуации в младенческом возрасте. Смысл всякой ситуации для младенца определяется в первую очередь этим центром.

К концу первого года жизни дети начинают понимать, что старшие могут им помочь и преднамеренно ищут их помощи. В этот же период возникает еще одна важная социальная способность: поиск одобрения у взрослого за выполнение даже простого двигательного акта. На этот период приходится постепенное снижение интереса ребенка к взрослому - близким, матери - и повышение интереса к предметам. Однако в целом интерес к людям в этот период превышает интерес ребенка к предметам.

К концу первого года жизни у ребенка появляются первые слова. Но до того, как ребенок произнесет первые настоящие слова, он будет выражать потребность в помощи пристальным взглядом, жестами, вокализацией. Речь возникает не сразу в какой-то определенный момент: постепенно случайные звуки сменяются вокализацией, а затем словами. Ребенок начинает избирательно реагировать на слова, называющие его близких, его самого, домашних животных, игрушки. Ребенок реагирует на свое имя, смотрит на других членов семьи при назывании их, справляется с простыми просьбами: прекратить какое-либо действие, отдать предмет и др. В это же время начинает произносить свои первые слова. Ранняя речь ребенка вырастает из доречевых жестов, с помощью которых малыш передает сообщение взрослым. Ребенок говорит с целью повлиять на окружающих. Однако здесь как ни в какой другой сфере развития ребенка отмечаются большие индивидуальные различия. Некоторые дети могут не говорить до полутора, а то и до двух лет и это находится в пределах нормы.

Вся первая ступень развития внутреннего мира человека обозначена как ступень "оживления". В самом наименовании ступени подчеркивается, что данный процесс имеет в большей степени безличный характер: не сам ребенок оживляется, а происходит его оживление. Ни ребенок, ни взрослый по отдельности не являются авторами этого процесса. Они выступают со-авторами, хотя их совместно обеспечиваемое направление развития ориентировано в сторону все большего авторства ребенка и все большего со-присутствия взрослого. Основное направление развития младенца состоит в том, что для его активности открыт только один путь к внешнему миру - путь, пролегающий через Другого, взрослого. Совершенно естественно поэтому ожидать, что прежде всего должна дифференцироваться, выделиться, оформиться в переживаниях младенца его совместная деятельность со взрослым в конкретной ситуации.

Кардинальное приобретение всей ступени развития - это подлинный синтез человеческого тела, его "оживление" в сенсорных, двигательных, коммуникативных, сознательных измерениях. Этот уровень телесной организации оказывается фундаментом двух последующих эпохальных событий человеческого развития - словесной речи и прямохождения.

В ходе развития нарастает активность младенца, повышается его энергетический тонус, совершенствуются его движения, крепнут ноги и руки, возникают новые формы поведения, новые формы общения с окружающими. Благодаря этому, расширяется круг его отношений с действительностью, многообразнее становятся связи со взрослым, увеличивается основное противоречие между возросшей сложностью и многообразием социальных отношений ребенка и невозможностью прямого общения с помощью речи.

Доречевое развитие ребенка знаменательно тем, что здесь прежде всего формируются перцептивно-динамические и валентные (побудительные и притягательные) "функциональные органы", лежащие в основе чувственности и восприятия. Основные перцептивные категории (пространство, время, движение, цвет и др.), а также энергодинамические и валентные содержания взаимосвязей возникают так рано и оказываются такими надежными практическими ориентирами в сфере отношений людей и вещей, что впоследствии они редко и в исключительных обстоятельствах становятся предметом рефлексивного сознания.

Задолго до концептуализации и персонификации внутреннего мира чувственность уже реально включена в тот "слой" со-бытия, где еще нет нужды осознавать себя действующим, чтобы действовать. Чувственность, а точнее - чувственно-практический опыт, включающий в себя особые, сложные образования (установки, потребности, устойчивые схемы поведения, скоординированные движения и т.д.), и есть та первая форма и то первое содержание внутреннего мира человека, где нет еще субъект-объектного противостояния. Здесь формулой сознания является "пра-мы" (Л.С. Выготский), прообразом деятельности - "живое движение" (А.Н. Бернштейн), формой общения - "сопричастность" (А. Леви-Брюль). "Пра-мы" - первоначальное сознание психической общности, которое предшествует сознанию самости, себя. У ребенка нет сознания как самосознания, позволяющего судить о собственном существовании. О ребенке можно сказать, что его сознание - это вплетенное в совместную жизнедеятельность сознающее впечатление.

К концу младенческого возраста дети обнаруживают большую подражательность, повторяя за взрослыми многие действия. После того как они добиваются первого успеха в подражании простейшим действиям взрослого (в первую очередь - предметным), в действиях детей все более проявляются простейшие акты мышления. В самих попытках предметного действования возникает для ребенка проблемная ситуация, которую он стремится разрешить путем манипулирования с этими предметами. Мышлению ребенок учится в действии, подражая своим собственным и чужим действиям или движениям.

Субъектность ребенка первого года жизни обнаруживается как телесно-чувственная достоверность мира и как практическая неопровержимость мироощущения и самоощущения. В основе этих образований субъектности лежит именно практическое сознание, которое телесно (не организменно, а функционально) и предметно (игрушки, вещи, обстановка) воплощено в со-бытии. Такое сознание еще не субъектно, так как отдельного индивидуального субъекта пока нет. Это сознание не принадлежит ребенку как отдельному индивиду, но и неотторжимо от него; оно действительно вплетено в реальное со-бытие как сознание-запечатление, как "вторая природа" ребенка.

В процессе общения ребенка и взрослого (их эмоционально насыщенного сотрудничества) формируется целостное новообразование субъектности ребенка, как бы центрирующее его внутреннюю жизнь и опосредствующее его поведение в ответ на воздействия внешней среды. Это образование выражается в эмоционально окрашенном самоощущении, ощущении защищенности и доверия к окружающему миру. Чувство защищенности проявляется в том, что дети могут легко переносить отсутствие матери, чувствуют себя спокойно в обществе посторонних. Они любознательны, довольно легко отходят от матери, занимаясь изучением обстановки.

При неблагополучных условиях воспитания чувство защищенности и доверия к окружающему миру может не сформироваться; это приводит к нежелательным формам поведения и неблагополучию в развитии младенцев.

"Продолжительная госпитализация, - отмечает Г. Крайг, - замедляет развитие когнитивных и сенсомоторных навыков младенцев. Еще более негативное действие оказывает на эмоциональное развитие ребенка социальная депривация. Младенцы, за которыми ухаживают постоянно сменяющие друг друга люди, удовлетворяющие лишь их основные физические потребности, не в состоянии развить отношения привязанности. Нарушается согласованность и непрерывность реакций младенца и воспитателя друг на друга; социальная интеракция, которая обеспечивает возможность выражения эмоций, отсутствует... Результатом становится глубокая апатия, уход в себя и, как правило, угнетение различных функций ребенка, что со временем приводит к развитию неадекватной личности" (Крайг Г. Психология развития. СПб., 2000. С. 309-310).

Сравнительное изучение детей, воспитывающихся в семье и в домах ребенка, проведенное отечественными психологами, выявило существенные различия в их поведении и развитии.

"Ребенок первого года жизни, воспитывающийся в семье, представляет собой самое жизнерадостное и счастливое существо в мире. Он максимально открыт людям, доверчив и доброжелателен, всегда готов к общению. Его бесконечно радует все вокруг, все вызывает интерес и любопытство: люди, игрушки, животные, происходящие события; свои чувства малыш выражает незамедлительно и бурно. Иная картина наблюдается в домах ребенка. Уже в первом полугодии жизни весь облик малыша отличает его от ровесников, воспитывающихся в семье. Это гораздо более спокойное, недокучливое и некапризное существо. Хотя ребенок и выражает радость при обращении взрослого или при виде игрушек, его нельзя назвать счастливым. Большую часть времени бодрствования малыш проводит в безучастном созерцании потолка, сося палец или игрушку. Время от времени он оживляется, увидев взрослого или встретившись взглядом с другим ребенком, но быстро отвлекается и вновь застывает в неподвижности, глядя в одну точку. Малыш слабо интересуется окружающим, не может найти себе увлекательное занятие, мало радуется, молчалив и пассивен. Даже капризничая, он выражает не столько протест, сколько отчаяние" (Психическое развитие воспитанников детского дома / Под ред. И.В. Дубровиной, А.Г. Рузской. М., 1990. С. 27).

Чувство защищенности и доверия к окружающему миру составляет фундаментальную основу становления субъектности ребенка на следующей ступени. Само это психологическое образование в дальнейшем не растворяется, а дифференцируется и обогащается.

2.1. Кризис младенчества - обретение субъектности в действии (11 мес. - 18 мес.)

Феноменология кризиса младенчества

Кризис младенчества стоит в начале новой ступени психического развития ребенка - одушевления. Два главных события лежат в начале кризиса младенчества - прямохождение и речь. Способности передвигаться без помощи взрослого и строить с ним речевое общение обусловливают появление трудностей и противоречий в развитии ребенка в период от года до полутора - двух лет.

С началом самостоятельной ходьбы значительно расширяется жизненное пространство ребенка и круг непосредственно доступных ему предметов. Прямохождение изменяет характер контакта ребенка с предметами: он может не только рассматривать ранее недоступные ему предметы, но и потрогать их, действовать с ними. Самое главное - ребенок попадает в то же четырехмерное динамическое пространство, что и взрослый. Он начинает ориентироваться не только среди предметов, относящихся непосредственно к нему, но и среди предметов и явлений, относящихся к взрослым, к их жизни и деятельности. Самое главное, ходьба дает возможность приблизиться к желанному предмету, взять его и действовать с ним. При этом на первых порах овладение ходьбой выступает для ребенка как особая потребность и задача, поощряемая и поддерживаемая взрослыми. Начало второго года жизни - это время необычайной подвижности, буквально действенной ненасытности (телесный голод к движениям), идет интенсивное практическое освоение своего движущегося тела - орудия всех орудий - и построение жизненного пространства с помощью этого универсального орудия.

С года начинается период интенсивного развития речи ребенка. Примерно к 11 мес. дети все чаще и чаще обращаются к ухаживающему за ним взрослому. Эти обращения связаны, как правило, с какой-либо просьбой. Реагирование взрослого на просьбу, понимание желания ребенка и исполнение ее выступают необходимыми моментами развития речи детей. В кризисе младенчества речевые способности ребенка развиваются очень быстро. Особенно быстро растет пассивный словарь ребенка: от десятка слов в один год до нескольких сотен понимаемых слов к двум годам. Ребенок знает по именам свое ближайшее окружение, способен понять довольно много простых указаний, включая запреты и предостережения.

Большинство детей в этот период начинают говорить, т.е. овладевают активной речью. Речевое развитие ребенка впрямую связано с возникновением его сознания, приводит к изменению социальных отношений ребенка и взрослого. Появление первых слов, с которыми ребенок обращается ко взрослым, составляет важное содержание кризиса младенчества.

Первые активно употребляемые ребенком слова имеют ряд особенностей, отличающих их от речи взрослых. Эти отличия настолько существенны, что ряд исследователей называют начальную детскую речь ребенка автономной речью. Л.С. Выготский выделяет четыре основных признака автономной речи. Во-первых, звуковой состав слов, употребляемых ребенком, резко отличается от звукового состава слов нормативного языка. Между речью взрослого и речью ребенка существуют большие фонетические различия. Используемые детьми слова, как правило, представляют собой обрывки слов взрослых, искаженные слова языка, звукоподражательные слова, вовсе непохожие слова и т.п.

Во-вторых, слова автономной речи отличаются от речи взрослых по значению. Первые детские слова многозначны, т.е. относятся не к одному, а к ряду предметов. Многие дети, например, называют словом "кх-кх" кошку, мех, волосы, другие мягкие и пушистые предметы. В-третьих, общение с помощью автономной речи возможно только между ребенком и взрослым, который понимает значение его слов, может "расшифровать" смысл уникальных слов ребенка. Поэтому, как правило, речевое общение между ребенком и взрослым первоначально возможно только в конкретной ситуации. Слово может быть употреблено в общении только тогда, когда предмет, обозначаемый им, находится перед глазами.

В-четвертых, отличительной особенностью автономной речи является то, что возможная связь между отдельными словами также чрезвычайно своеобразна. Этот язык аграмматичен, не имеет предметного способа соединения слов и значений в связную речь. Ребенок объединяет слова в предложения по логике желания, аффекта.

Л.С. Выготский высказал предположение, что главной причиной негативизма ребенка этого возраста (кризиса первого года жизни) является непонимание взрослым ребенка. Из трудностей взаимного понимания, точнее - из непонимания взрослым ребенка, вытекают все негативные формы его поведения (Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6т. Т. 4. М., 1984. С. 326-328).

О начале новой ступени в развитии ребенка свидетельствует новое поведение ребенка. В связи с кризисом у ребенка появляются первые акты протеста, оппозиции, противопоставления себя взрослому. Негативизм во взаимоотношениях со взрослыми фиксируется как нормальное явление в развитии ребенка второго года жизни. Ребенок начинает вести себя как независимое существо, сопротивляется самым простым требованиям и указаниям взрослых.

Это время, когда ребенок стремится противопоставить свою волю воле ухаживающего за ним взрослого. Он проявляет самостоятельность - слова "нет", "не буду", "не хочу" становятся для него обычными. Обычным делом становится и неподчинение ребенка указаниям и требованиям взрослого. Конфликтные ситуации возникают в этот период у ребенка и со старшими своими братьями и сестрами. В отношении их он может вести себя агрессивно.

Негативные реакции ребенка в кризисном возрасте иногда выявляются с очень большой силой и остротой. Обычно ребенок, которому в чем-то отказано или которого не поняли, обнаруживает резкое нарастание аффекта: бросается на пол, отказывается ходить и т.п. В своем поведении ребенок как бы возвращается к более раннему периоду своего развития. Все дети этого периода проявляют подобные реакции, даже те из них, которые развиваются благополучно. У некоторых детей негативизм может продолжаться 6 - 7 мес. Все зависит здесь от поведения взрослых, от их терпения, мудрости и тактичности.

Становление предметного отношения к миру

Прямохождение и речь резко изменяют ситуацию развития на втором году жизни ребенка. Самостоятельное перемещение в пространстве и новый характер отношений ребенка к предметному миру приводят к изменению отношений ребенка и взрослого. Расширение круга доступных предметов, тенденция к овладению и действию с ними еще больше обостряют потребность ребенка в общении со взрослыми. Невозможность обойтись во взаимодействии с предметами без участия взрослых ставит ребенка перед необходимостью еще более интенсивного общения с ними. Переход на речевое общение, автономность первоначальной детской речи приводят к частому непониманию взрослым ребенка. Неудачи в выполнении тех или иных действий с предметами, непонимание взрослыми желаний ребенка или запрещение тех или иных его действий впервые начинают вызывать негативные эмоционально-аффективные реакции со стороны ребенка.

Решающее значение в провоцировании аффективных реакций ребенка имеют запреты взрослого. Именно в период начала прямохождения взрослые впервые сталкиваются с необходимостью запрета тех действий, которые невозможны или небезопасны для ребенка. До этого момента все предметы он предлагал ребенку сам, а все его требования удовлетворялись. У детей развивается понимание постоянства предмета, формируется план представлений. "...Дети, - пишет Л.И. Божович, - становятся способными действовать не только под влиянием непосредственно воспринимаемых впечатлений, но и под влиянием всплывающих в их памяти образов и представлений" (Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе //Вопр. психол. 1978. №4. С. 29). С появлением представлений, как регуляторов поведения, в жизнь ребенка входят стремления как отсроченные или нереализованные желания. "Именно с возникновением первого запрета, ограничения для ребенка, - пишет К.Н. Поливанова, - впервые возникает его собственное стремление как таковое... С появлением первого запрета собственное побуждение, стремление оказывается представленным ребенку. Невыполнение требования порождает стремление, которое ребенок эмоционально проживает, тем самым узнавая" (Поливанова К.Н. Специфические характеристики развития в переходные периоды (кризис одного года) // Вопр. психол. 1999. №1. С. 45).

Появление негативизма у детей этого возраста - совершенно нормальное явление. Годовалого ребенка очень легко отвлечь: если малыш начал играть с опасным предметом, то его можно отвлечь, подменить предмет интереса, изменить ситуацию и т.п. На ребенка периода кризиса (негативизма) отвлечение уже не действует. Именно в этом возрасте большинство детей заявляют о себе. Л.И. Божович отмечает, что в начале второго года жизни наступает момент, когда ребенок перестает покорно подчиняться взрослому, а взрослый уже не может управлять его поведением при помощи организации внешних воздействий.

В кризисе первого года жизни ребенок всем своим поведением обособляется от непосредственно-практической связности со взрослым, настаивает на своей независимости, демонстрирует негативизм, если блокируются его исследовательская инициатива, действия с предметами и т.п. В кризисе младенчества процессы развития необычайно ускоряются. Как только оформляется телесная обособленность, целостность, относительная индивидуальность ребенка, он становится активным участником всех последующих изменений и субъектных приобретений.

С этого периода необходимо определять и строить особые системы обособления и отождествления как для ребенка, так и для взрослого. С этого возраста со всей остротой заявляет о себе главное противоречие нашей культурной ситуации: противоречие между системой мер и средств, обеспечивающих индивидуализацию развития ребенка, и системой средств, сохраняющих внутреннее единство, сродство, общительность ребенка с другими. Ребенок и взрослый должны быть способны одновременно кооперироваться с другими и обособляться, индивидуализироваться от всякой жестко заданной общности - в противном случае сама возможность личностного развития исключается.

Автономной речью, практическими действиями, негативизмом, капризами ребенок обособляется от взрослых (прежде всего - от матери как эмоционального центра), настаивает на своей самости. В то же время бурно развиваются подражательные действия (прямое отождествление) в практическом сотрудничестве, которое необходимо всячески поддерживать, так как эти действия есть средства социальной кооперации, развития социального интеллекта.

Взрослому следует признать возросшие возможности и самостоятельность ребенка, не злоупотреблять запретами, а предложить ему новые формы сотрудничества, основанные на предметных действиях. Взрослый должен также обособляться от инфантильных, чувственно-эмоциональных форм симбиоза (сюсюканья, взятия на руки и т.п.); необходимо обеспечить ребенку опыт самостоятельности ("Ты сам!", "Ты уже большой!"). Но он же должен и сознательно отождествляться с активной жизнедеятельностью ребенка, быть соучастником его бытия в совместной деятельности, в самообслуживании, в игре, прогулке, разделять с ним ответственность за возможные промахи и неудачи. Взрослому необходимо уметь преодолевать неадекватное обособление ребенка, замыкать его на себя, особенно в опасных для ребенка ситуациях, либо в случаях, когда ребенок заигрался и т.п. Система отношений и связей взрослого и ребенка в со-бытии - это тонко дифференцированная, не однотипная и не однообразная программа взаимодействий.

Именно на мощной потребности, с одной стороны, в своей самостоятельности, которую необходимо обеспечивать и поддерживать, а с другой - на потребности в сотрудничестве со взрослым легко строить взаимоотношения с ребенком: он быстро и без проблем переключается на другое, отвлекается, включается в новую ситуацию, если видит возможность проявить свою самостоятельность и активность. Например, если ребенок просится на руки, то ему можно предложить "забраться в гору" (по лестнице вверх); если не хочет мыться, то предложить "устроить купание в море" (в ванне) и т.п.

Негативизм в поведении ребенка, аффективные вспышки являются симптомом назревших противоречий между возросшими потребностями ребенка и возможностями его действий с предметами, противоречий между новыми потребностями и прежними отношениями со взрослыми, когда активность ребенка прямо опосредовалась деятельностью взрослого. Эти противоречия разрешаются через возникновение собственно речевого общения со взрослыми и новых отношений с ними. Отношения ребенка и взрослого становятся предметно опосредствованными; возникает новое отношение ребенка к миру - предметное отношение. Оно осуществляется ребенком не самостоятельно, а совместно со взрослыми и на основе речевого общения. В процессе совместной предметной деятельности происходит зарождение субъектности ребенка, развитие сознания собственной самости, начинается действительное одушевление само-бытия ребенка.

С этой стадии начинает интенсивно оформляться сознание "Мы". Именно в критической стадии лежит начало формирования такой структуры сознания как "Мы - Они". Появляются страхи по поводу неожиданных впечатлений, подозрение к незнакомым взрослым, вообще - боязнь чужих, как противостоящих ("Они"). Все это иногда приводит к инфантилизации поведения ребенка: нежелание спать отдельно, просьбы к взрослому взять на руки, требование, чтобы покормили из ложечки и т.п.

Ребенок в этом возрасте тянется к взрослому, льнет к нему. Иногда взрослому легче удовлетворить интерес ребенка к себе, чем найти ему какое-либо занятие или отослать играть одного, особенно если это предложение вызывает у ребенка обиду. Но практиковать такое поведение не следует. Интерес маленького ребенка к близкому человеку - это, с одной стороны, норма, а с другой - признак того, что ребенок неправильно развивается, что он еще не преодолел непосредственную связность со взрослым.

К концу критического периода ребенок должен располагать многими социальными навыками: привлечь и удержать внимание взрослого, вовлечь его в свои дела и занятия и т.п. В кризисе младенчества складывается новая форма со-бытия: если первоначально (в новорожденности) она была витально-органической, затем (в младенчестве) - чувственно-практической, то теперь (на пороге раннего детства) складывается буквально родовое (кровнородственное) единство. Носителем родового единства оказывается не просто индивидуализированная телесность, а телесность сознаваемая, психологическая, поведенчески со-организованная с жизнедеятельностью других - родных и близких. В практике общественного воспитания детей этого возраста (с 1 года 2 мес) рекомендуется выделять в новую возрастную группу. Воспитательный подход, вполне адекватный для первого года жизни, оказывается непригодным для детей старше года и вызывает у них сопротивление и капризы.

2.2. Раннее детство - синтез самости (1 год 3 мес. - 3,0 года)

Co-организованная жизнедеятельность взрослого и ребенка

Закономерности развития ребенка от полутора до трех лет во многом определяются характером и способом со-организаации его совместной жизнедеятельности со взрослым. Деятельность и роль взрослого в период раннего детства изменяются; в связи с возросшими возможностями ребенка взрослые все чаще привлекают его к самообслуживанию и другим целостным формам совместной жизни. Меняется роль взрослого в сфере отношений ребенка с предметами: взрослый передает ему общественно выработанные, специфически человеческие способы употребления тех или иных предметов. Взрослый все более и более выступает теперь уже не только со стороны удовлетворения основных потребностей, но главным образом как носитель общественного опыта действий с предметами, которыми овладевает ребенок, и как организатор, руководитель его ориентировки во все расширяющемся жизненном пространстве.

Co-бытие взрослого и ребенка в раннем детстве - это их совместная, со-организованная жизнедеятельность, опосредствованная предметными действиями (действиями - теперь уже по логике предмета). Л.Ф. Обухова отмечает, что социальная ситуация развития в раннем детстве выражена в схеме: "ребенок - ПРЕДМЕТ - взрослый" (Обухова Л.Ф. Детская психология: теории, факты, проблемы. М., 1995. С. 213). Основные интересы ребенка переносятся в область овладения способами действия с предметами. В этот период у него формируется множество орудийных и предметно-практических действий. Взрослый приобретает роль наставника, сотрудника и помощника в овладении ребенком предметными действиями. Непосредственно-эмоциональные связи и отношения ребенка и взрослого преобразуются в предметно опосредствованные.

Освоение предмета, овладение предметным действием происходит в ходе подражания действиям взрослого с этим предметом. Именно в этом периоде впервые возникает задача обучения ребенка способу действия с предметом со стороны взрослого и научения этому способу со стороны ребенка. Одновременно с подражанием действию ребенок осуществляет рефлексию способа его употребления. Средством рефлексии выступает общение взрослого и ребенка с помощью речи. Сопряженная работа этих механизмов обеспечивает усвоение предметных действий в раннем детстве.

Психологические механизмы освоения ребенком предметных действий в раннем детстве исследовал Д.Б.Эльконин (Эльконин Д.Б. Избр. психол. труды. М., 1989. С. 130-141). Он установил, что и функция (назначение), и способ использования предмета задаются ребенку взрослым. В совместной деятельности взрослый передает ребенку общественно выработанные способы употребления предметов; в ней взрослые организуют действия ребенка, а затем осуществляют функции поощрения и контроля за ходом формирования этих действий. В этом процессе слиты воедино усвоение общественной функции предмета и способов оперирования с ним.

Для ребенка смысл производимого им действия заключается в том, что оно производится или совместно со взрослым, или ради выполнения поручения взрослого. Это означает, что смысловой центр ситуации, в которой происходит усвоение предметных действий, - взрослый и совместные действия с ним. При этом общий смысл может быть реализован только в том случае, если действие производится так, как показал взрослый. Именно на этой основе происходит своеобразная "ритуализация" порядка выполнения действий, в процессе которой устанавливается их соответствие некоторому образцу.

Ребенок перестает обращаться к взрослому за подтверждением правильности производимого действия только тогда, когда оно освоено (ребенок владеет им в самостоятельной деятельности), т.е. когда образец действия ребенком уже построен. На всех этапах его формирования ребенок постоянно строит этот образец, а так как носитель образца - взрослый, то и сам процесс формирования образца действий для ребенка имеет смысл его отношений со взрослым. Даже на последнем этапе освоения действия, когда кажется, что ребенок ориентирует отдельные операции на те или иные физические свойства предмета, в действительности ориентация опосредствована отношением со взрослым.

Таким образом, процесс овладения предметным действием неразрывно связан с построением самим ребенком образа этого действия, тождественного тому образцу, носителем которого выступает взрослый. И именно этим формирование предметных действий отличается от других видов действий - функциональных, результативных, игровых.

Д.Б. Эльконин установил, что формирование игровых действий составляет особую линию развития в раннем детстве. Эти действия отличаются от действий с предметами тем, что не требуют таких устойчивых и однозначных операций, как орудийные действия. Первоначально игрушка выступает для ребенка как предмет, лишь постепенно она становится для него собственно игрушкой - предметом, изображающим "настоящие" предметы и порождающим игровые ситуации.

В усвоении предметных действий важная роль принадлежит речи. С помощью слова взрослый привлекает внимание ребенка к предмету, направляет и организует его действия, определяет их содержание. Речь выступает в качестве носителя опыта действий: в ней опыт закреплен и через нее передается.

В сотрудничестве со взрослым происходит усвоение ребенком активной речи. Исследования, проведенные М.Г. Елагиной (под руководством М.И. Лисиной), показали, что процесс формирования употребления (использования) слов ребенком происходит в следующей последовательности: надо обратиться к взрослому; надо обратиться к взрослому посредством слова; надо обратиться к взрослому посредством определенного слова. На последнем этапе ребенок активно ищет и создает ту артикуляционно-произносительную (фонетическую) форму, которая является образцом используемого слова (Елагина М.Г. Влияние некоторых особенностей общения на возникновение активной речи в раннем детстве //Вопр. психол. 1977. № 2).

Таким образом, общение выступает в раннем детстве как средство осуществления предметных действий, как орудие для овладения общественными способами употребления предметов. В общении по поводу совместной со-организованной жизнедеятельности со взрослым формируется и сама активная речь ребенка. Автор одной из наиболее значительных работ в области усвоения языка Р. Браун выделил в языковом развитии пять стадий. Для первой стадии характерны двухсоставные предложения (так называемая телеграфная речь), включающие существительные, глаголы и прилагательные. На второй стадии дети строят более длинные высказывания с использованием правил словоизменения. Они способны образовать формы прошедшего времени глаголов и множественного числа существительных. На третьей - дети научаются видоизменять простое предложение: образуют отрицательные и повелительные предложения, задают общие вопросы, осваивают действительные и страдательные обороты. На 4 и 5-й стадиях дети научаются пользоваться придаточными предложениями, в том числе сложносочиненными и сложноподчиненными.

В раннем детстве ребенок уже хорошо владеет синтаксисом языка. Одновременно с усвоением лексического и синтаксического аспектов языка дети овладевают его прагматикой, т.е. социальной функцией языка. Они узнают, что речь отражает социальный статус людей, роли, ценности и т.д., и начинают понимать, что конкретные слова, тон, громкость, которыми они произносятся, синтаксис и форма обращения зависят от тех отношений, которые существуют между беседующими людьми (Излагается по: Крайг Г. Психология развития. СПб., 2000. С. 379-382).

Основные достижения ребенка в раннем детстве

Стадия раннего детства - стабильная в психическом развитии ребенка. На протяжении длительного времени, прилагая огромные усилия, ребенок достигает взаимопонимания со взрослыми. Начинается период интенсивного развития субъектности ребенка. В раннем детстве чрезвычайно быстро развивается познавательная и двигательная активность детей. Ребенок вошел в мир предметов и действий с ними, большую часть своего времени он проводит за изучением окружающего его мира, в упражнениях по выполнению простых двигательных навыков. Он способен контролировать движение собственного тела: управлять им при ходьбе, подъемах, сидении и беге.

Развитие ребенка в раннем детстве осуществляется в направлении все большей самостоятельности. На втором году жизни ребенок овладевает прямохождением; на третьем году - бегом. К концу периода ребенок может самостоятельно обслуживать себя: умываться, одеваться, есть и т.п. Он осваивает множество разнообразных действий, позволяющих ему самостоятельно действовать в сфере его практической жизни. Его поведение к концу раннего детства становится более независимым от поведения взрослого.

Достижения ребенка в раннем детстве огромны. Он осваивает большое количество предметных действий, благодаря которым субъективно ощущает себя умелым и способным, самостоятельным в поведении. Предметные действия открывают такую грань в жизни ребенка, как его успешность или неуспешность в многообразии действий. Складывается первичная самооценка ребенка и связанное с ней стремление соответствовать требованиям взрослых быть "хорошим". В самооценке ребенка раннего детства почти полностью отсутствует рациональный компонент, она возникает на основе стремлений ребенка получить одобрение взрослого.

Идет интенсивное познавательное развитие ребенка. Развиваются его умственные способности: формируются целенаправленное восприятие, план представлений, наглядно-действенное мышление. Появляются первые формы предварительного обдумывания возможного маршрута передвижений. Для ребенка характерно интеллектуальное решение задач, т.е. такое решение, которое основано на анализе ребенком соотношения элементов ситуации, орудий (предметов) и путей достижения цели. На данном возрастном этапе у детей появляется способность к фантазированию. Ведущая роль в познании окружающего мира в раннем детстве принадлежит восприятию. По словам Л.С. Выготского, все психические процессы развиваются вокруг восприятия, через восприятие и с помощью восприятия.

Раннее детство - период формирования наглядно-действенного и первичных форм наглядно-образного мышления. В процессе предметных манипуляций выделяются отдельные интеллектуальные операции и постепенно превращаются в особую деятельность мышления: с предмета "снимается" способ (логика) его употребления и становится внутренней схемой мышления. Благодаря речи у ребенка этого возраста существенно иное качество приобретает восприятие - оно становится обобщенным, предметно-категориальным и осмысленным. Воспринимаемые ребенком вещи приобретают определенное значение и общественное назначение.

В раннем детстве происходит становление первичного идеального, внутреннего плана действий, плана представлений. Обобщенные образы предметов, схемы преобразований предметов, интенсивное развитие речи создают основу для оформления особой внутренней жизни ребенка. Его поведение, действия опосредуются внутренними образами, представлениями о предмете, о будущем.

В этот период ребенок много и охотно говорит с близкими, другими взрослыми, сверстниками. Дети с удовольствием слушают речь других, рассказы, сказки. К трем годам дети хорошо понимают все, что говорят взрослые. К окончанию раннего детства складываются основные структуры языка, активная речь ребенка. Ребенок от автономного, аффективно окрашенного слова переходит к словам, имеющим предметную отнесенность, несущим функциональную нагрузку, выражающим целые предложения, а потом - к членораздельной речи и речевой форме коммуникации. Ребенок начинает обращаться к взрослому с разными просьбами, расширяются функции общения; это ведет к обогащению речи ребенка. При этом пассивная речь в развитии опережает активную. В специальных исследованиях было установлено, что дети, способные произнести 10 слов, в среднем понимают 50 слов (Развитие личности ребенка. М., 1987. С. 76 - 77).

К трем годам ребенок овладевает лексикой, грамматикой, прагматикой языка. В раннем детстве ребенок осуществляет ряд открытий в области языка: например, что каждый предмет имеет свое название, что слова в предложении связаны между собой. В этот период интенсивно обогащается словарный запас ребенка. Речь превращается в основное средство общения ребенка со взрослыми и со сверстниками. Речь становится важнейшим средством организации и управления собственным поведением. Она выступает основой для психического развития ребенка в этот период.

На третьем году жизни у ребенка возникает устойчивый интерес к другим детям. В круг его интересов входят сверстники. Возрастает активность ребенка вне дома, одновременно ослабевает сосредоточенность на членах семьи. К концу периода в репертуар поведения детей входят действия, адресованные сверстнику. Эти действия содержат приглашение к совместному совершению тех или иных действий, предложения нового вида игры. Положительные контакты со сверстниками создают у ребенка общий благоприятный эмоциональный настрой, он получает новые яркие впечатления. В совместных играх удовлетворяется его потребность в активности и развивается такое важное качество поведения как инициативность.

Ровесник открывает для ребенка новые возможности самопознания через сравнение себя с равным партнером.

Центральным новообразованием раннего детства является новая форма организации сознания - "Я-действие". Благодаря речи ребенок выделяет себя из окружающего мира, осознает и выделяет свои собственные действия, отделяет их от действий взрослого. Возникает собственное действие - такое действие, к которому ребенок относится как к своему, им самим производимому. Это отчетливо обнаруживается в появлении личного местоимения "я", высказываний типа "Я сам". Феномен "Я сам" свидетельствует о выделении из единства "ребенок - взрослый" собственного Я. Ребенок становится субъектом им самим осознаваемых действий. "Возникновение личного действия и сознания "я сам", - пишет Д.Б. Эльконин, - представляют собой новообразования раннего детства, на основе которых происходит изменение ранее сложившихся отношений со взрослыми и возникновение новых отношений. Ребенок переходит на новый этап своего развития" (Эльконин Д.Б. Детская психология. М, 1960. С. 137).

Важным новообразованием субъектности ребенка, лежащим на границе кризиса раннего детства, является гордость за достижения (М.И. Лисина). Исследование этого новообразования было осуществлено в работе Т.В. Гуськовой и М.Г.Елагиной (Гуськова Т.В., Елагина М.Г. Личностные новообразования у детей в период кризиса трех лет//Вопр. психол. 1987. №5). Ими установлено, что гордость за достижения интегрирует сложившееся у детей на протяжении раннего детства предметное отношение к действительности, отношение к взрослому как образцу, знаменует новое видение ребенком себя.

Новое видение себя состоит в том, что ребенок впервые открывает действенную проекцию своего Я, которое может быть воплощено вовне, а его мерой могут служить собственные достижения. Поэтому каждый результат деятельности становится для ребенка и утверждением его Я. Подчиняя свою предметно-практическую активность культурной традиции, главным носителем которой является взрослый, ребенок преобразует свое отношение к нему - взрослый предстает как знаток и ценитель детских достижений. Поэтому ребенок начинает с особым пристрастием воспринимать оценки, искать и требовать у взрослого признания своих достижений и тем самым утверждать себя.

Одобрение и похвала рождают у малыша чувства гордости и собственного достоинства. В свою очередь, признание окружающих преобразует его чувства, испытываемые при достижении результата: из радости и огорчения эти чувства превращаются в переживания успеха-неуспеха. Предметный мир для ребенка становится не только миром практического действия, миром познания, но и сферой самореализации, сферой, где он пробует свои силы, возможности и утверждает себя. Новизна складывающегося видения и связанная с этим обостренность чувств составляют неотъемлемые моменты кризиса раннего детства.

2.3. Кризис раннего детства - становление самодействующего субъекта (2,5 года - 3,5 года)

Феноменология кризиса трех лет

Кризис раннего детства или кризис трех лет со стороны своих симптомов или проявлений описан достаточно обстоятельно как в отечественной, так и в зарубежной психологии. Из отечественных психологов одним из первых кризис трех лет описал Л.С. Выготский. Он отмечает, что в этот период "личность ребенка претерпевает резкие и внезапные изменения. Ребенок становится трудновоспитуемым. Он проявляет строптивость, упрямство, негативизм, капризность, своеволие. Внутренние и внешние конфликты часто сопровождают весь период" (Выготский Л,С. Собр. соч.: В 6 т. Т. 4. М., 1984. С. 251-252). Л.С. Выготский приводит описание таких симптомов кризиса трех лет.

Первый симптом, которым характеризуется наступление кризиса, - негативизм. При негативизме все поведение ребенка идет вразрез с тем, что ему предлагают взрослые. При этом ребенок не хочет чего-нибудь сделать только потому, что это предложил кто-то из взрослых, т.е. это реакция не на содержание действия, а на само предложение взрослых.

Второй симптом кризиса трех лет - упрямство. Упрямство ребенка проявляется в том, что он настаивает на чем-либо не потому, что ему этого сильно хочется, а потому, что он это потребовал. Мотивом упрямства является принятое ребенком самостоятельное решение - он так сказал, он этого хочет.

Третий симптом кризиса - строптивость ребенка. Строптивость направлена против норм воспитания, установленных для ребенка, против существующего образа жизни; она выражается в своеобразном детском недовольстве, противоречии просьбам и требованиям взрослых, проявляется в стремлении настоять на собственном желании.

Четвертый симптом кризиса трех лет - своеволие, своенравие. Оно заключается в тенденции ребенка к самостоятельности: ребенок все хочет делать сам. Он проявляет нетерпимое отношение к опеке взрослого, отказывается от его помощи.

Пятый симптом - протест-буря; все в поведении ребенка начинает носить в ряде отдельных проявлений протестующий характер. Поведение ребенка приобретает черты протеста, как будто он находится в состоянии войны с окружающими, в постоянном конфликте с ними.

Шестой симптом кризиса - обесценивание, ребенок старается обесценить игрушку, другие предметы, взрослых и сверстников. В его лексиконе появляются ругательные слова.

Седьмой симптом кризиса трех лет двойственен; в семье с единственным ребенком встречается стремление к деспотизму - взрослые должны делать то, что хочет ребенок. В семье с несколькими детьми чаще встречается симптом ревности к младшим или старшим братьям и сестрам.

Все перечисленные симптомы составляют первый пояс симптоматической картины или семизвездие кризиса трех лет. К другим - вторичным - проявлениям кризиса трех лет психологи относят острую потребность ребенка в оценке взрослого, фантазирование с целью получения выгодного для себя результата; опережение реакции взрослого на свои действия в том случае, если они заслуживают порицания; демонстративное выражение чувств; избегание наказания с помощью вымысла; сопереживание настроению близких людей; острое переживание неуспеха в деятельности; зависимость от собственных фантазий; хвастовство несуществующими достижениями; фантазирование без всякой практической цели; фантастические мотивировки отказа взрослому; хитрость и изворотливость и т.п.

Психологи единодушны в мнении, что кризис трех лет - при всей его типичности и общности - наиболее остро протекает при неблагополучных условиях воспитания ребенка. При этом отмечается, что негативизм и упрямство носят избирательный характер, т.е. проявляются по отношению к определенным взрослым (как правило, близким) и не встречаются в отношении сверстников (Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе// Вопр. психол. 1978. №4; Эльконин Д.Б. Детская психология. М., 1960). Взрослые испытывают определенные трудности во взаимоотношениях с детьми этого возраста. Многие формы протестующего поведения ребенка являются для них неожиданными и немотивированными. Дети проявляют обидчивость или острую аффективную реакцию на замечание, порицание, критику. Нередко обычное предложение или просьба взрослых вызывает у ребенка неадекватно бурную эмоциональную реакцию; при этом видимых - наблюдаемых в самой ситуации - причин такого поведения нет. Известный французский психолог А. Валлон так описывает протекание кризиса трех лет: "К трехлетнему возрасту это слияние ребенка с окружающим неожиданно исчезает, и личность вступает в тот период, когда потребность утверждать и завоевывать свою самостоятельность приводит ребенка к целому ряду конфликтов. Прежде всего это противопоставление себя окружающим, часто совершенно негативное. В результате этого ребенок невольно оскорбляет окружающих людей только потому, что хочет испытать собственную независимость, ощутить собственное существование. В этих случаях единственной формой самоутверждения является сама победа. Побежденный более сильной волей другого лица или необходимостью, ребенок болезненно переживает умаление своего существа" (Валлон А. Психическое развитие ребенка. М., 1967. С. 181).

Противоречие между "хочу" и "надо"

Причины кризиса развития в раннем детстве лежат в области отношений ребенка и взрослого. Возникающие на данном отрезке жизни упрямство, негативизм показывают, что во внутреннем мире ребенка произошли существенные изменения и прежние отношения со взрослыми в совместной жизнедеятельности противоречат новому уровню развития ребенка. Отношения, обеспечивающие проявление самостоятельности ребенка в совместной деятельности со взрослым в раннем возрасте, становятся стеснительными на пороге перехода к дошкольному детству. Наиболее остро данный кризис протекает в условиях ограничения самостоятельности ребенка со стороны взрослых.

Кризис трех лет представляет собой смену формы со-бытийности ребенка и взрослого, типичной для раннего детства. На основе успешного выполнения предметных действий у ребенка возникает стремление к самостоятельному их выполнению. Носителями образцов и способов действий, отношений между людьми остаются взрослые. Феномен "Я сам" знаменует распад совместных соорга-низованных форм жизнедеятельности ребенка и взрослого. Ослабевает непосредственная слитность существования ребенка с жизнью и деятельностью взрослого, происходит его отделение от взрослого.

В результате такого отделения взрослые как бы впервые возникают в мире детской жизни в своей отдельности и независимости. Взрослые становятся образцом для ребенка не только объективно, но и субъективно - перед ним впервые открывается мир жизни и деятельности взрослых людей. Возникает стремление к овладению этим вновь открытым миром, тенденция к осознанному участию в жизни взрослых. Блокирование этих тенденций и приводит к кризисным явлениям.

Кризис трех лет входит в состав ступени одушевления. На этой ступени развития ребенок все более становится субъектом своего жизненного пространства, а также субъектом своего внутреннего мира. Д.Б. Эльконин отмечает, что на переходе от раннего детства к дошкольному у ребенка впервые возникает самостоятельная внутренняя жизнь, происходит отделение побуждений к действиям от самих действий, возникают и умножаются собственные желания ("Я хочу"). Впервые на этой основе возникают возможности соподчинения желаний (мотивов) и борьбы между ними (борьба мотивов). Дети переходят от желаний, направленных на предметы наглядной, непосредственно воспринимаемой ситуации, к желаниям, направленным на предметы внутреннего плана, плана представлений (Эльконин Д.Б. Детская психология. М., 1960).

Л.И. Божович указывала, что за внутренней борьбой желаний ребенка лежат его отношения со взрослыми. Причины кризиса трех лет кроются в столкновении (внутри ребенка!) потребности действовать самому и потребности соответствовать требованиям взрослого, противоречие между "хочу" и "надо". "Наличие одновременно существующих сильных, но противоположно направленных аффективных тенденций (делать согласно собственному желанию и соответствовать требованиям взрослых) создает у ребенка неизбежный внутренний конфликт и тем самым усложняет его внутреннюю психическую жизнь. Уже на этом этапе развития противоречие между "хочу" и "надо" ставит ребенка перед необходимостью выбора, вызывает противоположные эмоциональные переживания, создает амбивалентное отношение к взрослым и определяет противоречивость его поведения" (Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе//Вопр. психол. 1978. №4.27).

В три года впервые противоречие развития, которое ранее фиксировалось лишь внутри со-бытия, теперь оказывается внутри субъективности ребенка. Если в один год ребенок эмансипируется от непосредственной, чувственно-практической связи со взрослым, противоречит ему, то теперь он противоречит и себе. Опыт самостоятельности, инициативности, собственных намерений приводит к возникновению знаменитого "Я сам", выступающего основой независимого поведения и самоутверждения ребенка. Но одновременно пока еще отсутствует опыт соподчинения собственных желаний, выбора предмета действий, принятия обоснованного решения. Несформированность волевой регуляции поведения приводит буквально к ступорозному состоянию: ребенка можно довести до истерики, когда он на предложение взрослого пойти гулять, отвечает отказом, а на следующее за этим согласие с ним, требует пойти гулять и т.д.

Взрослые воспринимают это как абсолютное упрямство, однако это скорее невыносимое бремя самостоятельности, разрыв между "Я сам" и "Мы вместе". Это именно внутреннее противоречие субъективности ребенка, которое вовне часто обнаруживается как конфликт. Однако их необходимо различать: конфликт между ребенком и другими и противоречие внутреннего мира человека. Данное обстоятельство нужно иметь в виду и на будущее - противоречие, обеспечивающее развитие, ищет, как правило, позитивных решений; конфликт отношений, как правило, приводит к разрушению со-бытия, деформирует тем самым норму развития. Л.И.Божович отмечала, что дети уже в конце второго года относительно легко преодолевают внутренний конфликт, но после трех лет он часто выливается в тяжкие формы упрямства и негативизма; это создает извращенное отношение к требуемым нормам поведения и извращенным взаимоотношениям со взрослыми (Божович Л.И. Указ. соч. С. 34).

Следовательно, в кризисе раннего детства опыт самостоятельности, практического освоения своих действий, своей самости, высшим выражением которого является "Я сам", приходит в столкновение, в противоречие (внутри субъективности) с мощной потребностью единства, сродства, жаждой "Мы". Известны, например, многочисленные факты протеста ребенка против всего, что разрушает единство: несогласие даже с минимально отрицательной оценкой, приписывание своих отрицательных черт другому - сверстнику, выдуманному герою, литературному персонажу и т.д.

Примечательно, что на фоне практически действенной эмансипации резко нарастает процесс эмоционально-душевного, инициативно-приязненного отождествления ребенка с близкими взрослыми. Уже в четыре года обычно отмечается повышенная нежность, любовь, сочувствие, желание быть помощником для родителей. Появляется ревность к близкому другому - родителю, брату, сестре, родственнику. Из многочисленных феноменов этого периода развития следует отметить комплиментарность ребенка: "Какая ты у меня красивая!", "Какой ты у меня сильный!" и т.п.

Такую же внутреннюю противоречивость испытывает и взрослый - частично от незнания закономерностей развития ребенка в этом возрасте, частично от отсутствия адекватных средств построения новых отношений, своеобразной психологической неготовности взрослого к новому образу совместной жизни. Так, проявления нежности, любви ребенка столь самоценны, что взрослый с радостью ей отвечает, однако любовь ребенка, притязание на полноту обладания взрослым часто становится деспотичным. Оборвать все это - значит разрушить эмоционально-душевное единство; пойти на поводу у ребенка - значит воспитать "маменькиного сынка", избалованного ребенка, лишить его нормальных условий перехода из раннего в дошкольное детство.

Центральным направлением в преодолении кризиса трех лет является реализация осмысленной программы целенаправленного обособления со стороны взрослого. Программа включает в себя такие формы поведения взрослого, как игнорирование ревности ребенка (существуют и другие), настаивание на праве родителей принадлежать друг другу, праве иметь свою жизнь, отдельную от ребенка; подчеркивание неправомерности действий ребенка: "Ты еще маленький!", "Ты неправ, ты этого не знаешь!"; запрет вмешиваться в разговор взрослых, блокирование агрессии к другому.

Ограничения и запреты должны открывать ребенку объемность и сложность взрослой жизни. Культурно и социально нормированная форма обособления взрослого от ребенка - отдание его в детский сад. В дошкольных учреждениях для ребенка имеется гораздо больше возможностей для самостоятельной деятельности, а отношения ребенка со взрослыми и другими детьми строятся на других основаниях, нежели в семье.

Программа обособления взрослого по своему психологическому смыслу заключается в помещении между собой и ребенком образцов, правил, норм, требований социальной жизни, образцов взрослого поведения. Можно увидеть аналогию такой программы обособления (ее своеобразное повторение) в программе "ухода-прихода", реализуемой взрослым в кризисе новорожденности. Различие заключается в том, что в кризисе раннего детства в качестве предметных замещений выступают образцы, правила, запреты из социальной жизни людей.

Культурно найденной и закрепленной формой преодоления кризиса перехода ребенка от раннего детства к дошкольному является сюжетно-ролевая игра. По выражению Д.Б. Эльконина, взрослые "выталкивают" ребенка из возможного семейного симбиоза, из сложного и еще недоступного ребенку социального сообщества в игру. В игре противоречия изжившей себя формы со-бытия и находят свое разрешение.

Л.И. Божович отмечала, что потребность детей участвовать в жизни взрослых, действовать по их образцу проявляется в желании воспроизводить не только отдельные действия взрослого (это уже было в раннем детстве), но и подражать всем сложным формам его деятельности, его поступкам, его взаимоотношениям с другими людьми, т.е. всему образу жизни взрослых людей. Однако реально ребенок еще не способен осуществить свое желание. Это возможно только в игре. В игре ребенок воспроизводит разнообразные ситуации из жизни взрослых, берет на себя роль взрослого и в воображаемом плане осуществляет его поведение и деятельность. Игра дает возможность ребенку реализовать то желание, которое в действительности он осуществить еще не может.

Игра - особая форма совместной жизнедеятельности ребенка и взрослого, символическое воспроизводство полноты их со-бытия. В этой форме ребенок сразу же, счастливым образом оказывается и самостоятельным (сам действует) и тесно связанным с миром других, с социальным миром взрослых (действует как взрослый). В этом смысле игра всегда социально ориентирована - она является игрой для Другого и в Другого. Вместе с тем в игре ребенок впервые "учится" своему Я (познает себя), как он раньше "учился" своему телу (овладевал физическими действиями). Здесь же впервые зарождается специфическая форма сознания "Мы - Ты", в которой ребенок впервые выделяет себя из социального окружения.

2.4. Дошкольное детство - синтез субъекта собственных действий (3,0 года - 6,5 лет)

Игра как основа построения новой формы со-бытийности

Дошкольное детство характеризуется построением новой формы со-бытийности ребенка и взрослого. Складывание и развитие новой совместности взрослого и ребенка в дошкольном возрасте определяет закономерности и результаты психического развития детей.

К концу раннего детства происходит распад со-организованных предметных действий ребенка и взрослого. В этот период у ребенка еще нет отчетливого понимания роли взрослого и его влияния, нет понимания и самого себя. Поэтому нет и правил поведения, а есть лишь конкретная ситуация общения в процессе осуществления различных форм совместной жизнедеятельности со взрослым, в которой он выступает центральным звеном, а ребенок выполняет то, что требуется ситуацией. Нет и проблемы послушания, обдумывания "сделать или не сделать", борьбы мотивов. Ребенок действует непосредственно, т.е. между ситуацией и действием нет промежуточных мотивационных звеньев.

Уже на рубеже раннего и дошкольного возраста (в кризисе трех лет) положение кардинально меняется. С этого времени поведение ребенка опосредствуется образом действий взрослого. Взрослые, их отношения к предметам и друг к другу опосредствуют отношения ребенка к предметам и к другим людям. Ребенок теперь не только видит отношения взрослых к предметам и друг к другу, но и хочет действовать, как они ("как большой"). Невозможность действовать как взрослый в реальном плане, невозможность реализовать желание в самостоятельном социальном поведении обусловливает появление деятельности в плане воображения. Так возникает игра.

Заслуга культурно-исторического и психологического анализа детской игры в отечественной психологии принадлежит Д. Б.Эльконину (Эльконин Д.Б. Психология игры. М.,1978). В структуре игры он выделил следующие компоненты: 1) роль, которую берут на себя дети, 2) игровые действия, посредством которых дети реализуют взятые на себя роли взрослых и отношения между ними, 3) игровое употребление предметов, при котором реальные функции предмета замещены игровыми, 4) реальные отношения между играющими детьми, выражающиеся в разнообразных репликах, замечаниях, посредством которых регулируется весь ход игры.

Центральным моментом, объединяющим все остальные стороны игры, является роль, которую берет на себя ребенок. Именно роль и органически связанные с ней действия представляют собой основную, далее неразложимую единицу развитой формы игры. Ролевая игра особенно чувствительна к сфере человеческой деятельности, труда и отношений между людьми. Поэтому основным содержанием роли, которую берет на себя ребенок, является воспроизведение именно этой стороны действительности.

Образцами поведения для ребенка служат прежде всего сами взрослые - их поступки, взаимоотношения. Он склонен подражать, перенимать их манеры, заимствовать у них оценку людей, событий, вещей. Ребенок знакомится с жизнью взрослых многими путями - наблюдая их труд, слушая рассказы, стихи, сказки. В качестве образца для него выступает поведение тех людей, которые вызывают любовь, уважение и одобрение окружающих. Образцом для ребенка может служить также и поведение сверстников, одобряемых и пользующихся популярностью в детской группе. Ребенок подражает как формам поведения, которые являются полезными для окружающих, так и неодобряемому, но эмоционально запоминающемуся поведению взрослых (распитие спиртного, курение, сквернословие и т.п.).

Между ролью и характером соответствующих ей действий ребенка имеется тесная функциональная взаимосвязь и противоречивое единство. Чем обобщеннее и сокращеннее игровые действия, тем глубже отражен в игре смысл, задача и система отношений воссоздаваемой деятельности взрослых; чем конкретнее и развернутее игровые действия, тем больше выступает конкретно-предметное содержание воссоздаваемой деятельности.

В игре различают сюжет и содержание. Сюжет игры - это та область действительности, которая воспроизводится детьми в игре. Сюжеты игр чрезвычайно разнообразны и отражают конкретные условия жизни ребенка. Они изменяются в зависимости от конкретных условий жизни, от вхождения ребенка во все более широкий круг жизни, вместе с расширением его кругозора.

Содержание игры - это то, что воспроизводится ребенком в качестве центрального момента деятельности и отношений между взрослыми в их трудовой и общественной жизни. В содержании игры выражена мера проникновения ребенка в деятельность взрослых людей. Игра может отражать внешнюю сторону человеческой деятельности - только то, с чем действует человек, или отношения человека к своей деятельности и другим людям, или общественный смысл человеческого труда.

Сюжет и содержание игры отчетливо проявляют социальную природу игровой деятельности детей. Игра социальна по своей природе, по своему происхождению; она возникает на определенном этапе развития человеческого общества, когда стало невозможным прямое участие детей в труде взрослых. В этнографических описаниях приводятся свидетельства прямой зависимости содержания детских игр от богатства, разнообразия и привлекательности взрослой жизни, отражаемой в игре.

Игра в период дошкольного детства претерпевает существенные изменения. Одно из серьезных исследований ее развития в дошкольном периоде проведено Е.Е.Кравцовой (Кравцова Е.Е. Психологические проблемы готовности детей к обучению в школе. М.,1991). На основе литературных данных и собственных исследований она выделила три генетически преемственные формы игры: режиссерскую, сюжетную и игры по правилам.

Первая форма, с которой начинается развитие игры, - режиссерская игра. В режиссерской игре ребенок не принимает на себя никакой роли, а управляет игрушкой, действует через нее. Например, ребенок играет кубиком как машиной: возит ее по столу, гудит, как машина, разговаривает за тот или иной персонаж. Режиссерская игра вторично появляется в конце дошкольного детства - ее предметом становится организация совместной игровой деятельности (распределение ролей, руководство ходом игры и т.п.). Коллективная режиссерская игра зачастую включает в себя элементы продуктивных видов деятельности - конструирования, рисования и т.д.

В сюжетной игре ребенок принимает на себя роль, в которой отражает взаимоотношения между людьми. В сюжетно-ролевой игре ребенок в особых, воображаемых ситуациях самостоятельно воспроизводит фрагменты или стороны взрослой жизни, общественные и трудовые функции взрослых, отображает жизнь и труд взрослых людей. Развитие сюжетно-ролевой игры идет от индивидуальной игры к играм вдвоем со сверстником и в последующем к развернутой коллективной игре со многими взаимосвязанными ролями и сюжетными линиями.

Игры по правилам характерны для старших дошкольников. В них дети учатся подчиняться правилу, которое приобретает для них внутренний смысл. Дети педантично следят за точностью воспроизведения их содержания, за порядком их следования. Здесь в игру уже включаются элементы учебной деятельности (овладение принципом игры, освоение ее правил и т.п.).

В дошкольном детстве складываются также типы деятельности, которые различаются не только по содержанию, но и по способу присутствия в них взрослого. Во-первых, это разнообразные формы творческой продуктивной деятельности - рисование, лепка, конструирование, аппликация. В отличие от со-организации предметных действий, в которой дети и взрослые устанавливают связи между целями, средствами и результатами, в продуктивной деятельности перед ребенком выступает соотношение собственного замысла и его исполнения. В этих видах деятельности существует особое отношение мысли и действия: появляется возможность идти от замысла к его воплощению, от мысли к ситуации.

Во-вторых, организованные занятия, в которых взрослый руководит деятельностью ребенка через смысл предлагаемых заданий и их оценку. Взрослый присутствует здесь как человек, который может предложить нечто интересное по замыслу для выполнения, помочь в работе и оценить получившееся. В-третьих, деятельность, связанная с выполнением разнообразных режимных моментов, в которой отношения ребенка и взрослого даны в непосредственной форме.

Дифференциация этих типов деятельности происходит постепенно; в самом начале дошкольного возраста все они довольно близки друг к другу. Развитие отношений между взрослым и ребенком во всех указанных типах деятельности приводит к концу дошкольного периода к выделению и осознанию ребенком специфических функций взрослого и собственных специфических обязанностей. Появляется осознание роли учителя, его общественной функции - учить детей, осознание своей общественной функции - учиться. На этой основе возникает само желание учиться.

Особую логику развития в дошкольном возрасте имеет общение ребенка и взрослого. М.И. Лисина установила, что при нормальном развитии на протяжении дошкольного возраста сменяются три формы общения ребенка и взрослого, для каждой из которых характерно специфическое содержание. В младшем дошкольном возрасте, как и в раннем детстве, основной выступает ситуативно-деловая форма общения. Ребенок воспринимает взрослого как партнера по совместной деятельности и игре и выделяет прежде всего его деловые качества. Примерно к пяти годам складывается внеситуативно-познавательная форма, в которой ведущее положение занимают познавательные мотивы общения. Взрослый в глазах ребенка приобретает новое качество - он становится источником новых знаний и представлений о мире.

Высшее достижение коммуникативной деятельности в дошкольном детстве - внеситуативно-личностная форма общения, которая складывается к концу дошкольного возраста. Интересы старших дошкольников уже не ограничиваются окружающими предметами и явлениями, но распространяются на мир людей, их поступки, человеческие качества, отношения. Отличительной особенностью общения на этом этапе становится стремление к взаимопониманию и сопереживанию со взрослыми, потребность в них (Лисина М.И. Проблемы онтогенеза общения. М.,1986).

Значительно расширяется круг жизненных отношений ребенка - он выходит за пределы узкосемейных связей. Ребенок знакомится с жизнью и деятельностью других людей, ему становятся доступными не только предметы, с которыми он сталкивается непосредственно, - все большее место в его жизни занимают предметы, люди, отношения, с которыми он знакомится по рассказам взрослых, по читаемым ему книгам, по телевизионным передачам.

Важное место в жизни дошкольника занимают сверстники. Симпатии к другим детям, возникающие в раннем детстве, переходят у дошкольника в потребность в общении со сверстниками. Развивается эта потребность на основе совместной деятельности детей в играх, занятиях, конструировании, обслуживании себя и т.п. В условиях общественного воспитания, взаимодействия с другими детьми, складывается детское сообщество. В этом сообществе, в совместных играх и занятиях с другими ребенок приобретает навыки поведения в коллективе, учится взаимопониманию, сотрудничеству, умению встать на позицию другого, взаимопомощи; складывается новая форма сознания: "Я - источник действий, желаний, стремлений".

Основные результаты развития субъектности ребенка на ступени одушевления

Период дошкольного детства - это период спокойного и благополучного развития ребенка. Кризис трех лет и связанные с ним трудности во взаимоотношениях ребенка и взрослого миновали.

Ребенок вступил в стадию, в которой правят законы игры. Типичный дошкольник - это играющий ребенок, проводящий основную часть своего времени в игре. Ребенок в дошкольном возрасте проходит путь от "Я сам", от отделения себя от взрослого к самосознанию, к открытию своей внутренней жизни, теснейшим образом связанной и координированной с внешней деятельностью.

Существенные изменения претерпевает телесность ребенка. В эти годы начинается заметное накопление мышечной силы, увеличивается выносливость, растет подвижность. Дошкольный возраст - это период многообразного проявления двигательной активности ребенка. Игровая и другие виды деятельности требуют от ребенка все более совершенных движений, большей точности и их координации. Перед ребенком стоит задача по овладению новыми движениями. Происходит развитие нервной системы, анатомическое и функциональное созревание мозга. Возросшие возможности составляют благоприятную основу полноценного общего психического развития ребенка.

В сюжетной игре ребенок принимает на себя те роли, которые так или иначе соответствуют некоторым общественно-трудовым функциям взрослых людей, и вносит в свою игру нормы отношений, связанных с этими функциями. В процессе игры происходит воспроизведение этих отношений: ребенок начинает ориентироваться в общем смысле человеческой деятельности, в том, что любое предметное действие включено в человеческие отношения, так или иначе направлено на других людей и оценивается ими как значимое или незначимое. Он обнаруживает при этом, что сами отношения имеют иерархическую структуру соподчинения, управления и исполнения.

Попеременно выполняя в воображаемых ситуациях различные функции взрослого человека и сопоставляя их особенности с собственным реальным опытом, ребенок начинает различать внешнюю и внутреннюю стороны жизни взрослых и своей собственной. Он открывает у себя наличие переживаний и начинает осмысленно ориентироваться в них, благодаря чему возникают новые отношения к самому себе. Эти переживания обобщаются и на их основе формируются чувства. На ступени одушевления происходит также интенсивное усвоение первичных этических норм поведения и формирование связанных с ними моральных переживаний.

Принятие детьми дошкольного возраста этических норм и формирование моральных чувств - часть общего процесса активного вхождения ребенка в жизнь взрослых людей, в их взаимоотношения, в смысл их деятельности и поступков. Появление чувства долга, связанное с выполнением моральных правил во взаимоотношениях с другими людьми (взрослыми, сверстниками, младшими), и формирование долга в качестве мотива деятельности имеют важнейшее значение для перехода к обязательному школьному обучению.

Новые отношения между ребенком и взрослым, при которых образ взрослого ориентирует действия и поступки ребенка, служат основой формирования такой способности ребенка дошкольного возраста, как произвольность поведения. Соподчинение мотивов, характерное для детей этого возраста, есть выражение столкновения между тенденцией к непосредственному действию и стремлением действовать по образцу, в соответствии с требованием взрослого. Формирование произвольных действий и поступков знаменует собой процесс возникновения нового типа поведения, который в полном смысле может быть назван субъектным.

С этой точки зрения дошкольный возраст может быть понят как период интенсивного освоения примеров взрослой жизни (норм и правил поведения, которые выступают обобщением отношений людей) и формирования механизмов собственно субъектного поведения. Управление своим поведением становится предметом осознания самих детей, а это означает новую ступень развития сознания ребенка, ступень формирования его самосознания, предмет которого - определение своего места в системе отношений с другими людьми. Формирование сознания ребенка неразрывно связано со становлением произвольности в управлении собственным поведением.

В дошкольном детстве формируется характер ребенка в совокупности его отношений к различным сторонам жизни: к деятельности, к другим, к себе, к предметам и вещам. В формировании характера решающая роль принадлежит взрослым, их собственное поведение и оценки, которые они дают поведению детей. У дошкольников формируются общие и специальные способности: музыкальные, художественные, танцевальные и т.п.

В дошкольном возрасте существенные изменения происходят в познавательной деятельности ребенка. Наиболее интенсивно развивается воображение, основой развития которого выступает игровая деятельность. Действие, воспроизводимое в игре, и фактические его операции сами по себе являются реальными. Однако здесь наблюдается несовпадение содержания действия (например, "скакать на лошади") и его операций (например, "управлять палкой"). Это несовпадение приводит к тому, что ребенок выполняет игровое действие в воображаемой ситуации - лишь тогда с палочкой можно поступать так, как поступают с лошадью.

Игровое действие порождает процесс воображения. Принятие на себя роли взрослого, создание игровой ситуации, следование сюжету игры способствуют развитию творческого воображения. По образному выражению Ж. Пиаже, ребенок-дошкольник живет одновременно как бы в двух мирах - игры и действительности. При этом сфера игры для ребенка не менее, если не более реальна, чем сфера действительности.

Получает развитие наглядно-образное мышление. С его помощью ребенок осуществляет решение задач в уме, без участия практических действий, посредством оперирования образами и представлениями. К концу дошкольного детства складывается новая, более высокая форма наглядно-образного мышления - наглядно-схематическое мышление. В этой форме ребенок оперирует не только образами и представлениями предметов, но и связями и отношениями между ними. Произвольными и управляемыми становятся процессы восприятия, памяти, внимания.

Дошкольник стремится по-своему классифицировать предметы и явления, найти в них общие признаки и выявить различия. Систематизация представлений, отнесение их к определенным категориям, осмысление общности и различий представляют собой те новые интеллектуальные задачи, которые стремится решить ребенок. Дети порой строят свои собственные "теории" происхождения и связи явлений. Возникают начальные общие представления о природных и общественных явлениях, формируется прообраз мировоззрения.

Изменение образа жизни ребенка, формирование новых отношений со взрослыми и сверстниками, появление новых видов деятельности и увлечений приводит к дальнейшему развитию речи дошкольников. Возникают новые задачи общения, заключающиеся в передаче другому (сверстнику, взрослому) своих впечатлений, переживаний, замыслов.

Появляется новая форма речи - сообщение в виде монолога, рассказа о пережитом и виденном, о замысле игры, о прослушанном рассказе, о взаимоотношениях со сверстниками. В совместной игре возникает необходимость договориться об общем замысле, о распределении ролей и контроле за выполнением правил. Запас слов быстро нарастает, дети употребляют слова в самых разнообразных грамматических формах и сочетаниях. В дошкольном возрасте формируется новая функция речи - планирование и регулирование собственной деятельности.

Многие исследователи отмечают в развитии ребенка-дошкольника наступление так называемого периода вопросов. Детей этого возраста называют "почемучками". Вопросы, которые задают дети, чрезвычайно разнообразны и охватывают все области знаний о мире, природе, обществе, человеке. Сотрудничество со взрослыми приобретает новую форму - форму интеллектуального сотрудничества; оно сменяет совместную практическую жизнедеятельность ребенка и взрослого.

К концу дошкольного возраста у детей формируется самооценка, содержание которой - качество умений, связанных с выполнением предметно-практических действий, и моральные свойства, связанные с подчинением или неподчинением правилам поведения. Не менее важное значение имеет открытие и осмысление ребенком своих собственных переживаний и осмысленная ориентировка в них. Ребенок теперь не просто радуется, обижается, сердится, но и говорит: "Я рад", "Мне было обидно", т.е. он знает, какие именно переживания он испытывает. Самооценка и осознание своих переживаний составляют важные стороны самосознания ребенка, которое формируется к концу ступени одушевления в качестве основного новообразования.

3.1. Кризис детства - становление личного поведения (5,5 лет - 7,5 лет)

Феноменология кризиса детства

Симптоматика кризиса детства (кризиса 7 лет) не так ярка и демонстративна в сравнении, скажем, с кризисом трех лет. Одним из первых в отечественной психологии кризис семи лет описал Л.С. Выготский. Он зафиксировал, что при переходе от дошкольного к отроческому периоду ребенок резко меняется и становится более трудным в воспитательном отношении. "Негативное содержание этого возраста, - пишет Л.С. Выготский, - проявляется в первую очередь в нарушении психического равновесия, в неустойчивости воли, настроения и т.д." (Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. Т.4. М.,1984. С.251). Основное, что отличает ребенка переходного возраста, состоит, согласно Л.С. Выготскому, в утрате им непосредственности и наивности. В поведении, в отношениях с окружающими ребенок становится не таким понятным во всех проявлениях, каким был до этого.

В качестве характерных симптомов кризиса семи лет Л.С. Выготский выделяет утрату детской непосредственности, появление не совсем понятных странностей, вычурного, искусственного, манерного, натянутого поведения. "Ребенок, - отмечает Л.С. Выготский, - начинает манерничать, капризничать, ходить не так, как ходил раньше. В поведении появляется что-то нарочитое, нелепое и искусственное, какая-то вертлявость, паясничанье, клоунада; ребенок строит из себя шута" (Выготский Л.С. Указ. соч. С.376).

Анализируя особенности кризиса семи лет, Д.Б. Эльконин отмечает, что к концу дошкольного возраста дети утрачивают ситуативность реакций. Если раньше ребенок поступал ситуативно, то теперь он уже предвидит, к чему могут привести его действия. Ребенок живет не только в ситуативном настоящем, но и в будущем. Поведение ребенка становится более независимым от наличных воздействий среды, более осознанным и произвольным.

Д.Б. Эльконин приводит такой пример. Отец научил сына-дошкольника играть в шашки. При этом ребенок все время проигрывал взрослому. Мальчик расстраивался, однако огорчение быстро проходило, и на следующий день сын снова подходил к отцу с шашками. С некоторого времени он перестал это делать. Когда отец сам предложил сыграть партию в шашки, мальчик ответил, что он не хочет. Отвечая на расспросы отца, пояснил, что он лучше сыграет с соседским мальчиком, который младше его и хуже играет, т.е. он заранее переживает возможную неудачу и грядущие огорчения. Ориентация на возможные последствия своего поведения составляет один из признаков кризиса семи лет.

О наличии изменений в поведении дошкольника свидетельствует появление у детей дистанцирования от близких родных, эмансипация ребенка от семейных ритуалов и стереотипов. В отношениях с родными и близкими ребенок требует уважения к себе, у него формируется чувство собственного достоинства. Детям не нравится, когда взрослые целуют их, ласкают, особенно на глазах других ("я уже не маленький"). При этом ребенок продолжает глубоко любить своих родителей, внутренне тождественен с ними, но не стремится показывать это вовне. Ребенок не желает, чтобы его считали чьей-то собственностью.

В кризисе семи лет фиксируется ориентация ребенка на людей вне семьи, на внешние авторитеты: взрослых друзей семьи, педагога, воспитателя и т.д. К шести-семилетнему возрасту дети начинают осознавать свои реальные возможности, они считают себя еще не взрослыми, а именно детьми, которым, для того чтобы стать взрослыми, надо еще многому учиться. Если дошкольники считают себя уже большими и от них часто можно слышать "я уже большой", то на переходе от дошкольного к школьному детству дети часто говорят "я этого не умею", "я еще маленький".

Воспитатели детских садов отмечают, что дети подготовительных к школе групп начинают выбиваться из детсадовского распорядка жизни, тяготиться дошкольными видами деятельности, всем образом жизни в детском саду и стремятся к серьезным, неигровым видам деятельности. В этот период у детей возникает потребность в такой деятельности, которая была бы в глазах людей значимой, важней, ценимой. Появляется стремление учиться в школе, желание стать школьником; игры в школу становятся для детей важными и постоянными.

Ярким симптомом кризиса семи лет является феномен "горькой конфеты" (А.Н. Леонтьев): если за плохую работу ребенок оценивается положительно, то это его огорчает. Раньше незаслуженная похвала ребенка взрослым лишь смущала его, ставила в неловкое положение, но не огорчала. Негативное переживание незаслуженной награды свидетельствует о новом уровне его сознания, о понимании ребенком своих реальных возможностей.

В современных психологических исследованиях был выделен симптомокомплекс кризиса 7 лет, получивший название "чувство социальной компетентности" (Ермолова Т.В., Мещерякова С.Ю., Ганошенко Н.И. Особенности личностного развития дошкольников в предкризисной фазе и на этапе кризиса 7 лет //Вопр. психол. 1999. №1). Данный симптомокомплекс характеризуется спроецированностью одновременно в три сферы отношений, конституирующих личность. Отношение к предметной действительности обнаруживает ориентацию ребенка на социально значимые действия и их строго регламентированные средства достижения. Кроме того, у ребенка увеличивается временной масштаб побуждений и действий и он становится способен к временной самоорганизации в направлении отсроченной цели. Отношение к другим людям четко проявляет детскую чувствительность к оценке своей социальной активности, а круг людей, оценки которых становятся важными для ребенка, существенно расширяется. Отношение к себе выражается в обостренном чувстве самоуважения ребенка, в переживании им своей значимости для других в качестве равноправного партнера.

Вступление ребенка в ответственную социальную жизнь

Центральным для понимания кризиса детства является изменение в сознании ребенка, а именно - становление его самосознания. К шести годам ребенок все чаще обнаруживает обособление (несовпадение) своего Я от со-бытийного "Мы". Это несовпадение фиксируется в речи (Я, Ты, Вы, Они), обнаруживается внутри собственного представления о себе. Такое несовпадение уже не может быть проиграно, оно должно быть понято как выделенность из общности и определенность себя среди других. С этого момента ребенок начинает становиться личностью - точкой самоопределения во многих общностях (сверстников, близких, знакомых и др.) и обособления от них. Начинается процесс уточнения границ Я внутри со-бытия; выделения ребенка из непосредственного семейного окружения, его выхода из привычных семейных "ритуалов", разрушения сложившихся "обычаев", расширения круга общения.

В конце дошкольного и в начале школьного возраста происходит отчетливо выраженное формирование новой ступени психологического развития - персонализации различных деятельностных структур субъектности, происходит превращение наиболее характерных для данного ребенка (и ценностно значимых для других) форм поведения в содержание его самосознания - его представлений о себе (образ Я, самооценка). Однако в реальной жизнедеятельности ребенок все чаще сталкивается с лицами, сравнение с "эталонным" поведением которых обнаруживается для него как его самонедостаточность. Целостное Мы (предшествующего периода) оказывается вдруг расщепленным на множество персонажей, принадлежащим разным общностям (Он, Они, Вы, Ты, Я), отождествление с которыми в наличных формах поведения просто невозможно. К концу дошкольного возраста у ребенка впервые появляется представление о себе как члене общества.

Как отмечается в работе Т.В. Ермоловой, С.Ю. Мещеряковой, Н.И. Ганошенко, психологическим содержанием происходящих в кризисе 7 лет личностных изменений является выделение в самосознании ребенка "социальной сущности его бытия". Это ставит ребенка перед необходимостью адекватного отражения социальной действительности, ориентации в ней и порождает процесс развертывания такого рода деятельности, в которой ребенок может реализовать свою общественную сущность - это ролевое поведение, смысловое действие, реальный поступок. Под реальным ролевым поведением понимается особая система социально одобряемых (соответствующих ожиданиям окружающих) действий ребенка в системе межличностных и общественных отношений.

Полученные в данном исследовании материалы о содержании развития ребенка в дошкольном возрасте и на этапе кризиса 7 лет позволили сделать авторам следующие выводы.

Основные изменения в личности ребенка с середины дошкольного возраста группируются в сфере его отношений с другими и основной причиной этого является расширение социальных связей ребенка с миром, обогащение опыта его общения с близкими взрослыми за счет контактов с ровесниками и посторонними людьми. Социальная сфера жизни становится явной и значимой для ребенка, ставит его перед необходимостью адекватного отражения этой сферы. Собственно предметно-продуктивная деятельность утрачивает свое особое значение для ребенка, перестает быть той сферой, в которой он стремился утвердить себя.

Ребенок начинает оценивать себя не столько с позиции успешности в конкретном деле, сколько с точки зрения своей авторитетности среди других в связи с тем или иным достижением. Механизмом, обеспечивающим такого рода смещение акцентов в отношении ребенка к себе и к своим действиям, является смена формы общения с окружающими. Ближе к концу дошкольного возраста общение детей со взрослыми обретает внеситуативно-личностную форму, максимально приспособленную к процессу познания себя в новом социальном качестве.

Оценки и мнения окружающих людей, касающихся не его деятельности, а его самого как личности, ориентируют дошкольника на восприятие и оценку окружающих в этом же качестве. Периферические области образа себя "заполняются" новыми представлениями о себе, проецируемыми ему извне партнерами по общению. Ближе к семи годам они смещаются в ядро образа себя, начинают переживаться ребенком как субъективно значимые, ложатся в основу его самоотношения и обеспечивают его саморегупяцию в социальных контактах.

Изменение содержания ядерных и периферических областей образа себя можно считать собственно моментом перелома, кризиса в ходе личностного развития ребенка. Это изменение не может осуществиться как акт интроспекции, самоанализа, а протекает с опорой на некую деятельность, в которую проецирует свое Я ребенок и в которой это Я может выступить объектом оценки других людей. Будучи интериоризированы ребенком, эти оценки начинают выступать критериями его собственной самооценки. Такого рода деятельностью в конце дошкольного возраста становится социальное поведение детей в ролевой форме.

Познание себя в социальном качестве в ходе осуществления ролевого поведения является наиболее адекватным. Именно в роли объективируется социальная цель, а принятие на себя роли означает заявку ребенка на определенную позицию в социуме, которая всегда в свернутом виде содержится в роли как особая цель (Ермолова Т.В., Мещерякова С.Ю., Ганошенко Н.И. Указ. соч. С.58 - 59).

Нового уровня достигает подражание ребенка в этот период. Теперь - в отличие от неосознанного и невольного следования образцам жизни взрослого в дошкольном детстве - подражание становится сознательным. Подражание, во-первых, осознается именно в качестве подражания, во-вторых, оно регулируется замыслом, в-третьих, оно становится систематическим.

Психологическая готовность ребенка к школьному обучению

Способность различать себя и других в самосознании делает возможным осознание себя и как субъекта действий, и как субъекта в системе человеческих отношений. У ребенка появляется осознание своего социального Я. Согласно Л.И. Божович, новый уровень самосознания, возникающий на пороге школьной жизни ребенка, наиболее адекватно выражается в его "внутренней позиции". Внутренняя позиция ребенка образуется в результате того, что внешние воздействия, преломляясь через структуру ранее сложившихся у него психологических особенностей, обобщаются им и складываются в особое личностное новообразование, характеризующее его личность в целом. Именно оно и определяет поведение и деятельность ребенка и всю систему его отношений к действительности, к окружающим людям, к самому себе.

У детей появляется ясно выраженное стремление к тому, чтобы занять новое, более "взрослое" положение в жизни и выполнять новую важную не только для них самих, но и для окружающих людей деятельность. В условиях всеобщего школьного обучения это, как правило, реализуется в стремлении к социальному положению школьника и к учению как новой социально значимой деятельности. Иногда это стремление имеет и другое конкретное выражение: например, стремление выполнять те или иные поручения взрослых, взять на себя какие-то обязанности, стать помощниками в семье. Но психологическая сущность этих стремлений остается той же самой - дошкольники начинают стремиться к новому положению в системе доступных им общественных отношений и к новой общественно значимой деятельности. Стремление ребенка занять позицию школьника ("хочу в школу ходить", "хочу в школе учиться" и т.д.) свидетельствует о нормальном разрешении кризиса детства.

В контексте кризиса семи лет и его нормального разрешения должна быть рассмотрена проблема психологической готовности детей к обучению в школе. Эта проблема имеет в возрастной психологии давнюю традицию исследований и различные подходы к ее решению. По мнению Т.А. Нежновой, "вопрос готовности к школьному обучению - это в значительной мере вопрос социальной зрелости" (Нежнова Т.А. Динамика "внутренней позиции" при переходе от дошкольного к младшему школьному возрасту//Вести. Моск. ун-та. Сер.14. Психология. 1988. №1. С.50). Поступая в школу, ребенок реально оказывается в центре новой социальной ситуации. Но эта новая ситуация должна быть понята и принята ребенком, стать его внутренней позицией. Появление у ребенка внутренней позиции школьника свидетельствует о его готовности к школьному обучению.

Внутренняя позиция школьника обнаруживается тогда, когда ребенок относится к поступлению или пребыванию в школе как к совершенно естественному и необходимому событию в жизни, не мыслит себя вне школы или в отрыве от нее; проявляет особый интерес к новому, собственно школьному содержанию занятий; отказывается от характерных для дошкольного детства ориентации в плане деятельности и поведения; признает авторитет учителя.

К семи годам социальная сфера активности становится не только источником отношения ребенка к себе, но и тем условием, которое обеспечивает мотивацию его учения в начале школьной жизни: ребенок учится ради признания и одобрения значимых для него других. Переживание собственной успешности в учебе как соответствия тому социальному статусу, на который претендует ребенок, видимо, и является главным показателем того, что он становится субъектом социальных отношений.

Продуктивный подход к анализу проблемы психологической готовности ребенка к школе предложен Е.Е.Кравцовой (Кравцова Е.Е. Психологические проблемы готовности детей к обучению в школе. М.,1991). Исходными для анализа проблемы выступили представления о специфическом содержании, строении учебной деятельности и предпосылках ее осуществления, складывающихся у детей в переходном возрасте.

Структура учебной деятельности включает в себя учебные задачи, учебные действия, контроль и оценку. Специфика учебных задач состоит в том, что основным смыслом деятельности детей является освоение общих способов решения определенного класса предметно-практических задач; освоение общего способа осуществляется посредством учебных действий. В свою очередь - полноценная деятельность предполагает выполнение школьником контрольно-оценочных действий. При этом ориентация на способ действия (а не только на его результат) считается наиболее важной характеристикой учебной деятельности. Принятия ребенком учебной задачи выступает в качестве важнейшего критерия готовности к школьному обучению.

Предпосылки принятия учебной задачи, осуществления учебных действий, в том числе и контрольно-оценочных, лежат в особенностях общения ребенка как со взрослыми, так и с другими детьми. Было показано, что принятие ребенком учебной задачи возможно в случае, если он устанавливает особый тип общения со взрослым. Этот тип общения характеризуется высоким уровнем произвольности: оно строится в опоре не только на непосредственную предметную ситуацию, но и на сознательно принимаемые задачи, правила, требования, т.е. с учетом определенного контекста.

Дети с высоким уровнем произвольности, развитым контекстным общением, видят условность позиции взрослого, понимают двойной смысл его вопросов, ищут способы правильного построения ответов. Дети с непосредственной формой поведения воспринимают только прямой, однозначный смысл вопросов; они не удерживают контекста общения, не понимают условности позиции взрослого и относятся к учителю примерно также, как и к своей маме или воспитательнице детского сада. Таким образом, контекстное общение является той формой реализации отношения ребенка и взрослого, которая адекватна этапу принятия детьми учебной задачи.

Характер общения ребенка со сверстниками также оказался тесно связанным с успешностью учения в школе и прежде всего с его ориентацией на общий способ решения задачи. Хорошо подготовленные к школе дети обнаруживают высокий тип общения со сверстниками, который обозначается как "кооперативно-соревновательный". Существенные психологические характеристики кооперативно-соревновательного типа общения со сверстниками близки характеристикам контекстного общения со взрослым. В частности, в том и в другом случае ребенок впервые начинает видеть позицию партнера и удерживать ситуацию задачи в течение всей деятельности по ее решению. Способность ребенка оценивать ситуацию не только со своей точки зрения, а с учетом позиции других участников совместной деятельности является важным условием выделения и освоения общих способов решения задач.

Важным компонентом психологической готовности к обучению в школе является и отношение ребенка к самому себе, его самооценка. Новое отношение к себе на пороге школьного обучения характеризуется обобщенностью, опосредствованностью и большей объективностью. Оно опирается на способность ребенка видеть себя и свои поступки со стороны. Действия контроля и оценки в учебной деятельности напрямую зависят от умения школьника учитывать позицию другого, от его способности взглянуть на свои действия глазами другого.

Особая ответственность в период кризиса 7 лет ложится на взрослого. Родители вдруг начинают обнаруживать разрывы в отношениях с собственным ребенком (в соответствии с нормальным стремлением ребенка к обособлению). Они уже не являются для ребенка абсолютным авторитетом, всезнающим и умеющим. Именно поэтому Родитель не может быть Учителем, т.е. абсолютным, внешне противопоставленным образцом.

Чтобы действительно благополучно пройти эту критическую стадию с позитивными приобретениями, сам взрослый должен перестроить свою программу поведения. Его основная задача заключается в том, чтобы обеспечить сотрудничество (отождествление) с ребенком в его чрезвычайно ответственном деле проникновения в действительность саму по себе, поддержать ребенка в приобщении к реальности, в изучении ее. Взрослый должен стать советчиком, сочувствующим и понимающим - какое это трудное дело, что-то знать и уметь по-настоящему!

Родителям необходимо быть гостеприимным и дружелюбным с друзьями ребенка, нужно приглашать их с собой в кино, путешествия, гости и т.п. Отождествляясь с ребенком в его трудностях, поисках, выборах как равный, но как старший и опытный ("А у меня было так"), взрослый создает надежный тыл для поиска ребенком своей персональности. Школа обособляет, семья отождествляется с заботами ребенка. Ребенок уподобляется нормам деятельности, жизни, становится самостоятельным в своих знаниях и умениях. Ребенок обособляется от симбиотической общности, отождествляется в личной привязанности с родителями.

3.2. Отрочество - синтез субъекта деятельности (7,0 лет - 11,5 лет)

Школьник - первый социальный статус ребенка

Стадия отрочества совпадает с периодом обучения ребенка в начальных классах школы. Поэтому при описании особенностей и закономерностей развития ребенка на данном отрезке жизни мы будем называть его "отрок" или "младший школьник".

Поступление ребенка в школу знаменует собой начало нового периода его жизни. С полным правом можно сказать, что с приходом в школу начинается социальная жизнь человека. Это не значит, что до отрочества индивид не был социальным существом (им он является с момента рождения). Но в дошкольном детстве ребенок не осознает себя в своем социальном статусе. Школьник - первый социальный статус ребенка; этот статус связан с новой системой требований, предъявляемых к нему, с совокупностью его социальных обязанностей и прав. По образному выражению Л.И. Божович, поступившего в школу ребенка начинают рассматривать как человека, вступившего на первую ступень лестницы, ведущей к гражданской зрелости.

Школа - это особое общественное учреждение, где, по словам Г. Гегеля, начинается жизнь согласно общему порядку, по одинаковому для всех правилу, где субъективный дух должен быть приведен к отказу от своих причуд, к знанию и хотению общего. Ребенок должен ходить в школу, заниматься учебными предметами, делать на уроке то, что требует учитель, следовать школьному режиму, подчиняться правилам поведения. Дети начинают новую, общественную по своему содержанию и по своей функции деятельность - деятельность учения. Их взаимоотношения со взрослыми и сверстниками определяются теперь тем, как он выполняет свои новые, общественно значимые обязанности.

С приходом ребенка в школу игра постепенно теряет главную роль в его жизни, хотя и продолжает занимать в ней важное место. Ведущей деятельностью младшего школьника становится учение, существенно изменяющее характер его поведения, открывающее новые возможности развития его познания и сознания, его способностей, личности.

Новое положение в обществе (положение человека, который занят общественно значимой - учебной - деятельностью) связано с новыми критериями оценки себя: академические успехи, прилежание, следование школьному режиму; все это влечет за собой перемены в отношениях с другими детьми, со взрослыми, в том, как ребенок оценивает себя и других.

В школе возникает новая структура связей и отношений с действительностью, складывается новая форма со-бытийности. Центральное место в новой со-бытийности несомненно принадлежит учителю. В жизни ребенка впервые появляется Взрослый в своем новом образе - как Учитель. Многие дети до поступления в школу посещали детский сад. В их жизни уже был опыт общения с Воспитателем. Но позиция Учителя принципиально отличается от позиции Воспитателя, которая во многом совпадала с позицией Родителя. Для ребенка Воспитатель выступает заместителем Родителя, поэтому для него характерны взаимоотношения с воспитателями по типу родственных (физический контакт, ласки, эмоциональное сопереживание и т.п.).

Позиция Учителя принципиально отличается от позиции Воспитателя и Родителя. По выражению Д.Б. Эльконина, в глазах ребенка учитель выступает как полномочный представитель общества, вооруженный всеми средствами контроля и оценки, действующий от имени и по поручению общества. С приходом в школу отношения "ребенок - взрослый" разделяются на две системы отношений: "ребенок - учитель" и "ребенок - родители".

Ведущая роль принадлежит структуре "ребенок - учитель", которая определяет все остальные отношения ребенка со взрослыми и сверстниками, в семье и вне школы, отношение к самому себе. Система "ребенок - учитель" становится центром его жизни, от нее во многом зависят и благоприятные, и неблагоприятные условия жизни ребенка.

Впервые отношение "ребенок - учитель" становится отношением "ребенок - общество". В учителе воплощены объективные требования общества, в школе существует система одинаковых для всех эталонов и критериев для оценки. Ребенок очень чуток к тому, как учитель к кому относится. Взаимоотношения учащихся в классе бывают нормальными тогда, когда учитель одинаково ровен и требователен ко всем детям. Например, выделение учителем "любимчиков" вносит напряжение во взаимоотношения школьников, подрывает его авторитет в глазах детей.

Школа выполняет функцию обособления ребенка. Ребенок должен отделиться (но не отдалиться!) от взрослого. Это обособление происходит в контексте социального содержания, где ребенок обретает свою социальную определенность. Иная функция и логика развития отношений в системе "ребенок - родитель". С поступлением ребенка в школу, с усложнением и обогащением его жизни семья начинает играть особую роль. В психолого-педагогической литературе существует много свидетельств об умалении авторитета родителей перед авторитетом учителя. Это - бесспорный факт, но верный лишь относительно учебного содержания. Учитель как представитель общества, как носитель общего знания в глазах ребенка авторитетен абсолютно, он не может знать меньше родителей, тем более ошибаться в том, в чем он ошибаться не должен по определению.

Семья же должна делать усилия по отождествлению с ребенком в его заботах и делах. В новой жизни отец и мать, все близкие призваны помочь сыну или дочери успешно войти в школьную обстановку, освоить новые правила, овладеть новыми умениями и навыками. Ребенок нуждается в любви и поддержке родителей. Он ждет уважения к его новым обязанностям. Он ожидает от близких интереса к его школьным делам - похвалы за достигнутые успехи, помощи при затруднениях. Родители вместе с педагогом должны найти единую линию воспитания, учитывающую требования школы и индивидуальные особенности ребенка. Вместе с тем внимание к первокласснику в семье нужно сочетать с показом ему не менее важных интересов и забот других ее членов. Ребенок должен считаться с ними и не ставить свои учебные дела в центр забот всех членов семьи.

Свою линию развития имеют взаимоотношения младших школьников между собой. Первоначально дружба среди детей основана на общности внешних жизненных обстоятельств и случайных интересов (дети сидят за одной партой, живут в одном доме, имеют общие увлечения и т.п.). Мнения и оценки сверстников не выступают еще критерием оценки самого себя. Главным для них является оценка их дел и поступков учителем. Учебная деятельность постепенно становится той формой совместности, на основе которой завязываются детские взаимоотношения: среди школьников возникают интересы, связанные с делами класса, с внеклассной работой, с общественной жизнью школы. В младшем школьном возрасте впервые возникает подражание сверстникам. Подражательность проявляется первоначально в стремлении действовать также, как и сверстник, не отстать от него на уроке (стоит одному поднять руку, как за ним тянутся другие, если один придумал какой-нибудь пример, то все стремятся придумать такой же и т.п.).

Учебная деятельность как ведущая в младшем школьном возрасте

С приходом в школу дети начинают осваивать новую сферу жизни; происходит перестройка всей системы взаимоотношений ребенка с другими - взрослыми и сверстниками. Основой построения новых связей и отношений ребенка с действительностью становится учебная деятельность; она ставит его в совершенно новую позицию по отношению ко всем окружающим.

Существенная особенность школьного обучения заключается в том, что при переходе к нему ребенку приходится радикально менять всю систему отношений с воспитывающими его взрослыми. Система отношений из непосредственной становится опосредствованной, т.е. для полноценного общения учителя с учениками и учеников с учителем необходимо овладеть особыми средствами. Это относится прежде всего к умениям правильно воспринимать образцы действий, показываемые учителем во время объяснения, и адекватно воспринимать оценки, которые дает учитель действиям, производимым учениками, и их результатам.

Как отмечает Д. Б. Эльконин, переход к систематическому обучению в школе, к усвоению научных знаний представляет собой подлинную революцию в представлениях ребенка об окружающих его предметах и явлениях действительности. Это прежде всего новая позиция ребенка в оценке вещей и изменений, происходящих в них. На донаучной стадии развития мышления ребенок судит о вещах и их изменениях со своей непосредственной точки зрения, а при переходе к усвоению научной картины мира ему необходимо судить об этом с объективно-общественной позиции, - с той, с которой судят об этом другие люди.

Учебная деятельность отличается от всех остальных одной очень важной особенностью. В ней ребенок под руководством учителя оперирует научными понятиями. Однако при этом никаких изменений в саму систему научных понятий он не вносит. Результат учебной деятельности, в которой происходит освоение научных понятий, - прежде всего изменение самого ученика, его развитие. Предметом изменений в учебной деятельности впервые становится сам ребенок - как субъект, осуществляющий эту деятельность. Учебная деятельность есть такая деятельность, которая поворачивает ребенка на самого себя, требует рефлексии, оценки самого себя. Процесс собственного изменения выделяется для самого ребенка как новый предмет.

Учебная деятельность - это деятельность, в которой усвоение знаний выступает как основная цель и главный результат. При поступлении ребенка в школу учебная деятельность еще не сформирована; он должен научиться учиться. В освоении детьми учебной деятельности заключается одна из основных задач начального обучения в школе.

Формирование учебной деятельности младших школьников тесно связано с содержанием и способами обучения. Учебная деятельность - это деятельность, имеющая своим содержанием овладение обобщенными способами действий в сфере теоретических знаний. Такая деятельность должна иметь адекватные побудители; ими могут быть только мотивы приобретения обобщенных способов действия, собственного роста и самосовершенствования.

Таким образом, структура учебной деятельности включает следующие элементы:

1. Учебно-познавательные мотивы; их формирование - важнейшая задача начального обучения, и от того, насколько уже в первых классах будут сформированы такие мотивы, во многом зависит успешность дальнейшего обучения.

2. Учебная задача; это не просто конкретное задание, которое выполняет ученик на уроке или дома, а целая, упорядоченная система заданий. В результате их выполнения открываются и осваиваются наиболее общие способы решения класса задач определенной научной области. Самое главное при формировании учебной деятельности - преодолеть ориентацию ученика на получение правильного результата при решении конкретной задачи и сформировать ориентацию на правильность применения усвоенного общего способа действий.

3. Учебные действия, посредством которых школьники воспроизводят и усваивают образцы общих способов решения задач и общие приемы определения условий их применения.

4. Контроль, функция которого состоит в отслеживании правильности и полноты выполнения учебных действий.

5. Оценка, смысл которой состоит в том, чтобы определить, сколь полно освоен заданный способ действий, соответственно - оценка относится как к выполнению конкретной учебной задачи, так и к учебной деятельности в целом.

Формирование учебной деятельности осуществляется в совместной работе с учителем. Ребенок, пришедший в школу, не умеет учиться. Сначала все делает учитель: ставит задачу, демонстрирует образцы выполнения учебных действий, контролирует процесс выполнения каждого действия и оценивает, выполнена ли учебная задача каждым учеником. Лишь постепенно учитель включает учащегося в структуру учебной деятельности для самостоятельного выполнения ее отдельных элементов. В этом смысле, вначале субъектом учебной деятельности является учитель, который учит главному - умению учиться.

Отношения между детьми в классе строятся преимущественно через учителя. Учитель выделяет кого-то из учеников как образец для подражания, он комментирует их суждения друг о друге, он организует их совместную деятельность и общение. Учитель выступает для учащихся носителем общественного мнения, его требования и оценки принимаются и усваиваются учащимися.

Оценка учителем качества учебной работы и поведения школьника влияет на отношение к нему взрослых. Основной вопрос, который задают взрослые младшему школьнику: "Как ты учишься?" Хорошие отметки и примерное поведение выступают положительной основой построения взаимоотношений ребенка со взрослыми и сверстниками. Ребенка, небрежно относящегося к своим учебным обязанностям, взрослые (родители, близкие, знакомые) не одобряют и побуждают к добросовестному выполнению школьных требований.

Следует заметить, что младшие школьники, особенно на начальном этапе обучения, чрезвычайно чувствительны к выполнению правил. Они сами стараются соблюдать правила и требуют этого от своих товарищей. Известно, чем более строг и требователен учитель в отношении выполнения правил поведения всеми детьми, тем более он авторитетен в глазах учеников. Если учитель по отношению к правилам допускает непоследовательность, то они перестают выполняться детьми.

Основные приобретения в развитии отрока

Поступление в школу, обретение статуса школьника открывают новые возможности развития субъектности ребенка, накладывают свой отпечаток на весь его психологический облик, на его поведение. Ребенок не просто овладевает в школе определенным кругом знаний - он начинает осваивать теоретические знания; в школе ребенок - учится учиться.

Наиболее характерная черта начала отроческого периода, по мнению В.В. Давыдова, состоит в том, что дошкольник становится школьником. Качества дошкольного и школьного детства уживаются в поведении и сознании ребенка в виде сложных и противоречивых сочетаний. Как и любое переходное состояние, кризис 7 лет богат скрытыми возможностями развития, которые важно своевременно улавливать и поддерживать.

Построение и преобразование связей и отношений в школьной со-бытийности определяет характер и результаты развития субъектности ребенка этого периода жизни. Фундаментальные исследования развивающего обучения, проведенные в 60 - 80 гг. под руководством Д.Б. Эльконина и В.В. Давыдова, показали, что в процессе систематического решения школьниками учебных задач по усвоению теоретических знаний у них развиваются теоретическое сознание и мышление (Психическое развитие младших школьников/Под ред. В.В. Давыдова. М.,1990). В младшем школьном возрасте учебная деятельность является ведущей и основной среди других видов деятельности, выполняемых детьми.

Поведение ребенка приобретает черты произвольности, намеренности, осмысленности, способности следовать определенным правилам и нормам. Основным для развития произвольности в этом возрасте является способность не только руководствоваться целями, которые ставит взрослый, но и умение самому ставить цели такого рода, а в соответствии с ними - самостоятельно контролировать свое поведение и деятельность.

В ходе освоения полной структуры учебной деятельности у ребенка младшего школьного возраста складываются базовые способности теоретического сознания и мышления - анализ, планирование, рефлексия. Действие анализа направлено на выделение существенных отношений в изучаемом материале, отчленении их от несущественных и случайных. Планирование обеспечивает построение взаимосвязанной системы умственных и практических действий по решению учебных задач. Рефлексия позволяет учащимся развернуто обосновывать правильность своих высказываний и действий.

Формируясь в процессе учебной деятельности как необходимые средства ее выполнения, анализ, рефлексия и планирование становятся особыми мыслительными действиями, обеспечивающими ребенку новое и более опосредованное отражение окружающей действительности. По мере становления этих мыслительных действий у младших школьников принципиально иным образом развиваются и основные познавательные процессы: восприятие, память, внимание, мышление. По сравнению с дошкольным возрастом качественно меняется содержание этих процессов и их форма.

Мышление приобретает абстрактный и обобщенный характер. Мышление опосредует развитие других психических функций, происходит интеллектуализация всех психических процессов, их осознание, произвольность, обобщенность. Восприятие приобретает характер организованного наблюдения, осуществляющегося по определенному плану. Интеллектуальный характер приобретает у младших школьников память. Ребенок не только вспоминает, но и начинает решать особые мнемические задачи, т.е. ставит специальные задачи произвольного и намеренного запоминания или воспроизведения требуемого материала. В младшем школьном возрасте идет интенсивное формирование приемов запоминания. От наиболее простых приемов запоминания через повторение и воспроизведение ребенок переходит к группировке, осмыслению связей основных частей заучиваемого материала. Для запоминания используются схемы и модели. В этом возрасте формируется способность сосредоточивать внимание на требуемом учебном содержании. Внимание становится целенаправленным и произвольным, увеличивается его объем, возрастает способность распределять внимание между несколькими объектами.

В условиях учебной деятельности изменяется общий характер эмоций детей. В младшем школьном возрасте наблюдается усиление сдержанности и осознанности в проявлении эмоций, повышение устойчивости эмоциональных состояний. Младшие школьники уже умеют управлять своими настроениями; они более уравновешенны, чем дошкольники и даже подростки. Им присущи длительные, устойчивые радостные и бодрые настроения. Эмоциональные переживания приобретают обобщенный характер, формируются высшие чувства - познавательные, нравственные, эстетические.

В младшем школьном возрасте складывается новая детская общность. Взаимоотношения детей в классе не возникают сами собой; они имеют свою логику изменения и развития. На первых порах обучения школьники не проявляют особого внимания друг к другу, мало общаются, не интересуются успехами товарищей. Но постепенно взаимоотношения детей изменяются: они начинают присматриваться друг к другу, завязывать контакты, находить общие интересы. Совместная учебная деятельность рождает общую устремленность, ставит общие задачи, дает возможность выделять разные точки зрения и договариваться. Со временем отношения школьников выходят за рамки учебной деятельности. У них возникают интересы, связанные с внеклассной и внешкольной работой, с общественными делами.

К концу обучения в начальных классах у детей возникает стремление занять определенное место среди товарищей. Теперь уже не только мнение взрослого, но и отношение со стороны одноклассников определяет положение ребенка среди других. Мнение и оценки сверстников становятся постепенно основными мотивами поведения школьника.

Формирование системы связей и отношений среди младших школьников на основе учебной деятельности предполагает особую технологию ее развертывания. Сама по себе она не содержит предпосылок построения совместности ее субъектов. Более того, Д.Б. Эльконин отмечал, что одним из существенных противоречий учебной деятельности является то, что, будучи общественной по содержанию и форме осуществления, она вместе с тем индивидуальна по результату (усвоенные в процессе учебной деятельности знания и умения являются приобретениями отдельного ученика).

Поэтому всегда есть опасность превращения учебной деятельности в деятельность, индивидуалистически направленную; при этом теряется ее общественной смысл. Подобная противоречивость препятствует установлению взаимных отношений среди учащихся, приобретению умений сотрудничества, формированию коллективистских черт характера и качеств личности.

Задачам общего психического развития, становления личности младших школьников отвечает совместная учебная деятельность. Роль совместной учебной деятельности младших школьников в становлении их субъектности исследовали В.В. Рубцов, Г.А. Цукерман и другие. Было выявлено влияние кооперации со сверстниками, характера их общения на развитие мышления у младших школьников. Координация точек зрения относительно учебного содержания, обмен и перераспределение учебными действиями образуют то социально-психологическое пространство, в котором оформляются индивидуально-психологические способности - самостоятельное мышление и понимание (Рубцов В. В. Организация и развитие совместных действий у детей в процессе обучения. М.,1987).

Исследования Г.А. Цукерман продемонстрировали необходимость кооперации со сверстниками в учебной деятельности для формирования таких ее компонентов, как контроль и оценка. Ею были получены экспериментальные данные о том, что совместно работающие дети гораздо лучше оценивают свои возможности и уровень знаний, у них эффективнее формируются рефлексивные действия по сравнению с учащимися, обучающимися традиционным способом.

Освоение теоретических знаний в процессе учебной деятельности наиболее эффективно тогда, когда она сочетается с игрой, трудом, с общественно-организационными делами. Взаимосвязь учебной деятельности с другими видами деятельности детей служит психологической основой единства их обучения и воспитания. В школьном возрасте игра подчиняется учебной деятельности. Формы игровой деятельности позволяют сделать общий смысл вещей более явным для ребенка - с помощью игры ребенок раскрывает для себя их смысл и назначение; она позволяет овладеть высокими общественными мотивами поведения. В труде более ощутимо выступает необходимость совместных усилий коллектива в достижении определенного результата. Труд имеет особо важное значение при формировании нравственных качеств личности младшего школьника.

3.3. Кризис отрочества - становление субъекта социальных отношений (11,0 лет-14,0 лет)

Феноменология кризиса отрочества

Стадию развития человека от 11 до 14 лет в психологии традиционно называют подростковым, а также - переходным, трудным, критическим возрастом. Этот возраст исследовали многие видные психологи; существует обширная литература, посвященная психологии подростка.

"Открытие" подросткового возраста в психологии по праву принадлежит С. Холлу. Основываясь на разработанной им теории рекапитуляции, С. Холл полагал, что подростковая стадия в развитии индивида соответствует эпохе романтизма в истории человечества и воспроизводит эпоху хаоса, когда природные устремления человека сталкиваются с требованиями социальной жизни. С.Холл впервые описал психологические особенности подросткового возраста. Согласно его представлениям, наиболее характерной чертой подростка является противоречивость поведения. Это проявляется в том, что чрезмерная активность подростков может привести к изнурению, безумная веселость сменяется унынием, уверенность в себе переходит в неуверенность и сомнение в себе, эгоизм чередуется с альтруизмом, интенсивное общение сменяется замкнутостью, живая любознательность переходит в умственное равнодушие, страсть к чтению - в пренебрежение к нему и т.п. С. Холл ввел в психологию представление о подростковом возрасте как кризисном периоде развития. Кризисные, негативные явления подросткового возраста С. Холл связывал с переходностью, промежуточностью данного периода в онтогенезе. Он исходил из представления о биологической обусловленности процессов развития в подростковом возрасте.

Основания для такого объяснения были очевидны. Подростковый возраст характеризуется бурными изменениями во внешнем облике и в физиологии ребенка. Изменения в анатомии и физиологии подростка столь значительны, что для описания их ученые предпочитают использовать такие выражения, как "гормональная буря", "эндокринный шторм", "скачок роста" и т.д. Перестройка организма подростка происходит по всем направлениям: он интенсивно растет, увеличивается масса тела и мышечная сила, развивается сердечно-сосудистая система. Подростковый возраст - начало периода полового созревания. Морфофункциональные изменения в организме подростков пробуждают в них новый интерес к представителям противоположного пола.

В ходе бурного роста и физиологической перестройки у подростка может возникнуть чувство тревоги, повышенная возбудимость, депрессия. Многие из них порой начинают чувствовать себя неуклюжими, неловкими из-за несоответствия темпов роста разных частей тела и резкой смены его пропорций. Появление первых признаков полового созревания нередко ведет к переживаниям подростка, обусловленным тем, что уровень его физического и физиологического развития иной, чем у сверстников.

Рост, вес и внешность являются серьезными источниками тревоги для подростков. Подростки могут проявлять обеспокоенность любыми отклонениями от идеала, слишком ранним или поздним созреванием. Многие подростки исключительно чувствительны к своему внешнему виду и часами рассматривают себя в зеркале. Обычно мальчики озабочены своим низким ростом и малой физической силой; девочек беспокоит, что они слишком полные или слишком высокие.

Вместе с тем в психологии признано, что анатомо-физиологические изменения в организме подростка не могут рассматриваться в качестве прямой причины его психологического развития. Эти изменения имеют опосредствованное значение, преломляются через социальные представления о развитии, через культурные традиции взросления, через отношение других к подростку и сравнения себя с другими. В соответствии с антропологической парадигмой в психологии человека, его природные особенности составляют только одну из предпосылок развития и непосредственно не предопределяют его хода и результатов. Выдвижение на первый план социокультурных детерминант психического развития составило основное содержание культурных теорий подросткового возраста.

В культурно-духовном контексте подростковый возраст рассматривал Э. Шпрангер. Особенности развития в подростковом возрасте объяснялись, исходя из внутренних закономерностей развития индивида, включенного в мир культуры и истории. Содержание подросткового возраста, по Э. Шпрангеру, составляет врастание человека в культуру, в дух данной эпохи. Широкое признание в психологии получило его представление о разнотипном характере перехода подростка во взрослую жизнь.

Э. Шпрангер описал три типа врастания подростка во взрослую жизнь, в культуру. Первый тип характеризуется резким, бурным, кризисным течением, переживается подростком как второе рождение, в итоге которого возникает новое Я. Второй тип - плавный, медленный постепенный рост, когда подросток приобщается к взрослой жизни без глубоких и серьезных сдвигов в собственной личности. Третий тип представляет собой такой процесс развития, при котором подросток сам активно и сознательно формирует и воспитывает себя, преодолевая усилием воли внутренние тревоги и кризисы. Он характерен для подростков с высоким уровнем самоконтроля и самодисциплины.

Культурно-антропологические исследования М. Мид выявили определяющее значение культурных факторов в развитии подростков. Изучение ею детей-аборигенов о. Самоа показало, что конфликты и кризисы в их развитии отсутствуют, тревоги и стрессы им незнакомы; напротив этот период жизни протекал у них бесконфликтно, в атмосфере беззаботности. Исследования М. Мид поставили под сомнение теорию биогенетического универсализма в объяснении характера развития в подростковом возрасте. Было установлено, что биологическое развитие в онтогенезе представляет собой константный фактор, протекает в целом везде одинаково, но психологически подростки из разных культур существенно отличаются друг от друга. Сравнительное изучение школьников и молодых рабочих отроческого возраста, проведенное французской исследовательницей Б. Заззо, позволило выделить детерминирующее влияние социального положения на многие аспекты психологии подростка, что дало основание автору утверждать о наличии двух разных отрочеств: буржуазии и молодых рабочих.

Культурно-историческая традиция в изучении особенностей и закономерностей развития в подростковом возрасте была продолжена Л.С. Выготским. Он рассматривал проблему интересов подростков, называя ее ключом ко всей проблеме психического развития в этом возрасте, так как здесь происходит разрушение и отмирание старых интересов и возникновение новых. Л.С. Выготский описал несколько основных групп интересов подростка, которые он назвал доминантами. Это "эгоцентрическая доминанта" - интерес подростка к собственной личности; "доминанта дали" - установка подростка на обширные, большие масштабы, которые для него гораздо более субъективно приемлемы, чем ближние, текущие, сегодняшние; "доминантаусилия" - тяга подростка к сопротивлению, преодолению, к волевым напряжениям, которые проявляются в упрямстве, борьбе против взрослых, протесте и других негативных проявлениях; "доминанта романтики" - стремление подростка к неизвестному, рискованному, к приключениям, к героизму. Существенные изменения происходят в этом возрасте в развитии воображения: на передний план выходят фантазии, мечты.

Д.Б. Эльконин полагал, что развитие в подростковом возрасте проходит под знаком его взросления, определяется появляющимся у подростков чувством взрослости и тенденции к взрослости (Эльконин Д.Б. Избр. психол. труды. М.,1989). Чувство взрослости как отношение подростка к самому себе уже как к взрослому проявляется в возникновении у него настойчивого желания, чтобы окружающие относились к нему не как к маленькому, а как к взрослому. За этим скрываются более частные потребности: уважения, доверия и такта, признания человеческого достоинства и права на определенную самостоятельность. Важным показателем чувства взрослости является наличие у подростков собственной линии поведения, определенных взглядов, оценок и их отстаивание, несмотря на несогласие взрослых или сверстников. Неудовлетворение этих потребностей взрослыми приводит к различным формам протеста: непослушанию, грубости, упрямству, противопоставлению себя взрослым, конфликтам с ними.

Тенденция к взрослости - стремление быть, казаться и считаться взрослыми обнаруживается в отношениях со взрослыми и сверстниками, в копировании разных сторон поведения и внешнего облика старших. Для подростков важно признание окружающими того, что они уже не маленькие. Неудовлетворенность подростков отношениями взрослых выражается в обидах и всевозможных формах протеста, начиная от грубости, непослушания и кончая противопоставлением себя взрослым.

Авторитетный исследователь психологии подростков М. Кле отмечает общественную обусловленность процессов развития, концентрированно выраженную в понятии "задача развития" (Кле М. Психология подростка. М.,1990. С.47). Задачи развития в подростковом возрасте формулируются им относительно четырех основных сфер: тела, мышления, социальной жизни, самосознания.

1. Пубертатное развитие, В течение относительно короткого периода тело подростка претерпевает значительные изменения. Это влечет за собой две основные задачи развития: 1) необходимость реконструкции телесного образа Я и построения мужской или женской идентичности; 2) постепенный переход к взрослой сексуальности.

2. Когнитивное развитие. Развитие интеллектуальной сферы подростка характеризуется качественными и количественными изменениями, которые отличают его от детского способа познания мира. Становление когнитивных способностей отмечено двумя основными достижениями: развитием способности к абстрактному мышлению и расширением временной перспективы.

3. Преобразование социализации. Преобладающее влияние семьи в отрочестве постепенно заменяется влиянием группы сверстников, выступающей источником референтных норм поведения и получения определенного статуса. Эти изменения протекают в двух направлениях, в соответствии с двумя задачами развития: 1) освобождение от родительской опеки, 2) постепенное вхождение в группу сверстников.

4. Становление идентичности. Становление психосоциальной идентичности, лежащее в основе феномена подросткового самосознания, включает в себя три основные задачи развития: 1) осознание временной протяженности собственного Я, включающей детское прошлое и определяющей проекцию себя в будущее, 2) осознание себя как отличного от интериоризованных родительских образов, 3) осуществление системы выборов, которые обеспечивают цельность личности (профессии, половой идентичности и идеологических установок).

Отмечая продуктивность многостороннего анализа процесса развития в подростковом возрасте, представленного в работе М. Кле, необходимо указать на два обстоятельства: 1) в его работе не разделены подростковый и юношеский периоды развития (эта особенность характерна для большинства зарубежных исследований), 2) схема развития в отрочестве представлена автором как последовательность изменений в теле, мышлении, социальной жизни, в Я подростка. Указание на преобразование в определенный период развития представлений и переживаний, относящихся к той или иной сфере, не вскрывает причин такой центрации, не выявляет психологической природы кризиса развития. Понять симптомокомплекс подросткового возраста возможно лишь при выявлении внутренних движущих сил и противоречий, присущих данному этапу развития субъектности ребенка.

Психологическая природа кризиса отрочества

В отечественной психологии фиксируются как совпадающие, так и различающиеся точки зрения на природу кризиса отрочества, на закономерности и механизмы развития в этом возрасте. Л.С. Выготский первым указал на возникновение самосознания как на центральное новообразование подросткового периода. Л.И. Божович также полагала, что кризис подросткового возраста связан с возникновением в этот период нового уровня самосознания, характерной чертой которого является появление у подростков способности и потребности познать самого себя как личность, обладающую именно ей, в отличие от других людей, присущими качествами. Это порождает у них стремление к самоутверждению, самовыражению и самовоспитанию. Блокирование (депривация) указанных выше потребностей и составляет основу кризиса подросткового возраста (Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе //Вопр. психол. 1979. №4).

С формированием чувства взрослости как образования сознания связывают критические проявления в этот период жизни Т.В. Драгунова и Д.Б.Эльконин (Возрастные и индивидуальные особенности младших подростков /Под ред. Д.Б. Эльконина, Т.В. Драгуновой. М.,1967). Чувство взрослости выражает новую жизненную позицию подростка по отношению к людям и миру, определяет специфическое направление и содержание его социальной активности, систему новых стремлений, переживаний, аффективных реакций. Специфическая социальная активность подростка заключается в особой восприимчивости к усвоению норм, ценностей и способов поведения, которые существуют в мире взрослых и в их отношениях. Осознание себя человеком, уже перешагнувшим границы детства, определяет переориентацию подростка с одних норм и ценностей на другие - с детских на взрослые. Существовавший в детстве тип отношений со взрослыми становится для него неприемлемым, не соответствующим его представлению об уровне собственной зрелости. Права взрослых он ограничивает, а свои расширяет и претендует на уважение его личности и человеческого достоинства, на доверие и расширение самостоятельности, т.е. на известное равноправие со взрослыми, и старается добиться признания ими этого.

На основе анализа психологических исследований и в соответствии с нашими представлениями о кризисе развития можно наметить следующую объяснительную схему кризиса отрочества. Сущность кризиса развития составляет противоречие внутри индивида, внутри его представления о себе, в его самосознании. Формирование нового уровня самосознания основано на возникновении и развитии теоретического мышления в процессе учебной деятельности. Теоретическое мышление позволяет подростку овладеть новым содержанием, формирует новый тип познавательных интересов, приводит к возникновению внутренней рефлексии; обращенность на внутренние основания своих действий и поступков - создает предпосылку для изменения отношений подростка с окружающей действительностью.

Познавательное развитие подростка характеризуется становлением формального интеллекта (Ж. Пиаже). Мышление на уровне формальных операций включает в себя размышления о возможностях, а также сравнение реальности с теми событиями, которые могли бы произойти. Подросток способен формулировать, проверять и оценивать гипотезы. На границе подросткового возраста происходит изменение отношения реального и возможного в сознании. Происходит переориентация школьников с познания того, как устроена реальность, на поиск потенциальных возможностей. Новые интеллектуальные возможности постижения мира резко раздвигают границы внутренней жизни подростка: его мир наполняется идеальными конструкциями, гипотезами о себе, окружающих, человечестве в целом. Эти гипотезы далеко выходят за пределы наличных взаимоотношений и непосредственно наблюдаемых свойств людей и становятся основой экспериментального опробования собственных возможностей.

Вместе с тем в стадии кризиса растет независимость ребенка в своих знаниях и умениях; вплоть до постоянного, назойливого утверждения "Я знаю!". При этом подростки проявляют некритичность к подлинному объему своего знания и умения. Накопленный опыт, знания, обученность приводят к своеобразному "Я сам!" ("Я уже знаю, умею"), к субъективной готовности на все в жизни. Отсюда - настаивание на своей независимости, требование свободы. Подростки отвергают свою принадлежность к детству и утверждают свою взрослость.

Внутри совместной учебной деятельности у подростков формируются способности и потребности познать себя. Открытие собственного Я, поиск своего места в системе человеческих отношений, ощущение себя автором и творцом собственной биографии - основное событие, открывающее кризис отрочества.

"Я - сознание" представляет собой аффективно заряженный и значимый для подростка предмет. Конфликтность подросткового Я состоит в том, что это, с одной стороны, энергетически мощная, рвущаяся к самовыражению реальность, а с другой - по образному выражению Л. Толстого - "пустыня отрочества" - бытие, еще не определенное личными выборами и поступками. Полнота бытия и его незаполненность собственными событиями представлены отроку одновременно.

У подростков отсутствует ощущение подлинной, полноценной взрослости. Открытие своего внутреннего мира, осознание себя, своего Я уже произошло, но они еще не знают, что из себя представляет это Я. Подросток не может еще осмыслить себя, понять себя, свое место и предназначение в мире. Отсюда - утверждение себя, проверка своих физических и социальных возможностей, поиск себя. Этот поиск принимает зачастую раздраженно-капризные формы, вносит конфликты в отношения подростков и взрослых. Эмоционально-психологическая дистанция между подростками и родителями увеличивается: подростки демонстрируют потребность в обособлении, автономии от взрослых. Но обособление от родителей не означает отказ от ценностей и норм их жизнедеятельности, эмоциональный разрыв с ними. Стремление к независимости означает потребность иметь собственные суждения, самостоятельно определять свое поведение. Социологические исследования, проведенные в 1999 г. среди московских подростков, выявили тенденцию роста значимости для них дома и семьи: "Большая часть респондентов (61,8%) воспринимают дом как свою важную базу для успешного жизненного старта. В домашних условиях занимаются любимым делом 83,5%..., 92,6% опрошенных отмечают важность взаимопонимания с родителями" (Современный подросток: проблемы жизнедеятельности. М., 1999. С.13 - 14).

Исследователи отмечают весьма контрастную картину достижения самостоятельности мальчиками и девочками. Желание освободиться от эмоциональной зависимости от родителей меньше выражено у девочек, чем у мальчиков. В целом для девочек в этом возрасте характерны согласие с родительскими требованиями', озабоченность поддержанием эмоциональных отношений с семьей, склонность к воспроизводству образа жизни семьи, определение своих жизненных идеалов на основе родительских представлений.

Мальчики представляются более решительно противостоящими своей семье, в большинстве своем они склонны следовать внешним по отношению к своей семье моделям поведения и социальной жизни. Они определяют свое будущее в терминах саморегуляции - через те действия, которые предстоит осуществить. Группа сверстников используется мальчиком как средство поддержки его попыток достичь независимости - порвать с семейными правилами и достичь свободы; для девочки же группа сверстников в основном служит для проявления эмоциональных межличностных отношений.

Вместе с тем обостряющаяся у подростка потребность в автономии и самоопределении может приводить к конфликтам со взрослыми - с родителями и педагогами. Как правило, острота конфликта зависит от стратегии поведения взрослого. Реальность опыта проверки себя дает ощущение реальности своего Я. "Я есть!" - формула самоутверждения, утверждения самих основ существования своего Я.

Ответив на главный вопрос: "А есть ли Я?", нужно ответить на следующие: "Какой Я?", "Что я из себя представляю?" Подростки постоянно что-то доказывают друг другу и самому себе. Для подростка резко возрастает значение групп сверстников. Физические, психологические и социальные перемены в их жизни они стремятся обсудить с теми, кто переживает аналогичные чувства, т.е. со своими сверстниками. Круг ровесников играет основную роль в социальном развитии подростка. В общении с ровесниками подросток испытывает себя и определяет - кто он есть и кем хочет стать. Он фиксирует внимание на том, как он выглядит, какие черты его характера делают его популярным в различных группах сверстников. В ходе интенсивного общения и взаимодействия в группах сверстников осуществляется интеграция получаемой о себе разнообразной информации в целостную непротиворечивую личность.

Межличностные отношения в группе и межгрупповые отношения сверстников позволяют подростку воплотить чувство Я и чувство взрослости в слова, поступки, в переживания, сделать эти смутные чувства заметными себе и другим. Именно ценности и нормы подростковой группы дают подростку ответ на вопрос: "Что делать с этими чувствами?".

Подростковые группы помогают, с одной стороны, осознать себя через социальные роли и реализовать их в поведении и во взаимоотношениях с другими. С другой - общность сверстников пытается полностью подчинить себе индивидуальное, "внутреннее", формируя его по уже готовым шаблонам поведения, мышления, отношения. Эта общность и является тем пространством, на котором подросток строит образ себя, своего Я, наполняет его социально-психологическим содержанием. В этом пространстве зарождается личность подростка. Утверждение своей индивидуальности на данном этапе развития субъектности выступает одновременно и как утверждение личностного способа бытия. Ведь их утверждение происходит в системе реальных связей и отношений с другими, когда подросток должен отстоять свое мнение, свой взгляд, определить свою позицию в сообществе.

Проблема ведущей деятельности в кризисе отрочества

В кризисе отрочества происходит перестройка всей социальной ситуации развития подростка. Отправной точкой ее перестройки, изменений во внутреннем мире подростка является ориентировка на себя как основное условие решения всех жизненных задач. В первую очередь - это задачи построения отношений с другими людьми. Сформировавшиеся в отрочестве способности усваивать принципы, образцы, эталоны действия взрослых имеют тенденцию распространяться за рамки школьных предметов. Самая доступная для детей область приложения их новых способностей - это собственная практика взаимоотношений с другими людьми. Именно в начале подросткового возраста интенсивное общение, сознательное экспериментирование с собственными отношениями к другим людям (поиски друзей, конфликты, выяснение отношений, смена компании) выделяются в относительно самостоятельную область жизни.

Важность и особое место подросткового периода определяется тем, что именно в этом периоде происходит переход от характерного для детства типа отношений взрослого и ребенка к качественно новому, специфическому для общения взрослых. Этот переход существует как процесс становления новых способов социального взаимодействия подростка и взрослого. Старые способы постепенно вытесняются новыми, но они одновременно и сосуществуют. Это создает большие трудности и для взрослых, и для подростков.

Описание путей разрешения кризиса отрочества, смены типа отношений взрослого и подростка содержится в работах Т.В. Драгуновой (Драгунова Т.В. Подростковый возраст //Возрастная и педагогическая психология /Под ред. А.В. Петровского. М.,1973). Характер смены прежнего типа отношений на новый во многом зависит от того, кто является инициатором этой смены. При инициативе взрослого существует принципиальная возможность оптимизировать этот процесс и избежать трудностей. При инициативе же подростка вероятность возникновения конфликтов велика и зависит от существующего у взрослого отношения к подростку - еще как к ребенку или уже как к достаточно взрослому и ответственному. Взрослый, не дожидаясь, когда инициатором перемен может стать подросток, начинает перестраивать свое отношение к нему и выяснять, где именно и как можно и нужно расширить его самостоятельность и права, повысить требования к подростку, увеличить его ответственность.

Подросток становится инициатором смены отношений, когда у него возникает чувство взрослости, и если отношение взрослого к нему не меняется, то такое рассогласование в оценке степени взрослости подростка выступает в качестве противоречия, способного породить конфликт. При этом развитие некоторых сторон взрослости может тормозиться, а личность калечиться (появление ответных агрессивно-деспотических тенденций, лживости, приспособленчества и т.д.).

Какова же ведущая деятельность этого периода жизни - как основы новой формы со-бытийной общности? На каком содержании возможно обеспечить подростку удовлетворение потребностей познания себя, утверждения своего Я, определения своего места в системе общественных отношений? Каковы психолого-педагогические условия преодоления кризиса развития - кризиса отрочества? Эти вопросы в психологии остаются открытыми.

Д.Б. Эльконин полагал, что ведущей деятельностью в подростковом возрасте является общение со сверстниками. Деятельность общения выступает своеобразной формой воспроизведения между сверстниками тех отношений, которые существуют среди взрослых людей. Построенное на основе полного доверия и общности внутренней жизни, личное общение становится той деятельностью, внутри которой у подростков оформляются взгляды на жизнь, на отношения между людьми, на свое будущее (Эльконин Д.Б. Избр. психол. труды. М.,1989. С.73-74).

В.В. Давыдов в качестве ведущей для подростков определяет общественно значимую деятельность, включающую в себя такие ее виды, как трудовая, учебная, общественно-организационная, спортивная и художественная. Осознавая социальную значимость собственного участия в реализации этих видов деятельности, подростки вступают в новые отношения между собой, развивают средства общения друг с другом. Активное осуществление общественно значимой деятельности способствует удовлетворению потребности в общении со сверстниками и взрослыми, признанию у старших, самостоятельности, самоутверждению и самоуважению согласно выбранному идеалу (Давыдов В.В. Теория развивающего обучения. М.,1996. С.111 - 114).

Т.В. Драгунова изучила и описала направления в развитии взрослости у подростков. Существование различных направлений определяется различием в характере образцов, на которые подросток ориентируется в приобретении черт взрослости. Усвоение различных образцов взрослости происходит в практике отношений со взрослыми и товарищами, через прямое заимствование или подражание, путем самовоспитания и самообразования.

Подражание внешним проявлениям взрослости. Равнение подростка на взрослых проявляется в стремлении походить на них внешне, приобщиться к разным сторонам их жизни и деятельности, приобрести их особенности, качества, умения и привилегии. При этом подросток подражает наиболее зримо выступающим отличительным чертам взрослых. Прежде всего это касается тех прав, обладание которыми выделяет взрослых по внешнему облику и манере поведения. В совокупности они представляют отличительные признаки внешней взрослости.

Ориентация на качества взрослого. Равнение подростка на взрослого проявляется в стремлении приобрести его качества, освоить взрослые умения. Мальчики начинают развивать в себе качества "настоящего мужчины" (силу, смелость, настойчивость, волю и т.д.). С этой целью они занимаются спортом, различными упражнениями. У девочек также существует готовность овладеть некоторыми женскими умениями.

Взрослый как образец деятельности. Развитие ценной по содержанию социальной зрелости происходит в условиях сотрудничества взрослого с подростком в разных видах деятельности, когда подросток ориентируется на взрослого как на образец и занимает позицию его помощника. Участие в труде рядом и наравне со взрослыми, при большом доверии с их стороны, формирует у подростка чувство ответственности, самостоятельности, умение думать и заботиться о других людях, чуткость и внимательность.

Интеллектуальная взрослость выражается в стремлении подростка что-то знать и уметь по-настоящему. Такое желание стимулирует возникновение самостоятельной учебно-познавательной деятельности, содержание которой выходит за пределы школьной программы. Необходимость в новых знаниях удовлетворяется самостоятельно, путем самообразования. Именно в подростковом возрасте происходит становление доминирующей направленности познавательных интересов.

Д.И. Фельдштейн полагает, что в настоящее время возросла значимость поиска новых видов и форм социально значимой деятельности, которые способны создавать условия для самоутверждения и самовыражения современных подростков. Именно участие в социально признаваемой и одобряемой деятельности позволяет подростку осознать и оценить себя, приобрести уверенность в собственной значимости и при этом адекватно отнестись к оценкам других, развивая общественно направленную мотивацию. Не случайно идея общественной направленности деятельности является центральной и у скаутов, и у ротари, и других подростковых объединений (Фельдштейн Д.И. Психология взросления. М.,1999).

К.Н. Поливанова высказывает предположение, что выстраивание собственного "поведенческого текста", создание произведения собственного действия - вот та основная работа, которая должна происходить при переходе от младшего школьного к подростковому возрасту. В подростковом возрасте ребенок строит собственное субъектное поведение в авторской позиции, т.е. подросток лишь постольку является действительным субъектом, поскольку он замысливает собственное действие, осуществляет его, получает собственный продукт и тем самым выявляет для себя и вовне собственный замысел (Поливанова К.Н. Психологическое содержание подросткового кризиса //Вопр. психол. 1995. №1).

При всех трудностях определения конкретных путей преодоления кризиса развития в подростковом возрасте можно сформулировать общее психолого-педагогическое требование его благополучного разрешения - наличие общности, совместности в жизни ребенка и взрослого, сотрудничества между ними, в процессе которого происходит становление новых способов их социального взаимодействия. Создание общности в жизни взрослого и подростка, расширение сферы их сотрудничества и содержательных контактов составляют необходимые условия преодоления кризиса отрочества.

3.4. Юность - синтез личностного способа бытия (13,5 лет-18,0 лет)

Закономерности развития в юношеском возрасте

Юность - период завершения физического созревания; на его долю выпадает задача многочисленных "доделок" и устранения диспропорций, обусловленных неравномерностью созревания в кризисе отрочества. К концу этой стадии основные процессы биологического созревания в большинстве случаев завершены. Юноши догоняют и опережают в своем физическом развитии девушек.

Юношам и девушкам, как и подросткам, свойственно повышенное внимание к представлениям о норме в отношении роста тела, его размера, веса, пропорций, прически, лица, поведения и движений. Они склонны находить у себя физические отклонения даже в тех случаях, когда все показатели соответствуют норме. Эта повышенная чувствительность может вызывать конфликтные реакции или даже хронические психические нарушения невротического характера. Например, многие нормальные или даже стройные девушки считают себя толстыми и стараются похудеть. В крайних случаях такая озабоченность своим весом может приводить к нарушениям пищевого поведения. Однако общее эмоциональное самочувствие юношей и девушек становится более ровным. Как правило, нет резких аффективных вспышек, которые нередко возникали в подростковом возрасте из-за общей повышенной возбудимости.

Юность - завершающий этап первичной социализации, однако социальный статус юношества неоднороден. Подавляющее большинство юношей и девушек - это учащиеся либо общеобразовательной школы, либо средних профессиональных или специальных учебных заведений. Вместе с тем определенная часть юношей и девушек начинают самостоятельную трудовую деятельность. Основные закономерности развития в ранней юности исследуются нами применительно к старшему школьному возрасту. Однако и для других социальных групп юношества выявленные закономерности сохраняют свое значение, конкретизируясь в специфическом содержании и условиях образования и развития.

Период юности - это период самоопределения. Самоопределение - социальное, личностное, профессиональное, духовно-практическое - составляет основную задачу юношеского возраста. В основе процесса самоопределения лежит выбор будущей сферы деятельности. Однако профессиональное самоопределение сопряжено с задачами социального и личностного самоопределения, с поиском ответа на вопросы кем быть? и каким быть? с определением жизненных перспектив, с проектированием будущего. В возрастной психологии установлено, что при переходе от подросткового к юношескому возрасту происходит изменение в отношении будущего: если подросток смотрит на будущее с позиции настоящего, то юноша смотрит на настоящее с позиции будущего. Выбор профессии и типа учебного заведения неизбежно дифференцирует жизненные пути юношей и девушек, закладывает основу их социально-психологических и индивидуально-психологических различий.

Сами юноши и девушки наступление зрелости связывают с внутренними изменениями в себе и в отношениях с другими людьми. Они пытаются установить время, когда почувствовали себя взрослыми: "Я думаю, что взрослость наступает тогда, когда кончается беспечное существование. Раньше я вообще не задумывался над тем, как жить. Теперь же начинаешь отдавать себе отчет в своих поступках и все чаще задумываешься о своем будущем". Следует отметить, что процесс профессионального и личностного самоопределения не завершается в период ранней юности; вопросы правильности жизненного выбора актуальны и для молодого, и для взрослого человека.

Основной сферой жизнедеятельности старшеклассников продолжает оставаться школа. В школе статус современного старшеклассника неоднозначен. С одной стороны, положение старшего накладывает на него дополнительную ответственность, перед ним ставятся более сложные задачи, с него больше спрашивают. С другой - по своим правам он целиком зависит от учителей и школьной администрации. Он обязан безусловно выполнять все требования учителей, не имеет права критиковать их.

Внутренняя позиция старшеклассника по отношению к школе складывается из его отношения к школе как к социальной структуре, к процессу обучения, к педагогам, к одноклассникам. Его отношение к школе в целом характеризуется растущей сознательностью и одновременно постепенным "вырастанием" из школы. Круг интересов и общения старшеклассника все больше выходит за пределы школы, делая ее только частью его жизненного мира. Школьная жизнь рассматривается как временная, имеющая ограниченную ценность. Хотя старшеклассник еще принадлежит школе, референтные группы все чаще находятся вне ее.

Учебная деятельность в старших классах имеет свои особенности - она становится учебно-профессиональной, реализующей профессиональные и личностные устремления юношей и девушек. Продолжение обучения в старших классах - это своего рода заявка на поступление в будущем в высшее учебное заведение. Поэтому здесь снимается острота проблемы мотивации учения и связанной с ней дисциплины на уроках. Ведущее место у старшеклассников занимают мотивы, связанные с самоопределением и подготовкой к самостоятельной жизни, с дальнейшим образованием и самообразованием. Эти мотивы приобретают личностный смысл и становятся действенными. У юношей и девушек появляется интерес к теоретическим проблемам, к способам познания и учения, к самостоятельному поиску учебно-теоретических проблем.

Обучение в старших классах осуществляется в соответствии с тем или иным профилем: естественнонаучным, физико-математическим, гуманитарным, а также конкретно-профессиональным - педагогическим, медицинским, юридическим, экономическим, инженерным и т.п. Учебная деятельность приобретает черты избирательности, осознанности, ответственности за ее процесс и результаты. Обучение в школе дополняется образованием во внешкольных образовательных учреждениях и самообразованием.

Одной из важных для современных старшеклассников является проблема социально-психологической адаптации к новому коллективу. Сегодня старшие классы общеобразовательной школы в большинстве своем комплектуются из учащихся, обучавшихся в разных классах или даже разных школах. В новых классах появляются новые, как правило, более высокие критерии оценок. Психологи фиксируют связанные с этим изменения в сознании и поведении юношей и девушек, разрывы преемственности в становлении идентичности, в сфере основных переживаний, связанных с осознанием самого себя. Такие изменения затрудняют нормальное протекание образовательного процесса в старших классах (Практическая психология образования /Под ред. И.В. Дубровиной. М.,1996. С.383).

Другая, отмечаемая психологами проблема, установка на продление моратория относительно вопросов, связанных с будущим. У некоторых юношей и девушек иногда наблюдается "лихорадочная" активность, в результате которой учебные дела отступают на второй план, а на первый план выдвигаются не связанные с учебой разнообразные виды деятельности (общение, участие в неформальных молодежных движениях, спорт, самодеятельность, посещение разного рода подготовительных курсов и пр.). Временем такого перелома чаще всего оказывается предвыпускной класс, когда проблемы окончания школы кажутся еще далекими. Подобный "отход" от школы, зачастую сопровождаясь снижением успеваемости и достаточно формальным отношением к учебе, вызывает недовольство взрослых. Санкции и запреты, к которым они прибегают, становятся почвой для конфликтов.

Психологи полагают, что такой период в жизни старших школьников при всех его видимых издержках имеет позитивное значение. Задачи личностного и социального самоопределения предполагают специальный период, в течение которого молодые люди как бы получают право экспериментировать, "примериваться" к различным социальным ролям, до определенного момента не отдавая предпочтения ни одной из них. Это время по-своему продуктивно: жизненные горизонты юных расширяются, приобретается жизненный опыт взаимодействия с действительностью, реалистичнее становятся представления о мире и о себе.

Значительно более сложными и дифференцированными становятся в юношеском возрасте отношения к учителю и с учителями. В образе "идеального учителя" на первый план выходят его индивидуальные человеческие качества - способность к пониманию, эмоциональному отклику, сердечность, т.е. в учителе хотят видеть, старшего друга. На втором месте стоит профессиональная компетентность учителя, уровень его знаний и качество преподавания, на третьем - умение справедливо распоряжаться властью. В старших классах отношения учителя с учениками могут строиться только на основе взаимопонимания и уважения друг к другу. Прежние формы взаимоотношений лишь затрудняют налаживание контакта, вызывая у учащихся отчуждение от учителя и негативизм.

Отношения юношей и девушек с родителями неравномерны. С одной стороны, сохраняет свою актуальность потребность освобождения от контроля и опеки родителей - актуальны процессы обособления. Многие родители, привыкнув распоряжаться детьми, болезненно переживают ослабление своей власти. Кроме того, действуют определенные культурные запреты; например, у нас не принято обсуждать сексуальные проблемы. Юноши невнимательны к родителям вследствие своего возрастного эгоцентризма. Поглощенные собой, они видят своих родителей только в каких-то определенных и подчас не самых привлекательных качествах. Порой они стесняются своих родителей: им кажется, что они слишком громко говорят, немодно одеваются, полны предрассудков. Нередко юноши и девушки считают себя выше лишь потому, что знают что-то, чего не знают родители.

С другой стороны, в юности сильна тенденция на отождествление со взрослыми. Среди тем, на основе которых могло бы строиться общение и сама общность со взрослыми, в первую очередь с родителями, называются: выбор будущей профессии, учебные дела, взаимоотношения с окружающими, нравственные проблемы, увлечения, вопросы о себе и своем прошлом, настоящем, будущем, - все то, что связано с жизненным самоопределением. Вопросы самоопределения не могут решаться только в общении со сверстниками, социальный опыт которых примерно одинаков и равно ограничен у всех. Обращение к взрослым закономерно. Но общение со взрослыми, по мнению самих юношей и девушек, возможно лишь при условии его диалогичности и доверительности. Отсутствие доверительности в общении выступает одной из причин тревожности, которую испытывают молодые люди в общении с родителями и теми взрослыми, от кого они в какой-то мере зависят.

В целом, на ступени персонализации, в юности - реальным партнером по общности, с которым каждый отождествляется лично и по-своему, становится общественный взрослый, воплощенный в системе социальных ролей и частично персонифицированный в таких культурных позициях как Учитель, Мастер, Наставник, а далее - Консультант, Эксперт. Взрослый ценен и значим прежде всего своей реальной (а не идеальной - как у подростка) взрослостью, которая содержательно раскрывается, обнаруживает себя через правила, понятия, принципы, способы организации деятельности во всех сферах социально-культурного бытия - в ремесле, науке, искусстве, религии, морали, праве. Именно через приобщение к деятельным формам взрослости человек впервые осознает себя потенциальным автором собственной биографии, принимает персональную ответственность за свое будущее, уточняет границы своей самотождественности внутри совместного бытия с другими.

Нормой и важнейшим условием самотождественности (самоидентификации, принятия себя) является процесс индивидуального обособления в деятельности и личной ответственности за нее внутри группы сверстников. Общение со сверстниками имеет для юношей и девушек очень важное значение. Вне общества сверстников, где взаимоотношения строятся принципиально на равных началах и статус надо заслужить и уметь поддерживать, юноша не может выработать необходимых для самостоятельной взрослой жизни коммуникативных качеств. Соревновательность групповых взаимоотношений, которой нет в отношениях с родителями, также служит ценной жизненной школой. Сознание групповой принадлежности, солидарности, товарищеской взаимопомощи не только облегчает подростку и юноше обособление от взрослых, но и дает ему чрезвычайно важное чувство эмоционального благополучия и устойчивости. Сумел ли он заслужить уважение и любовь равных, имеет для самоуважения юноши решающее значение.

Усиливается потребность не только в социальной, но и пространственной автономии, неприкосновенности своего личного пространства. В юности ценится одиночество - чем самостоятельнее юноша и чем острее потребность в само-определении, тем сильнее у него потребность быть одному. Потребность в отождествлении со сверстниками у юношей проявляется в разных мотивах. Один ищет в обществе сверстников подкрепления самоуважения, признания своей человеческой ценности. Другому важно чувство эмоциональной сопричастности, слитности с группой. Третий черпает недостающую информацию. Четвертый удовлетворяет потребность властвовать, командовать другими. Большей частью эти мотивы переплетаются и не осознаются.

В юношеском общении отмечают две противоположные тенденции: расширение его сферы, с одной стороны, и растущую индивидуализацию - с другой. Первая проявляется в увеличении времени, которое расходуется на него, в существенном расширении его социального пространства, в расширении географии общения, в особом феномене, получившем название "ожидание общения" и выступающем в самом поиске его, в постоянной готовности к коммуникации. Об индивидуализации общения свидетельствует строгое разграничение природы взаимоотношений с окружающими, высокая избирательность в дружеских связях и общении. Эти тенденции отвечают разным потребностям юношей и девушек: в поиске общения находит воплощение потребность пережить новый опыт, испытать себя в новой роли, а в избирательности - потребность в самовыявлении и встречном понимании. И та и другая потребность актуальны, и то, как они удовлетворяются или не удовлетворяются, вызывает у них глубокие переживания.

Юношеская общительность часто бывает эгоцентричной, а потребность в самовыявлении, раскрытии своих переживаний - выше интереса к чувствам и переживаниям другого. Отсюда - взаимная напряженность в отношениях, неудовлетворенность ими. Типичная черта юношеских групп - высокая конформность. Отстаивая свою независимость от старших, юноши зачастую некритически относятся к мнениям собственной группы и ее лидеров.

Юношеские группы удовлетворяют в первую очередь потребность в свободном, паритетном, эмоционально насыщенном общении. Свободное общение - не просто способ проведения досуга, но и средство самовыражения, установления новых контактов, поиск себя. Юношеское общение поначалу неизбежно экстенсивно, требует частой смены ситуаций и довольно широкого круга участников. Принадлежность к компании повышает уверенность юноши в себе и дает дополнительные возможности самоутверждения.

Развитие юношеских групп имеет свою логику. У подростков общение реализуется в однополых группах мальчиков или девочек. Затем две такие группы, не теряя своей внутренней общности, образуют смешанную компанию. Позже внутри этой компании складываются пары, которые становятся все более устойчивыми, а прежняя большая компания распадается или отходит на задний план. Однако в жизни юношей однополая группа значит гораздо больше, чем в жизни девушек. Привязанность к ней сохраняется и поддерживается даже после возникновения смешанной компании и начала дружбы с девушкой. Наряду с возрастающей значимостью коллективной жизни, в юности резко усиливается потребность в индивидуальной интимной дружбе. Поиск друга начинается уже в подростковом возрасте. Однако юношеская дружба гораздо устойчивее и глубже подростковой. Подростка связывают с другом преимущественно общие интересы и совместная деятельность. Юношеская дружба на первый план выдвигает интимность, эмоциональное тепло, искренность. Развитие самосознания и свойственные ему противоречия вызывают непреодолимую потребность "излить душу", поделиться своими переживаниями.

Юность бескомпромиссна, для юноши типично стремление быть самим собой, жажда самораскрытия. Интимная дружба, позволяющая сопоставить переживания, мечты, идеалы, научиться говорить о себе, имеет поэтому важное значение. Современные юноши боятся высоких слов и проявлений нежности, их дружеское общение зачастую нарочито заземлено и огрублено. Однако от этого оно не теряет своего высокого назначения, а сами юноши и девушки считают дружбу важнейшим из человеческих отношений.

Основные результаты развития субъектности на ступени персонализации

Юность располагается на ступени развития, которая называется персонализация. Данное слово, соединяющее в себе значение "личины" (роли, маски) и духовного "Лика", акцентирует, с одной стороны, важнейший момент личностного развития - появление способности к самоопределению и саморазвитию (определению и развитию собственной самости), с другой - принципиальную ограниченность данной ступени развития личности, еще не достигшей внутренней свободы от ближайшего социального окружения.

Юность на психологическом языке - это стабильный период развития; период самобытности, когда целый блок способностей предшествующего периода, субъектом которых в отрочестве была детско-взрослая общность, а вовсе - не отдельный ребенок, теперь должны стать собственными способностями молодого человека. Причем не только собственными по принадлежности, но главное - социально, индивидуально, профессионально и духовно ориентированными способностями, делающими его уместным, адекватным и успешным в пространстве культуры и во времени истории, в пространстве предстоящей собственной индивидуальности. Это главная задача образования в старшей школе (в интервале 14 - 18 лет).

Юность - завершающая стадия ступени персонализации. Поэтому основные результаты развития в этой стадии одновременно выступают как достижения всей ступени. Главные новообразования юношеского возраста - саморефлексия, осознание собственной индивидуальности, появление жизненных планов, готовность к самоопределению, установка на сознательное построение собственной жизни, постепенное врастание в различные сферы жизни. Процесс этот идет изнутри вовне: от открытия Я к практическому воплощению его в различных видах жизнедеятельности.

Взросление как процесс социального самоопределения многомерно и многогранно - это и процессы формирования жизненной перспективы, и становления отношения к труду, и нравственного самосознания. В качестве главного результата самоопределения психологи выделяют потребность юноши занять внутреннюю позицию взрослого, осознать себя в качестве члена общества, определить себя в мире, т.е. понять себя и свои возможности наряду с пониманием своего места и назначения в жизни.

Социальное самоопределение и поиск себя неразрывно связаны с формированием мировоззрения. Юность - решающий этап становления мировоззрения. В этот период жизни у человека появляется потребность свести все многообразие фактов к немногим принципам, построить стройную систему взглядов на мир, определить свое место в этом мире. Юноша ищет формулу, которая осветила бы ему и смысл собственного бытия, и перспективы всего человечества.

Устремленность в будущее, связанная с ожиданием того, что жизнь должна принести еще много неизведанного, сопровождается стремлением как-то понять и осмыслить окружающую действительность, построить целостное видение мира. Желание постичь мир как целостное и закономерное строение может слабо осознаваться; далеко не всегда оно выражается в осмысленных поисках основ, которые позволяют в многообразии действительности увидеть некое единство. Тем не менее это желание всегда есть; его наличие можно заметить по стремлению ознакомиться не только с новыми конкретными данными о той или другой стороне действительности, но и с обобщениями этих данных.

Эта тяга к системному пониманию различных сторон мира и социальной жизни нередко приводит юношей и девушек к недостаточно продуманным, но претендующим на высокую степень обобщения идеям о мироустройстве. При этом через некоторое время эти сверхценные идеи достаточно легко сменяются новыми утверждениями, которые кажутся теперь более совершенными. Обобщенность в трактовке тех или других вопросов действительности - науки, морали, политики, искусства, назначения человека, происхождения жизни и т.п. - сочетается порой с отрицанием общепринятых позиций в подходе к их решению.

Характерное приобретение ранней юности - формирование жизненных планов. Из мечты, где все возможно, и идеала как абстрактного образца постепенно вырисовывается более или менее реалистичный план действий. Жизненный план как совокупность намерений постепенно становится жизненной программой, когда предметом размышлений оказывается не только конечный результат, но и способы его достижения. В отличие от мечты, которая может быть и активной, и созерцательной, жизненный план - это план потенциально возможных действий. Жизненные планы старшеклассников как по содержанию, так и по степени их зрелости, социального реализма и охватываемой временной перспективе весьма различны. В содержании планов, как отмечает И.С. Кон, существует ряд противоречий (Кон И.С. Психология ранней юности. М.1989).

В своих ожиданиях, связанных с будущей профессиональной деятельностью и семьей, юноши и девушки достаточно реалистичны. Но в сфере образования, социального продвижения и материального благополучия их притязания зачастую завышены. При этом высокий уровень притязаний не подкрепляется столь же высокими профессиональными устремлениями. У многих юношей и девушек желание больше иметь и получать не сочетается с психологической готовностью к более интенсивному и квалифицированному труду.

Профессиональные планы юношей и девушек недостаточно конкретны. Реалистично оценивая последовательность своих будущих жизненных достижений, они чрезмерно оптимистичны в определении возможных сроков их осуществления. При этом девушки ожидают достижений во всех сферах жизни в более раннем возрасте, чем юноши. В этом проявляется их недостаточная готовность к реальным трудностям и проблемам будущей самостоятельной жизни.

Главное противоречие жизненной перспективы юношей и девушек - недостаточная самостоятельность и готовность к самоотдаче ради будущей реализации своих жизненных целей. Отдаленная перспектива рисуется многим из них более ясной и отчетливой, нежели ближайшее будущее, зависящее от них самих. Все юноши и девушки размышляют о будущем и строят всевозможные планы, но лишь немногие отдают себе отчет в том, что реальное будущее - это не будущее вообще, но будущее - как определенным образом построенное настоящее, и что насыщение будущего целями есть лишь предпосылка для насыщения настоящего соответствующей практикой. Такое положение является типичным для старшеклассников.

Цели, которые ставят перед собой будущие выпускники, оставаясь не проверенными на соответствие их реальным возможностям, нередко оказываются ложными, страдают "фантазийностью". Порой, едва опробовав нечто, молодые люди испытывают разочарование и в намеченных планах, и в самих себе. Вместо того, чтобы в этой критической ситуации мобилизовать себя, многие из них склоняются к сомнительным жизненным концепциям ("можно работать дворником и всего себя отдавать занятиям литературой"). Намечаемая перспектива формулируется то слишком конкретно (стать именно таким-то специалистом, поступить на такой-то факультет), то, напротив, чересчур общо ("служить прогрессу человечества", "быть полезным обществу человеком"). В первом случае она оказывается недостаточно гибкой для того, чтобы ее реализация завершилась успехом, во втором - своей неопределенностью затрудняет необходимую для успешного самоопределения концентрацию сил.

Одно из достижений ступени - новый уровень развития самосознания. Развитие самосознания наиболее интенсивно осуществляется в кризисе отрочества и в юности. Главное психологическое приобретение ранней юности - открытие своего внутреннего мира в его индивидуальной целостности и уникальности. Юноши и девушки осознают себя в качестве неповторимой, не похожей на других личности, с собственным миром мыслей, чувств и переживаний, с собственными взглядами и оценками. Они пока еще не подозревают, что на самом деле эти взгляды, точки зрения, оценки очень часто присущи многим другим их сверстникам, отражают те веяния, которые характерны для разных групп молодежи данного поколения.

И эту свою личность как нечто особое, не похожее на других, юный человек хочет утвердить среди окружающих людей. Он хочет, чтобы его как такую особенную личность заметили. Отсюда - тенденция к манифестации себя в разных формах: в манере двигаться, говорить, одеваться; в своеобразных оценках явлений быта, школьной жизни, произведений литературы и искусства; в каких-то особенных словечках и выражениях, в неприятии некоторых общепринятых положений. Стремление выделиться среди сверстников приобретает самые разнообразные формы. Это могут быть чисто внешние формы поведения, стремление проявить свою особость в каких-то свойствах характера, в чертах умонастроения, в излюбленных пристрастиях, в отношении к окружающим.

Изменившееся отношение к себе, осознание своей особости сочетается с интересом к себе, со стремлением к самопознанию, к тому, чтобы узнать, каков я, к чему способен. Отсюда - само-рефлексия, способность замечать и примечать проявления характера, свойств воли, те или иные особенности переживаний, понимать природу возникающих желаний и устремлений. Отсюда - рост интереса к самоанализу: как вел себя в таких-то обстоятельствах, общаясь со сверстниками и со взрослыми, как проявил себя в определенной ситуации и т.п.

Центральный психологический процесс в самосознании - это формирование личной идентичности, чувство индивидуальной самотождественности, преемственности и единства. Открытие себя как неповторимо индивидуальной личности неразрывно связано с открытием социального мира, в котором этой личности предстоит жить. Самоанализ становится элементом социально-нравственного самоопределения. Этот самоанализ часто иллюзорен, впрочем во многом иллюзорны и многие юношеские жизненные планы.

Как и подросток, юноша страстно хочет знать, кто он такой, чего он стоит, на что способен. Есть два способа самопознания: один состоит в том, чтобы соизмерить уровень своих притязаний с достигнутыми результатами. Но ограниченность юношеского жизненного опыта затрудняет такую примерку. Многие нелогичные, с точки зрения взрослых, поступки объясняются не столько желанием выделиться в глазах других, завоевать популярность, сколько именно потребностью самопроверки своей решительности, отваги, а главное - подтверждения своего бытия. Второй путь самооценки - социальное сравнение, сопоставление мнений о себе окружающих. Но они часто расходятся. Поэтому возникает необходимость выбора, проверки, самостоятельных раздумий.

Самооценка часто служит средством психологической защиты. Желание иметь положительный образ Я нередко побуждает индивида преувеличивать свои достоинства и преуменьшать недостатки. В целом адекватность самооценок с возрастом повышается. Самооценки взрослых по большинству показателей более реалистичны и объективны, чем юношеские, а юношеские - чем подростковые.

Чрезвычайно важный компонент самосознания - самоуважение. В юности молодой человек принимает сам себя, он учится принимать себя и нести ответственность за свой выбор и решения. Самопринятие - важнейший признак становления личностного способа бытия, когда во многих жизненных коллизиях юный человек может вслух сказать: "Я - лично отвечаю за это!". Но на пути к этому надо приобрести опыт, совершать ошибки и учиться на них.

Известный голландский психолог и психотерапевт Б. Ливехуд отмечает, что для того чтобы жить и действовать в обществе, особенно важно, чтобы молодой человек мог рано начать готовиться и упражняться в творчески-социальной сфере, чтобы это новое искусство помогло ему выработать свой собственный взгляд на трудную ситуацию развития. В юности важно, несмотря на ограничение материальными условиями (зависимость от других, от родителей), на ограничение духовными и культурными запретами, создать нечто личное и единственное в своем роде. Свобода в создании собственного положения должна быть открыта и отработана в юности. Жизненная необходимость юности отчетливо проявляется в случаях, когда человек не имеет возможности прожить этот период. Б.Ливехуд анализирует особенности развития молодых людей, которые в период юности включаются в профессиональную жизнь и непосредственно попадают в общество взрослых. В этом случае открытие самого себя осуществляется шокирующим образом и в тот момент, когда собственное Я еще недостаточно стойко созрело, чтобы достойно пережить это испытание. Хотя экономическая независимость наступает здесь рано и вынужденно занимает важное и слишком высоко оцениваемое место, все же духовная несвобода при создании мировоззрения и оценке культурных и социальных ситуаций все еще велика (Ливехуд Б. Кризисы жизни - шансы жизни. Калуга, 1994. С.58).

Юность - стадия консолидации сил для выхода в самостоятельную жизнь, для формирования психологической установки на взрослую, серьезную жизнь. "Прежде чем вступить в пору зрелости, на арену самостоятельной борьбы за существование, самостоятельной работы, - пишет В.В. Зеньковский, - переживаем мы юность, в течение которой мы, уже познав действительность, зная уже себя, овладев уже основным материалом социальной традиции, как бы на "главной репетиции" подводим итоги подготовительной работе" (Зеньковский В.В. Психология детства. М.,1995. С.74).

4.1. Кризис юности - становление авторства в собственной жизни (17,0 лет - 21,0 год)

Феноменология кризиса юности

На пороге самостоятельной жизни человек делает свой выбор - кем быть и каким быть; он психологически готов вступить в самостоятельную жизнь. С окончанием школы происходит "встреча" идеальных жизненных планов и социальной реальности; юноши и девушки отстаивают, утверждают, подтверждают свой выбор.

Начало ступени индивидуализации по своему психологическому содержанию сходно с началом ступени персонализации. Поступление в школу также означало первое отделение ребенка от семьи и переход в социальную жизнь. Но все дети оказывались в одной и той же социальной структуре - школе. Общие правила школьной жизни становились для них основой построения их поведения и взаимоотношений.

С окончанием школы юноши и девушки делают второй шаг к отделению от семьи - они вступают в самостоятельную жизнь в обществе. В отличие от дошкольников, перед ними открываются, как правило, две возможности: продолжить образование или пойти работать. Об этой возрастной группе уже нельзя говорить "вообще": ее социально-психологические свойства зависят не столько от паспортного возраста, сколько от социально-профессионального положения. Образование, которое продолжается и на этом этапе развития, является уже не общим, а специальным, профессиональным, даже учеба в вузе может рассматриваться как вид трудовой деятельности. Молодые люди приобретают большую или меньшую степень материальной независимости от родителей, обзаводятся собственными семьями.

Вхождение в самостоятельную жизнь в обществе, начало собственной индивидуальной биографии не проходит гладко и бесконфликтно. С поступлением в начальные, средние и высшие профессиональные учреждения, с началом трудовой деятельности начинается новая эпоха в жизни человека. Феноменология кризиса юности имеет свои особенности у юношей и девушек, ориентированных на продолжение образования и выбравших для себя самостоятельную трудовую деятельность. Но эта феноменология имеет и общие, сходные черты.

Для описания феноменологии кризиса юности необходимо указать исходные условия его развития. При выходе в самостоятельную жизнь перед молодыми людьми открывается широкое пространство приложения сил и способностей. Субъективно - весь мир перед ними и они войдут в него тем путем, который каждый наметил для себя. В своем выборе юноши и девушки выстроили перспективу своей жизни. Выход в самостоятельную жизнь начинается с реализации личных жизненных планов.

Наиболее очевидное проявление кризиса юности, перехода к самостоятельной жизни встречается у юношей и девушек, не поступивших в вузы или колледжи. Некоторым не прошедшим по конкурсу молодым людям кажется, что произошла непоправимая катастрофа: все их жизненные планы рухнули, поставленные цели недостижимы. Крушение надежд переживается очень тяжело - необходимо снова начинать работу по самоопределению. Часть юношей и девушек настаивают на своем выборе и откладывают поступление в вузы на следующий год. Другие выбирают учебные заведения, где меньше конкурс, меняют свой первоначальный выбор. Однако этот путь таит в себе опасность последующего разочарования.

Свои опасности и трудности подстерегают юношей и девушек, поступивших в учебные заведения и подтвердивших тем самым свои жизненные планы. Достижение первоначальной цели приносит удовлетворение. Но у тех, кто выбрал профессию не вполне продуманно, в дальнейшем часто возникают трудности: один не справляется с учебой, другой разочаровывается в специальности, третий сомневается в правильности выбора вуза. Процесс адаптации первокурсников к вузу обычно сопровождают отрицательные переживания, связанные с уходом вчерашних учеников из школьного коллектива с его взаимной помощью и моральной поддержкой; неподготовленностью к обучению в вузе; неумением осуществлять психологическое саморегулирование собственного поведения и деятельности, усугубляемое отсутствием привычного, повседневного контроля педагогов; поиском оптимального режима труда и отдыха в новых условиях; налаживанием быта и самообслуживания, особенно при переходе из домашних условий в общежитие и т.п. (Основы педагогики и психологии высшей школы /Под ред. А.В. Петровского. М.,1986. С.71-72).

В силу недостаточности жизненного опыта молодые люди путают идеалы с иллюзиями, романтику с экзотикой и т.п. В поведении юношей и девушек проявляется внутренняя неуверенность в себе, сопровождающаяся иногда внешней агрессивностью, развязностью или чувством непонятости и даже представлением о собственной неполноценности. В студенческом возрасте нередки и разочарования в профессиональном и жизненном выборе, несоответствие ожиданий и представлений о профессии и реальностью ее освоения. Студент, который раньше на обозримых семинарах мог как "ученик" сотрудничать с профессором, - отмечает Б. Ливехуд, - должен теперь в потоке людей слушать лекцию. Откуда-то издалека он слушает, как незнакомец читает лекцию. Какими бы важными и героическими ни были попытки организовать семинарскую работу уже на первых семестрах, эти семинары не могут стать подлинной альтернативой массовости из-за огромного числа участников. Это возможно лишь позже, когда около половины всех начинающих "испарится". Но подобное "испарение" многих тысяч молодых людей в каждом случае идет рука об руку с отчаянием и чувствами неполноценности и может надолго оставить след в последующей жизни (Ливехуд Б. Кризисы жизни - шансы жизни. Калуга, 1994. С.58).

Для юношей и девушек, сделавших своим выбором практическую профессиональную деятельность, трудности связаны прежде всего с расхождением идеальных представлений об условиях и содержании деятельности и реальным характером ее протекания. Чем больше расхождение, тем сильнее внутренние переживания и конфликты. Но для всех юношей и девушек важно найти свое место в обществе, построить новые отношения с другими. Неудовлетворенность молодого человека существующими формами общения, неумение понять и выразить свои бурные, волнующие, но смутные переживания приводят к накоплению невысказанного, неосознанного, сокровенного. Из этих переживаний берут начало увлечения юношей и девушек ритмичной, выразительной музыкой, стихосложением, рисованием, которые и выступают способами творческого самовыражения и самопознания.

В кризисе юности молодые люди впервые сталкиваются с экзистенциальным кризисом - кризисом смысла жизни. Основный пафос этого периода - самоопределение, поиск своего места в жизни. В стадии кризиса юности актуальны вопросы о смысле жизни вообще и смысле своей жизни, о назначении человека, о собственном Я; вопросы, которые в философии относят к экзистенциальным. Отсюда - интерес к нравственно-этическим проблемам, психологии самопознания и самовоспитания.

"Задаваясь вопросом о смысле жизни, - пишет И.С. Кон, - юноша думает одновременно и о направлениях общественного развития вообще, и о конкретной цели собственной жизни. Он хочет не только уяснить объективное, общественное значение возможных направлений деятельности, но и найти ее личностный смысл, понять, что может дать эта деятельность ему самому, насколько соответствует она его индивидуальности: каково именно мое место в этом мире, в какой именно деятельности в наибольшей степени раскроются мои индивидуальные способности?" (Кон И.С. Психология ранней юности. М.,1989. С.187)

Отсутствие внутренних средств разрешения кризиса приводит к таким негативным вариантам развития, как наркомания, алкоголизм. Крайняя форма неспособности справиться с кризисом приводит к суициду. С этого периода начинается статистика самоубийств. Самоубийства фиксируются и в более раннем возрасте, но причины их иные: ссора с родителями, несчастная любовь, боязнь последствий необдуманных действий и т.п. Из протеста против массовости и обезличенности отношений взрослой жизни вырастают объединения и движения хиппи, рокеров, панков и т.п.

Важное место в индивидуальном развитии молодых людей занимают вопросы профессионального самопознания. В связи с доминированием в сознании студентов экзистенциальных вопросов, в избранной профессии в первую очередь вычленяются вопросы назначения и сущности профессии, ее общественной, культурной и социальной ценности, профессиональных норм и ценностей, самоопределения и самопознания (Слободчиков В. И., Исаева Н.А. Психологические условия введения студентов в профессию педагога//Вопр. психологии. 1996. №4).

Вступление в эпоху самостоятельной жизни

Ступень индивидуализации представляет этап в духовной жизни человека, связанный с выработкой собственного мировоззрения, с определением своей самобытности и уникальности. Центральной проблемой молодого человека является нахождение индивидуального, подлинно собственного отношения к социальной реальности, к своей культуре и к своему времени. С началом ступени индивидуализации связана рефлексия всех своих способностей как действительно своих способностей. Здесь юношей и девушек ожидает неприятное открытие: потребность в индивидуальном, творческом отношении к действительности должна реализоваться одинаковыми для всех способностями. Эти способности у индивида сформировались при освоении общих для всех образовательных программ, действия в сходных условиях жизни. Они формировались нередко помимо его собственной воли - необходимо было освоить обязательный для всех минимум знаний, умений и навыков. Но эти способности должны (или не должны) стать его собственными.

Юноша должен быть не только носителем своих способностей, не просто актуализировать их, но и стать их субъектом. Он должен обнаружить свою недостаточность и ограниченность и преодолеть их, восполнить их сам. На ступени индивидуализации впервые начинается авторство в становлении своих способностей, сознательное и целенаправленное саморазвитие.

Кризис юности - это начало становления подлинного авторства в определении и реализации своего собственного взгляда на жизнь и индивидуального способа жизни. Обособляясь от образа себя в глазах ближайшего окружения, преодолевая профессионально-позиционные и политические детерминации поколения, объективируя многие свои качества как "не-я", человек становится ответственным за собственную субъектность, которая зачастую складывалась не по воле и без ведома ее носителя. Этот мотив пристрастного и неустанного рассекречивания собственной самости, переживание чувств утраты прежних ценностей, представлений, интересов и связанное с этим разочарование, и позволяет квалифицировать этот период как критический - кризис юности.

Переход к взрослой жизни, как и всякий переходный этап, содержит в себе внутренние противоречия, связанные с особенностями развития личности. С одной стороны, молодой человек, начинающий самостоятельную жизнь в обществе, приобретает статус взрослого человека. Но, с другой стороны, опыта "взрослой" жизни у него еще нет, молодому человеку еще только предстоит его приобрести. Различные "взрослые" роли усваиваются им не сразу и не одновременно. Молодой человек старается всячески подчеркнуть свою самостоятельность в выборе и принятии решений, однако сам этот выбор нередко осуществляет импульсивно, под влиянием обстоятельств. Он болезненно воспринимает, когда, как ему кажется, ограничивают его самостоятельность, когда критикуют его непродуманные решения, однако внутренний самоконтроль у него развит еще недостаточно (Кулюткин Ю.Н. Психология обучения взрослых. М.,1985).

Как всякий критический период в психическом развитии, кризис юности имеет свои негативные и позитивные стороны. Негативные моменты кризиса связаны с утратой налаженных форм жизни - взаимоотношений с другими, способов и форм учебной деятельности, привычных условий жизнедеятельности и т.п. - и вступлением в новый период жизни, для которого нет еще необходимых органов жизнедеятельности. Позитивное начало кризиса юности связано с новыми возможностями становления индивидуальности человека, формирования гражданской ответственности, сознательного и целенаправленного самообразования. Начало ступени индивидуализации означает вступление человека в период не только возрастного (общего для всех), но и индивидуального становления.

Ближайшим основанием кризиса юности является соотнесение идеального представления о профессии и реальной профессии, необходимость действенного подтверждением профессионального выбора.

"Выбор профессии - одно из главных решений в жизни человека. Он определяет: а) кем быть, т.е. какое занять место в системе общественного разделения труда, в какой мере именно этот вид труда будет обеспечивать удовлетворение материальных и духовных потребностей личности, раскрытие и использование ее способностей и задатков; б) к какой социальной группе принадлежать, т.е. соответствующий социальный статус индивида; в) где работать, ибо "дерево" общественного разделения труда не представлено в каждом регионе всеми своими ветвями, поэтому выбор профессии связан и с выбором места жительства; г) с кем работать, поскольку занятия различаются по проценту мужчин и женщин, возрасту, социальному составу и т.п.; д) какой стиль жизни избрать, ибо он тесно коррелируется с определенными занятиями; е) в конечном счете - всю жизнь" (Чередниченко Г.А., Шубкин В.Н. Молодежь вступает в жизнь. М.,1985. С. 30). Личностное и профессиональное самоопределение юношей и девушек за порогом школы проверяется жизнью. Они начинают действовать, реализуют жизненные планы, утверждают выбранный образ жизни, осваивая профессию или включаясь в трудовую деятельность. Входя в профессию, молодые люди стремятся внести в нее творческое начало, преобразовать, развить, усовершенствовать ее. Но у них не хватает жизненного опыта и знаний, поэтому они вынуждены вести в профессиональной сфере скромную жизнь, играть роль ученика. Желаемое и возможное вступают в противоречие.

В кризисе юности происходит изменение формы со-бытийности молодых людей с другими. Впервые партнером для молодого человека становится все человечество, с которым взрослеющий человек вступает в деятельностные отношения, опосредствованные системой общественных идеалов и ценностей. Индивидуализация общественных ценностей и деятельностных норм отношений с другими по мерке личностной позиции человека составляет суть данной ступени развития субъекта общественных отношений. Это - отношения в производственном и студенческом коллективе, с преподавателями, с родителями, с самим собой. После долгих лет материальной и эмоциональной зависимости от родительской семьи и от первичных социальных групп молодой человек должен приспособиться к системе культуры и способа общественного производства. Любая неудача этого приспособления переживается не только как доказательство несостоятельности воспитания в родительском доме, но и как угрозу для будущей собственной семьи (потомства) (Томэ Г. Теоретические и экспериментальные основы психологии развития человеческой жизни //Принцип развития в психологии. М.,1978. С.187).

Ступень индивидуализации начинается с социального и профессионального самоопределения человека. Кризис рождения в новую ступень своего развития связан в том числе и с необходимостью опробовать различные роли взрослого человека, подтвердить правильность выбора профессии, адаптироваться к новому образу жизни, построить новые связи и отношения с другими.

В отличие от подростка, который в основном принадлежит еще миру детства, и юноши, занимающего промежуточное положение между ребенком и взрослым, 18 - 23-летний человек является взрослым и в биологическом, и в социальном отношении. Общество видит в нем уже не столько объект социализации, сколько ответственного субъекта общественно-производственной деятельности и оценивает ее результаты по "взрослым" стандартам. Ведущей сферой деятельности становится теперь труд с соответствующей дифференциацией профессиональных ролей.

Психологической основой кризиса юности является сравнение идеального Я с реальным. Но идеальное Я еще не выверено и может быть случайным, а реальное Я еще полностью не оценено самой личностью. Единственное средство снять это противоречие - творчески-преобразующая деятельность, в ходе которой субъект изменяет как самого себя, так и окружающий мир. Пока юноша не нашел себя в практической деятельности, она может казаться ему мелкой и незначительной. Жизнь нельзя ни отвергать, ни принимать целиком, она противоречива, в ней всегда идет борьба старого и нового, и каждый, хочет он того или нет, участвует в этой борьбе.

Кризис юности знаменуется существенными личностными перестройками, которые могут пройти бесконфликтно, если человек будет подготовлен к крупным переменам в его жизни, будет способен самостоятельно принимать решения и осуществлять их, намечать жизненные перспективы (далекие и близкие). Это возраст реализации потребности в самоопределении, но не в таком обобщенном виде, как у юношей и девушек, а в жизненно конкретном.

Психологически точно эту ситуацию описал Г. Гегель: "До сих пор занятый только общими предметами и работая только для себя, юноша, превращающийся теперь в мужа, должен, вступая в практическую жизнь, стать деятельным для других и заняться мелочами. И хотя это совершенно в порядке вещей, - ибо, если необходимо действовать, то неизбежно перейти и к частностям, - однако для человека начало занятия этими частностями может быть все-таки весьма тягостным, и невозможность непосредственного осуществления его идеалов может ввергнуть его в ипохондрию. Этой ипохондрии - сколь бы незначительной ни была она у многих, - едва ли кому-либо удавалось избегнуть. Чем позднее она овладевает человеком, тем тяжелее бывают ее симптомы. У слабых натур она может тянуться всю жизнь. В этом болезненном состоянии человек не хочет отказаться от своей субъективности, не может преодолеть своего отвращения к действительности и именно потому находится в состоянии относительной неспособности, которая легко может превратиться в действительную неспособность" (Гегель Г. Философия духа /Соч. М.,1956. Т.З. С.94).

Идеалы, освобожденные от элементов иллюзорности, свойственной созерцательной юности, становятся для молодого человека ориентиром в практической деятельности. По мере приобретения опыта принятия самостоятельных решений, настойчивости в их реализации, принятия ответственности за последствия своих действий и поступков происходит самоопределение личности: нахождение (доопределение) смысла своей жизни, предвосхищение будущего жизненного пути, формирование реальных жизненных планов. С формированием жизненных планов, соответствующих уровню притязаний, собственным возможностям и индивидуальным способностям, кризис юности преодолевается. Начинается процесс активного освоения профессиональной деятельности, социальных ролей взрослого человека, поиск спутника жизни, установление круга знакомств, многообразная социальная и общественная жизнь. Если построение жизненных планов задерживается, молодой человек продолжает поиски своего места в жизни, меняет работу, учебные заведения, друзей и т.п.

Б. Ливехуд полагает, что в современной социокультурной ситуации для молодого человека трудно найти собственное творческое отношение к вещам (как непременное условие вхождения в самостоятельную жизнь), ввиду того что все социальные структуры выросли до необозримых масштабов. Обезличивание социальных структур и институтов приводит молодого человека к душевному одиночеству и отчуждению. Эти состояния редко появляются в трудовых отношениях, складывающихся на предприятиях с применением ручного труда и личных контактов, но чаще всего они возникают при механической работе среди многих людей. Они снова уменьшаются, когда маленькие группы получают очевидную личную ответственность и осязаемое место действия.

После окончания школы начинается существенное расхождение в жизненных путях юношей и девушек. Это касается не только завершения образования и профессионализации, т.е. особенностей выбора рода деятельности, специальности, трудоустройства. Наиболее значительные различия в социальном поведении и психологии девушек связаны с созданием семьи. При этом сознательно учитывают требования будущей семейной жизни не сами девушки, а скорее их родители, которые передают детям собственные ориентации. Социологи свидетельствуют: в планах родителей будущее мальчиков чаще связывается с представлениями о профессиональном продвижении и социальном росте, а девочек - с семейными ролями (Чередниченко Г.А., Шубкин В.Н. Молодежь вступает в жизнь. М.,1985).

4.2. Молодость - синтез субъекта социальной жизни (19,0 лет-28,0 лет)

Закономерности развития в молодые годы

Молодые годы - это время овладения профессией, приобретения экономической ответственности, полное включение во все виды социальной и общественной жизни страны. На этой стадии складывается собственная семья и строится свой образ жизни: вступление в брак, рождение первого ребенка, установление круга знакомств, связанных с общей работой. На работе осваиваются профессиональные роли и позиции, продолжается профессиональная подготовка (в первую очередь - через самообразование) и начинается совершенствование мастерства.

Психолог А.В. Толстых пишет: "Молодость по своей природе оптимистична: человек уже начал действовать в плане осуществления своих идеалов и жизненных целей, трудится над утверждением своего человеческого предназначения, и хотя он сталкивается с трудностями на этом пути, они все же не кажутся еще непреодолимыми. Минуты отчаяния, сомнения, неуверенности, как правило, кратковременны и проходят в бурном потоке жизни, освоения все новых и новых возможностей. Цель молодости и заключается в реализации возможностей саморазвития" (Толстых А.В. Возрасты жизни. М.,1988. С.159).

Б. Ливехуд отмечает, что начало взрослого бытия внутренне воспринимается как положительное чувство. У молодых людей исчезают сомнения, они начинают практическое строительство своего будущего. Во всех сферах начинается сильное стремление к экспансии, к освоению профессионального и социального пространства. В этот период ведущей становится профессиональная деятельность. Профессиональная деятельность в ситуации, когда выбор уже сделан, ставит перед каждым молодым человеком задачу движения и специализации в избранной профессии, приобретения мастерства. В более сложных случаях молодой человек, попробовав себя в практической деятельности, может принять решение изменить жизненный выбор, более или менее сознательно меняет профессию.

Найти спутника жизни, обустроить собственное жилье, начать первую фазу профессиональной жизни - все это спроецированные вовне внутренние психологические устремления и задачи. Создание личной физической и социально-психологической среды требует от молодых людей много энергии и напряжения, но приносит также и большое удовлетворение.

Первое место работы или вступление в профессию являются также большим творческим достижением в общественной сфере. Здесь важно признание других, без получения которого невозможно профессиональное и социальное развитие. Как образно пишет Б. Ливехуд, первая должность - это лишь стремя, с помощью которого садятся в седло; только вступив в должность, можно доказать свои способности (Ливехуд Б. Кризисы жизни - шансы жизни. Калуга,1994). Возраст между двадцатью и тридцатью годами сензитивен для познания себя в различных профессиональных ситуациях, для преодоления жизненных трудностей. Примерно в возрасте 28 лет эта фаза заканчивается, собран достаточный опыт и оформляется представление о возможности роста в определенной профессиональной сфере.

Худшее, что может случиться с человеком в этой фазе его жизни, это необходимость в течение многих лет выполнять одну и ту же работу, не имея возможности изучить при этом что-то новое, расширить и обогатить свой опыт. Одни молодые люди избегают этого, строя свою деятельность до тех пор, пока не изучат всего; другие, оглядевшись, приспосабливаются и учатся не проявлять инициативы всю оставшуюся жизнь. Такой вариант построения карьеры закрывает возможности индивидуального развития и саморазвития.

На этой стадии развития молодой человек должен стремиться быть творческой личностью в конкретных ситуациях общения, научиться строить свои социальные отношения по-взрослому. Имеется много форм взрослого бытия, каждая из которых предоставляет свои возможности ее освоения; их выбор и реализация составляют индивидуальное многообразие линий развития.

"Стратегия жизни разных людей, - отмечает К.А. Абульханова-Славская, - состоит в том, что одному удается сразу определить свою основную жизненную линию, свою профессиональную перспективу, другой первоначально может видеть несколько перспектив, направлений своей самореализации и хочет сначала попробовать себя в разных сферах, а затем уж выбрать главное направление. Один считает, что надо как можно раньше создать семью, обеспечив свой "тыл", другой - напротив, сохранив личную свободу, сначала утвердить себя, посмотреть мир и т.д." (Абульханова-Славская К.А. Стратегия жизни. М.,1991. С.67).

Для студенческой молодежи зависимое положение фазы юности искусственно продлевается более длительными сроками обучения. То обстоятельство, что молодые люди с опозданием могут занять ответственный пост со всеми его трудностями, надеждами и опасениями, означает более позднее включение в сферу реальной профессиональной и социальной деятельности. Впоследствии это может привести к замедлению темпов профессионального, социального и психологического развития.

В осуществлении мечты огромную помощь молодому человеку может оказать наставник. Он способен вселить в него уверенность, разделяя или одобряя мечту и передавая мастерство и жизненный опыт. Основная функция наставника состоит в том, чтобы обеспечить переход от отношений "родитель - ребенок" к отношениям в мире взрослых сверстников. Наставник должен в достаточной степени обладать родительскими качествами, олицетворяя высокий уровень достижений, но в то же время проявлять к ученику сочувствие и симпатию, чтобы суметь преодолеть разрыв между поколениями и установить отношения "на равных".

Молодость является тем возрастом, когда заключается большинство браков: к 24 годам в брак вступает до 3/4 молодых людей. При этом фиксируется следующая тенденция: если молодые люди не вступят в брак в период жизни от 19 до 28 лет, то в последующие годы сделать это становится все труднее. Таким образом, создание семьи - это своего рода социальная задача ("задача развития") молодых; молодые годы сензитивны для поиска и нахождения спутника жизни.

Вступление в брак представляет собой важный момент жизненного пути личности в молодости. Семейная жизнь оказывает существенное влияние на ход психического развития человека, на его профессиональное становление и реализацию творческих возможностей. Чувство уверенности в себе, ответственности перед супругом, самим собой, детьми и обществом, радость от интимного общения друг с другом в счастливом браке поднимают человека на высокий уровень жизнедеятельности и творчества. Неудачные браки могут затормозить личностный рост человека и его профессиональное продвижение, негативно сказаться на отношениях в дальнейшем к представителям другого пола, на целостном отношении к миру.

С выходом замуж, созданием семьи у молодой женщины начинается освоение еще одной роли - хозяйки дома. Домашний труд, который играл небольшую роль в жизни девушек и почти никакой - у юношей, когда они жили со своими родителями, становится в собственной семье важным элементом бытового поведения молодых супругов. Как утверждают социологи, домашняя нагрузка молодой жены втрое больше, чем у мужа, - именно на ее плечи ложится большая часть домашних дел. И если поначалу ведение домашнего хозяйства нередко ощущается молодой женщиной как приятная обязанность, то вскоре, особенно с появлением детей, домашняя нагрузка становится чрезмерной. Современной молодой женщине трудно мириться с таким неравенством, тем более что до выхода замуж она была во всем равна со своим сверстником.

Трудовая загруженность молодой работающей женщины, имеющей семью и детей, существенно изменяет весь строй ее жизни. Изменяются самые разные стороны ее жизнедеятельности: сокращается время на отдых и культурный досуг, нередко тормозится профессиональный рост, ограничивается круг общения. Перегрузка на работе и дома негативно отражается на микроклимате семьи, взаимоотношениях супругов, становясь часто причиной семейных конфликтов. Большое количество разводов на первом году брака свидетельствует прежде всего о психологической неготовности молодоженов нести груз бытовых обязанностей.

У большинства женщин "пик" нагрузки, соответствующий раннему материнству, совпадает с периодом профессионального становления. Материнство нередко приводит к сбою в ритме профессионального роста, к отставанию женщины в продвижении по работе. Исследования уровня квалификации рабочих - мужчин и женщин - четко обнаруживают, во-первых, замедление темпов роста квалификационного уровня у женщин в период от 20 до 29 лет и, во-вторых, стабилизацию квалификации у большинства женщин после 30 лет на достигнутом уровне, в то время как у мужчин в возрасте 25 - 29 лет наблюдается особенно значительное повышение квалификации и рост ее продолжается до 40 лет (Чередниченко Г.А., Шубкин В.Н. Молодежь вступает в жизнь. М.,1985).

Рождение и воспитание детей составляют важнейшую сторону жизни молодой семьи. Рождение ребенка изменяет самосознание супругов: мужчина превращается в отца, женщина - в мать. Младенец дает матери чувство ее собственной значимости и психологически защищает ее от житейских трудностей и неурядиц. Отцу он дает возможность продемонстрировать свое благородство, почувствовать себя защитником, помогает ему поупражняться в великодушии, в терпимости, выдержке. Освоение родительской роли требует от супругов принятия на себя обязательств, регулирующих их место как в семье, так и в обществе. Эти обязательства должны быть осознанно приняты человеком как формы реализации его жизненных целей.

Рождение детей изменяет весь строй семьи - она получает временную перспективу, включается в процесс воспроизводства жизни, преемственности поколений. Особое значение приобретает появление ребенка в семьях, где молодожены не объединены общими профессиональными интересами, имеют разные увлечения, что способствует духовному и эмоциональному разобщению юной пары. Совместный ребенок сразу делает всех этих людей родными, а молодоженов не просто супружеской парой, но по-настоящему родственниками. Тем самым ребенок дает своим родителям и родителям родителей чувство общности забот, желаний, интересов (Афанасьева Т.М. Семья. М.,1985. С.130).

Дети превращают супругов в родителей, в воспитателей и педагогов. Прибавляя множество больших и маленьких дел и хлопот, прежде всего житейских, дети заставляют взрослых отрывать взор от привычной повседневности, обращают их мысли к вечным вопросам бытия. Они открывают родителям новое зрение, изменяют их мировоззрение. Многие взрослые вспоминают первые годы семейной жизни, воспитание маленьких детей как самый счастливый период в своей жизни.

Основные приобретения в развитии молодых людей

В житейских представлениях людей возраст молодости окрашен в светлые тона. Молодость является наиболее ценимым возрастом; молодежь представляет собой ту социальную группу в обществе, на которую в первую очередь ориентируются композиторы, певцы, модельеры, предприниматели, политики. В молодости человек наиболее способен к творческой деятельности, к преобразованию окружающего мира, себя самого. Молодой человек максимально работоспособен: он достигает предельных показателей своего физического и психофизического развития. Он здоров, полон сил, ощущает себя способным на любые свершения; субъективно кажется, что нет никаких непреодолимых преград и трудностей. Во все свои дела и начинания молодые люди вкладывают большую энергию и напор. Для реализации своей идеи они готовы работать и днем и ночью, при этом неудачи в начинаниях переживаются тяжело и часто выбивают из колеи.

В молодости происходит выравнивание отдельных сфер личности. А.В. Толстых отмечает: "Без качественных скачков, без известной неравномерности не обходится ни одно развитие. Все дело лишь в том, что в молодости "несовпадение во времени" неизбежно должно ослабляться, организовываться в гармонию неповторимой индивидуальности, особой личности".

Б. Ливехуд указывает, что в молодые годы и прежде всего в их второй половине внутренняя душевная жизнь впервые приобретает личные формы - возникает собственный уникальный внутренний мир. Появляется знание о собственной жизни как особой задаче, и не только знание, но и конкретный опыт о начале и конце жизни, о добровольно выбираемой ответственности в отношении людей и общественных институтов. Молодые люди чрезвычайно экспансивны в социальной сфере и в межличностных отношениях: у них широкий круг общения, они легко входят в различные сообщества и группы. Молодые люди легко знакомятся, устанавливают контакты, завязывают дружбу.

Молодость - время серьезной и большой любви, поиска спутника жизни, создания семьи. Молодые люди отличаются большой политической активностью. Особенно эта черта присуща студенческой молодежи. Справедливое переустройство общества - одна из тем обсуждений и деяний молодежи.

Этот период является временем, когда интенсивно развивается внутренняя жизнь во всем ее многообразии и проявляется в целях, ориентированных вовне. Ощущение себя личностью, находящейся в стадии становления, вначале является неустойчивым, что проявляется в сильном колебании чувств и в стремлении испытать собственные способности в более близких человеческих отношениях и в профессиональной жизни. В двадцатые годы жизнь чувств еще интенсивна и неустойчива. Когда Гете было 27 лет, он охарактеризовал пройденную фазу жизни словами: "Ликование до небес - печаль до смерти". Самооценка человека в этой фазе еще очень зависит от реакции на его действия и деятельность. Молодой человек стремится проявить себя в различных ситуациях, чтобы понять и познать себя и свои способности, найти свое призвание.

К концу периода молодости приходит ощущение устойчивости своего отношения к миру, своего социального и профессионального Я. Зарождается чувство хозяина своей жизни, социальная ответственность за себя и за дело, продолжается профессиональное самоопределение и уточняются критерии оценки себя как профессионала. В этот период формируется индивидуальный стиль деятельности.

В молодые годы человек стремится к самостоятельности, независимой жизни, осознает себя взрослым и полноправным. Происходит включение во все виды социальной активности и овладение различными социальными ролями.

В молодости продолжается интеллектуальное развитие. Молодой человек проявляет высокую способность к усвоению нового, к напряженной интеллектуальной деятельности. Владение способами учебной и умственной деятельности обеспечивает высокую продуктивность в освоении сложных форм теоретического сознания и деятельности - философии, науки, права, искусства и т.д. Многие открытия в науке совершаются молодыми.

В психологии нет общепризнанной точки зрения на проблему возрастного развития мышления (интеллекта) человека. Одни психологи считают, что интеллектуальное развитие заканчивается в детском возрасте. Наиболее авторитетный исследователь онтогенеза мышления Ж. Пиаже утверждает, что к 15 годам складываются основные структуры мышления человека и в дальнейшем мышление лишь функционирует, но не развивается. Меняются только содержание и области, в которых используются сформировавшиеся когнитивные структуры. Другие исследователи более оптимистично смотрят на перспективы интеллектуального развития человека и полагают, что качественные преобразования мышления происходят и во взрослом периоде.

Наиболее интересные данные о развитии мышления на этапах онтогенеза получены в когнитивной психологии. Не вдаваясь в описание детальной картины развития мышления, представим общую логику его возрастной динамики. В современной когнитивной психологии получила подтверждение психометрическая теория "подвижного" и "кристаллизованного" интеллекта, предложенная американским психологом Р. Кеттеллом. Согласно этой теории, в интеллекте следует различать кристаллизованную (предметно-содержательную) и подвижную (операционно-динамическую) составляющие. Кристаллизованный ("связанный") интеллект включает в себя культурные знания, образованность, компетентность; он в большей степени зависит от обучения, протекающего в условиях недостаточно длительного времени.

Подвижный ("свободный", "текучий") интеллект представляет собой базовую способность осмысливать содержание, осуществлять обработку информации. Он определяет скорость, или темп, в котором происходит обработка информации. Подвижный интеллект, с точки зрения Р. Кеттелла, независим от приобщения к культуре (Основы психодиагностики / Под ред. А.Г. Шмелева. Ростов-на-Дону, 1996. С.268).

В рамках этой двухмерной модели интеллекта описываются изменения интеллектуальных функций человека на протяжении жизни. Их динамика представлена на рис. 12.

Рис. 12. Траектории развития двух основных компонентов интеллекта

Как видно на рис. 12, предметно-содержательный и операционно-динамический интеллект имеют отличающиеся траектории развития в течение жизни. Примерно до 25 лет их развитие идет параллельно и по возрастающей. Далее предметно-содержательный (кристаллизованный) интеллект остается на одном уровне на все последующие периоды жизни, а операционно-динамический интеллект после 30 - 35 лет начинает плавно снижаться, при этом инволюция наиболее выражена в пожилом возрасте.

Исследования когнитивных психологов показывают, что накопленные индивидом знания, уровень компетентности, умения остаются сохранными до глубокой старости. Более того, они даже могут быть усилены при обучении или упражнении. В исследованиях выделены две основные сферы, в которых могут наблюдаться главным образом положительные изменения в предметно-содержательном интеллекте второй половины жизни: практический ум, сфера знаний и область фундаментальных жизненных законов. Мудрость была в первую очередь выделена как та форма предметно-содержательного интеллекта, которая может продолжать совершенствоваться или даже впервые возникает во взрослом возрасте (Балтес П. Всевозрастной подход в психологии развития: исследование динамики подъемов и спадов на протяжении жизни // Психол. журнал. 1994. №1. С.65).

Как отмечается в отечественных психологических исследованиях, для возрастного периода 18 - 25 лет свойственно усиленное развитие психических функций, их фронтальный прогресс. В этот период наиболее интенсивно развиваются память и мышление. Как отмечает С.Д. Смирнов, преобладающее значение в познавательной деятельности молодых людей начинает приобретать абстрактное мышление, формируется обобщенная картина мира, устанавливаются глубинные взаимосвязи между различными областями изучаемой реальности (Смирнов С.Д. Педагогика и психология высшего образования: от деятельности к личности. М., 1995. С.154). При сопоставлении особенностей развития памяти у студентов и работающих молодых людей оказалось, что все процессы памяти в студенческой группе отличаются более высокими показателями развития. Наибольшие различия обнаруживаются в долговременной памяти (Степанова Е.И. Человек: возраст, труд, образование //Вопр. психол. 1986. №1).

4.3. Кризис молодости - становление субъекта собственной жизнедеятельности (27,0 лет - 33,0 года)

Феноменология кризиса молодости

К тридцати годам человек обычно утверждается во взрослой жизни - определяется в профессии, достигает первых результатов в профессиональной деятельности, устраивает семейную жизнь и т.д. Молодые люди входят в профессиональное сообщество и получают признание у своих более опытных сослуживцев. Они реализуют уже многое из того, что намечали в юности.

К тридцати годам человек становится уникальной личностью, со своим мировоззрением, со своим стилем деятельности, образом жизни, кругом общения и манерами поведения. Человек находится на вершине развития своих интеллектуальных возможностей. Он прошел серьезную школу социальной и общественной жизни.

В 27 - 28 лет человек вступает в период кризиса молодости. В этот период человек впервые оглядывается на прожитые годы; у молодого человека возникает отчетливое чувство, что он простился с юностью. Заглядывая вперед, он чувствует, что вступает в фазу, когда появляются совершенно другие жизненные задачи. Такая остановка и рефлексия проявляются в переживании чувства, что юность миновала и что начинается новый этап в индивидуальной жизни. Нередко первый взгляд назад, прощание с юностью окрашены в грустные тона. Это происходит в том случае, если представления о жизни, сложившиеся между 20 и 30 годами, оказываются не совсем верными, жизнь вдруг перестает казаться легкой и понятной, иногда разрушаются основы образа жизни, перестраивается вся личность.

"Анализируя пройденный путь, свои достижения и провалы, человек обнаруживает, что уже при сложившейся и внешне благополучной жизни личность его несовершенна, что много времени и сил потрачено впустую, что он мало сделал по сравнению с тем, что мог бы сделать и т.п. Иными словами, происходит переоценка ценностей, критический пересмотр своего "Я". Человек обнаруживает, что многое он уже не может изменить в своей жизни, в себе: семью, профессию, привычный образ жизни... Этот кризис молодости свидетельствует о том, что человек переходит на новую возрастную ступень - возраст взрослости" (Гамезо М.В., Герасимова B.C., Горелова Г.Г., Орлова Л.М. Возрастная психология: личность от молодости до старости.М.,1999).

Примерно в 30 лет подводят первые итоги, знают, что могут, что дается с трудом и чего никогда не сумеют сделать. Многие работающие люди переживают тридцатилетие, когда подводятся первые итоги жизни, как внутренне относительно спокойную фазу жизни. Под этим подразумевается, что внешне может случиться все, но внутреннее равновесие и внутренняя уверенность велики.

"Решив, казалось бы, сложнейшую проблему, - отмечает А.В. Толстых, - найдя себя во взрослой жизни, утвердившись в ней как муж, отец, профессионал, общественный деятель, он вдруг осознает, что стоит фактически перед той же задачей - найти себя в новых обстоятельствах жизни, соразмеряя в данном случае масштаб своей личности с новыми перспективами и новыми ограничениями, которые он увидел только теперь" (Толстых А.В. Возрасты жизни. M.1988.C.164).

Б. Ливехуд отмечает, что для женщины 28-й или 29-й годы жизни являются, может быть, еще большим переходом и еще более трудным прощанием с юностью, чем для мужчины. И от нее в тридцатые годы требуется относительно большие организаторские достижения. Дети уже немного подросли, они ходят в разные школы в разное время. Каждого ребенка надо вовремя отправить, снабдив его всем, что ему нужно для души и тела, а потом справиться с домашним хозяйством. Это требует также организаторского таланта, как пост руководителя предприятия для мужчины (Ливехуд Б. Кризисы жизни - шансы жизни. Калуга, 1994).

Г. Томэ ссылается на наблюдения двух известных авторов в области лонгитюдных ("продольных") исследований Г. Джонса и Дж. Мак Фарлейна об особенностях развития одних и тех же испытуемых в подростковом (юношеском) кризисе и кризисе 30 лет. Они фиксируют сильные отклонения в общей картине развития у многих испытуемых на втором и на третьем десятке их жизни. Молодые мужчины, в 30 лет оказавшиеся вполне собранными, компетентными и творчески направленными, в 14 - 16 лет действовали негативно, были крайне неуверенными в себе, отказывались учиться в школе. В то же время, среди 30-летних встречались молодые люди, выглядевшие крайне неуверенными, безнадежно разочарованными, в то время как в 14 - 16 лет они казались уже относительно зрелыми и отличались весьма значительными интеллектуальными и школьными успехами (Томэ Г. Теоретические и эмпирические основы психологии развития человеческой жизни //Принцип развития в психологии. М.,1978. С. 185-186). Психологическая природа взаимосвязи кризиса отрочества и кризиса молодости еще не изучена, но то, что эти кризисы внутренне связаны между собой, не вызывает сомнений.

Г. Томэ отмечает, что третье десятилетие жизни человека занимает особое место при рассмотрении вопроса о зависимости между возрастом и склонностью к конфликтам. Наряду с возрастом полового созревания третье десятилетие особенно выделяется у женщин. При этом отчетливо проявляются конфликты с родителями, учащаются конфликты, связанные с возможностями и реализацией своих интересов. Они отражают трудности социальных ситуаций; например, у секретарш и коммерческих служащих - женщин, которые после рождения ребенка внезапно вынуждены оставить свою работу. Социальная статистика свидетельствует о том, что профессиональная и географическая мобильность достигает пика в молодые годы, а эмиграция и значительное количество нарушений правил дорожного движения характерны именно для третьего десятилетия (Томэ Г. Указ. соч. С. 186). На большую вероятность смены профессии или места работы и жительства указывается и в других исследованиях психологов и социологов.

"Приближаясь к тридцатилетию, - пишет Г. Шихи, - мы начинаем ощущать в себе новые жизненные силы. Мужчины и женщины говорят о своих чувствах скупо и ограниченно. Они обвиняют всех и вся в том, что выбор, сделанный ими в двадцать лет, был неудачен, и все сводят к росту карьеры. Может быть, на самом деле в тот момент выбор был прекрасен, но сейчас он уже не удовлетворяет человека. Какой-то внутренний аспект, оставленный без внимания, сейчас пытается проявиться. И человек опять поставлен перед необходимостью выбора. Требования к личности изменились и ужесточились. В работе происходят большие перемены, путаница и часто кризис, и человек, желая выплеснуть отрицательные эмоции, в то же время мечтает обрести опору в жизни. Появляется стремление вырвать пройденный кусок жизни и начать все сначала в тридцать лет. Это может означать выход на иную дорогу или превращение мечты "например, стать президентом" в более реальную цель. Одинокий человек чувствует толчок, побуждающий его искать партнера. Женщина, которая раньше была довольна тем, что сидит дома с детьми, стремится выйти в свет. Бездетные родители стремятся завести детей. И почти каждый, кто уже семь лет живет в супружестве, чувствует недовольство. Если это не приведет к разводу, то вызовет серьезный пересмотр брачного союза и стремлений партнеров" (Шихи Г. Возрастные кризисы. СПб.,1999. С.39).

Нормативный кризис молодости - один из самых острых кризисов развития. С профессиональной стороны основным его содержанием становится потребность в подведении промежуточных итогов, чувство некоторого застоя и потребность в ощутимых переменах наряду с некоторым страхом перед ними (ведь неудача здесь более значима, чем для молодого специалиста). Более тяжело этот кризис переживают мужчины, чем женщины, что объясняется особыми социальными ожиданиями относительно профессиональной карьеры мужчин.

Как правило, мужчина на первое место ставит работу. Это предпочтение проявляется и в юности, в период самоопределения, когда решаются вопросы "кем быть?, каким быть?". Но в 30 лет вопрос профессионального роста приобретает особое значение. Тридцатые годы жизни в общественном мнении и собственном представлении - это годы, когда необходимо делать карьеру. Кто до сих пор не был замечен, тот будет обойден при последующих повышениях, - таково господствующее мнение.

Несмотря на то что человек может быть относительно доволен своей жизнью, он начинает испытывать неудовлетворенность собой, задается вопросом о том, каков он и каким хотел бы быть, понимает, что что-то переоценил в своей жизни, а что-то недооценил. То, что еще вчера казалось жизненно важным и чему отдавалось много усилий, кажется мелочным, пустым, по сравнению с тем, что хотелось бы сделать. Происходит глубинный самоанализ и критический пересмотр собственной личности, приводящий к переоценке ценностей.

Иногда такая внутренняя переоценка приводит к перемене профессии, к пересмотру своих отношений с окружающими людьми, к перемене уклада семейной жизни. Такая внутренняя работа необходима для осознания человеком своего места в жизни. Если человек не сумеет вовремя переоценить и при необходимости исправить сложившийся образ жизни, ему не удается реально изменить себя и развиваться дальше.

Самоопределение в собственной жизнедеятельности

И по социальным и по психологическим меркам человек к тридцати годам завершает определенный этап своего развития. Возникает необходимость (социальная и личная) подвести предварительные (промежуточные) итоги и определить перспективы дальнейшей жизни. Первые жизненные успехи и ожидания уже позади, труд и быт становятся будничными и в результате происходит новое снижение чувства осмысленности и полноты бытия. С рефлексивной оценкой пройденного пути, с осознанием возможностей и перспектив дальнейшего развития связана феноменология кризиса тридцатилетних.

Стержневую основу процесса самоопределения личности в кризисе молодости составляет профессиональная деятельность, перспективы профессионального роста, карьеры. В связи с этим представляют интерес психологические исследования профессионального развития человека. В отечественной психологии получила признание схема профессионального генеза Е.А. Климова. Он выделяет следующие основные варианты и фазы развития профессионала.

Оптант. Человек обретает озабоченность вопросами выбора или вынужденной перемены профессии и делает этот выбор. Адепт. Это человек уже ставший на путь приверженности к профессии и осваивающий ее. Адаптант. Молодой специалист должен найти в себе разумение и возможности саморегуляции, чтобы распознать, понять новые для него нормы, регулирующие и поведение, и образ жизни, и манеры, и внешний облик профессионала, должен суметь "вписаться" в контекст этих норм. Интерпол. Это уже опытный, "наторевший" в своем деле работник, который любит свое дело и может вполне самостоятельно, все более надежно и успешно справляться с основными профессиональными функциями на данном трудовом посту. Это признают и товарищи по работе. Он здесь уже "свой", "наш" - как бы уже внутри профессии, вошел в нее вполне определенно.

Мастер. На этом уровне профессионализма человек может решать и простые, и самые трудные профессиональные задачи, которые не всем коллегам по плечу. Он выделяется или какими-то специальными качествами, умениями, или универсализмом, широкой ориентировкой в профессиональной области, или тем и другим. Он обрел свой индивидуальный, неповторимый стиль деятельности, его результаты стабильно хороши, и он имеет основания считать себя в чем-то незаменимым работником. Обычно он уже имеет некоторые формальные показатели квалификации (разряд, категорию, звание).

Авторитет. Это мастер своего дела, уже хорошо известный в профессиональном кругу или даже за его пределами (в отрасли, на межотраслевом уровне, в стране). В зависимости от принятых в данной профессии форм аттестации работников он имеет те или иные высокие формальные показатели квалификации (разряд, категорию, звание, ученую степень). О его успехах уже известно многим; возможно, он уже имеет награды, знаки отличия. С мнением его уже заметно считаются и коллеги, и руководители. Профессиональные задачи он решает успешно за счет большого опыта, умелости, умения организовать свою работу, окружить себя помощниками.

Наставник. Авторитетный мастер своего дела в любой профессии "обрастает" единомышленниками, учениками, последователями. И это одно из обстоятельств, которые делают его жизнь наполненной осмысленной перспективой. Несмотря на приближающийся выход на пенсию, жизнь, связанная с передачей опыта молодым, с отслеживанием их успехов, а также посильным включением в их дела, может быть полной смысла (Климов Е.А. Психология профессионального самоопределения. Ростов-на-Дону., 1996. С.419-424).

В исследованиях зарубежных психологов выделение этапов профессионального развития сопряжено с указанием возрастных границ. В периодизации профессионального пути Р. Хейвигхерста выделены такие этапы.

1. Идентификация с работником (от 5 до 10 лет). Дети идентифицируются со своими работающими отцами и матерями, и намерение работать в будущем становится частью их Я-концепции.

2. Приобретение основных трудовых навыков и формирование трудолюбия (от 10 до 15 лет). Школьники научаются организовывать свое время и усилия для выполнения различных задач, например домашних заданий или работы по дому. Они также начинают в определенных обстоятельствах следовать принципу: сначала работа, а потом игра.

3. Приобретение конкретной профессиональной идентичности (от 15 до 25 лет). Человек выбирает профессию и начинает себя к ней подготавливать. Он приобретает определенный трудовой опыт, который помогает ему сделать выбор и начать карьеру.

4. Становление профессионала (от 25 до 40 лет). Взрослые совершенствуют свое профессиональное мастерство в рамках возможностей, предоставляемых работой, и начинают продвигаться вверх по служебной лестнице.

5. Работа на благо общества (от 40 до 70 лет). Работники достигают пика своей профессиональной карьеры. Они начинают задумываться о той гражданской и социальной ответственности, с которой сопряжен их труд, и находить время для выполнения своих обязательств перед обществом.

6. Размышления о продуктивном периоде профессиональной деятельности (после 70 лет). Выйдя в отставку или на пенсию, люди окидывают взглядом пройденный путь и с удовлетворением вспоминают о своих профессиональных достижениях (Излагается по: Крайг Г. Психология развития. СПб.,2000. С.715).

По завершении периода первоначального вхождения в профессию, ее освоения, с приобретением профессиональных знаний и умений (становления профессионала) молодому человеку требуется реальное подтверждение его профессиональных достижений. Это может быть прибавка к зарплате, повышение статуса, предложение перспектив профессионального роста. Если этого не происходит после 4 - 5 лет самостоятельной трудовой деятельности, то у молодого человека появляются эмоциональный дискомфорт, неосознанная неудовлетворенность трудом.

Если руководство запаздывает с осознанием того, что молодой специалист уже "вырос", искусственно тормозит его продвижение, если профессионал вынужден существенно перерабатывать, чтобы доказать свое право на рост профессионального статуса, то возникает конфликтная ситуация или переутомление, неизбежно приводящее к углублению кризиса 30-летия. Сочетание этих неблагоприятных моментов увеличивает вероятность смены работы. Самое неприятное, что может произойти с молодым человеком в 30 лет, - это полное разочарование в своей профессиональной деятельности.

Исследователи выделяют следующие возможные пути разрешения профессионального кризиса молодости.

1. Прекращение профессионального роста - стабилизация на достигнутом уровне, ограничение профессиональных притязаний и смещение основных мотивов в другие сферы жизни.

2. Упрочение одной из сторон профессиональной деятельности - выбор одного из наиболее успешных профессиональных направлений и повышение квалификации без выхода за его узкие границы.

3. Конструктивное разрешение - профессионал находит новые пути развития, приводящие к выходу на качественно иной, более высокий профессиональный уровень.

4. Деструктивное разрешение - срыв, выражающийся в конфликтах, смене работы, попытке начать все сначала (Психологическое обеспечение профессиональной деятельности /Под ред. Г.С. Никифорова. СПб,. 1991. С.79-80).

Путь разрешения кризиса зависит от особенностей предшествующего периода, а также от индивидуальных особенностей; он тесно связан с обстоятельствами жизни в целом. В работах психологов отмечено, что мужчины и женщины по-разному переживают процесс пересмотра жизненных целей в период от 28 до 33 лет. Мужчины могут сменить работу или изменить образ жизни, но их сосредоточенность на работе и карьере не меняется. Женщины на переходе 30-летнего рубежа обычно меняют приоритеты, установленные в молодости. Женщин, ориентированных ранее на замужество и воспитание детей, теперь в большей степени начинают привлекать профессиональные цели; в то же время те, кто отдавал свои силы работе, теперь, как правило, направляют их в лоно семьи и брака.

Представления мужчин о своем будущем положении и о том мире, который их будет окружать, обычно проще и не столь разнородны, как у женщин. Женщинам, именно вследствие разнородности их устремлений, значительно труднее достичь своих целей, чем мужчинам (Крайг Г. Указ. соч. С.682).

"В переходном возрасте, - пишет Г.С. Абрамова, - отношение женщины к карьере обостряется тем, что она на фоне естественного прилива сил в то же время начинает по-новому реагировать на социальные отношения, вторгающиеся в ее семейную жизнь. Социологи называют этот период в жизни женщины периодом "кухонного бунта", когда женщина делает попытку изменить свое социальное положение за счет профессионального совершенствования, психологи говорят о переоценке решений о карьере, о стиле жизни" (Абрамова Г.С. Возрастная психология. М.,1997. С.612-613).

4.4. Взрослость - синтез уникального самобытия, человека (32,0 года - 42,0 года)

Закономерности развития взрослого человека

Взрослость характеризуется психологами как годы "пик", как оптимум для профессиональных и интеллектуальных достижений, как период интеграции многообразных связей и отношений с другими людьми, накопления сравнительно постоянных материальных средств, лидерство в различных видах деятельности и старшинство по возрасту среди своих сотрудников.

В этот период жизни профессию, как правило, не меняют. Перед взрослым человеком стоит задача добиться социального и профессионального продвижения и достичь поставленных жизненных целей. Поведение взрослых определяется больше интеллектом, хотя экспансивность еще присутствует и все еще проникнута эмоциями, но рассудок преобладает. В двадцатых годах жизни можно было еще проверить свои надежды и желания, теперь же речь идет о том, чтобы планировать дальнейший ход событий.

Исследователи характеризуют этот период как организационный, потому что человек в этот период склонен к тому, чтобы все проблемы решать организационным путем. Умение обобщать, анализировать факты и принимать логические решения, основанные на интерпретации фактов и прогнозе, выступают на первый план.

Наряду с этим есть растущая потребность, прежде всего у мужчин, проявить свои организаторские способности, находясь у власти. Человек в возрасте от 30 до 40 лет находит удовлетворение в сознательном служении делу конкретной организации.

Взрослый человек достигает высот в профессиональной деятельности, приобретает авторитет у сотрудников и заметный социальный статус. В эти годы человек обладает достаточным опытом общественно-трудовой деятельности; он имеет большие перспективы личностного и профессионального роста.

Для тех, чья карьера развивается в соответствии с типичным профессиональным циклом, середина ее является временем упрочения своего профессионального положения - человек осваивается на работе и сознает реальные возможности своей карьеры. Взрослость - время упрочения своего положения в обществе и вместе с тем время стремления к успеху в своей работе. В этот период человек старается показать все, на что он способен в избранной им профессии. Он также пытается добиться определенной стабильности не только в своей работе, но и в остальных сферах своей жизни. Для некоторых этот период связан с повышением личной ответственности и своего престижа, отказом от помощи наставника и приобретением полной самостоятельности.

Изменяется позиция по отношению к другим людям. Взрослый человек не только полностью отвечает за самого себя, но и начинает осознавать ответственность за других людей, за молодежь, еще не обладающую жизненным опытом, за своих детей. Перед ним стоит ряд жизненных задач: стать возможно лучшим родителем для своих детей, достичь совершенства в профессии, проявить себя на общественном поприще, быть преданным другом, интересным партнером в общении. Отсюда потребность в кропотливой работе над устранением личных недостатков, стремление к самосовершенствованию.

Позиционные изменения во взаимоотношениях взрослого с другими людьми наиболее явным образом обнаруживают себя в семейной жизни.

Так, например, в исследованиях зарубежных психологов описываются шесть стадий родительства: 1) стадия формирования образа длится от зачатия до рождения ребенка; супруги пытаются представить себе, какими родителями они будут, оценивая свои ожидаемые действия согласно собственным стандартам идеального родителя; 2) стадия выкармливания, продолжается с рождения до момента, когда ребенку исполняется примерно 2 года (пока он не начнет говорить "Нет"); у родителей формируется чувство привязанности к своему малышу, и они научаются соизмерять эмоциональное участие и время, которое они отдают супругу, работе, друзьям и своим родителям, с потребностями младенца; 3) стадия авторитета, в период времени, когда ребенку примерно от 2 до 5 лет; супруги начинают задаваться вопросом, какими родителями они были и какими будут. Прогресс здесь бывает в том случае, когда родители осознают, что они - и их дети - не всегда соответствуют созданному ими идеальному образу; 4) интерпретативная стадия приходится на годы среднего детства; родители вынуждены проверять и пересматривать многие из своих устоявшихся предположений. Когда их дети становятся тинэйджерами, родители проходят через 5) стадию взаимозависимости, на которой они должны подвергнуть ревизии свои властные отношения с теперь уже почти взрослыми детьми. Эти отношения могут стать соперничающими или превратиться в партнерские. Наконец, на 6) стадии расставания, когда выросшие дети уходят из дома, родителям приходится не только "отпустить их", но и браться за трудную и порой неприятную задачу критического осмысления того, какими родителями они были.

На каждой стадии родители должны суметь разрешить свои внутренние конфликты на новом и более высоком уровне интеграции, иначе они смогут просто не справиться с охватившими их чувствами. Это неснятое напряжение может негативно сказаться на супружеских отношениях или на способности эффективно выполнять родительские функции (Крайг Г. Указ. соч. С.709).

Б. Ливехуд пишет, что в период взрослости в браке заканчивается первая влюбленность. Должны быть открыты другие источники брака, он не должен превратиться в рассудочную деловую связь, когда у каждого своя задача и совместная жизнь становится рутиной без волнения и неожиданностей. Только общий духовный союз может вывести супружескую пару на более высокий уровень совместной жизни. Сексуальные отношения стали привычными, теперь должна вырасти более глубокая связь, чтобы отношения не задушил рационализм. Эта более глубокая связь может быть только сознательным решением отделить в своем отношении к спутнику жизни существенное от несущественного. Уже это решение открывает глаза на индивидуальность другого. Из этого вначале вырастает теплое чувство товарищества, взаимного доверия. Позднее окажется, что эта дружба является фундаментом углубления отношений, которые затем могут развиться в настоящую, основанную на духовной связи любовь (Ливехуд Б. Кризисы жизни - шансы жизни. Калуга, 1994).

В тридцатые годы может быть заложен фундамент практического сотрудничества мужчины и женщины, и культура семьи достигнет своего расцвета (например, в искусстве организовывать отпуск как время сердечной близости). Рассудок видит положительные и отрицательные стороны партнера; это может привести к эмоциональному охлаждению и обеднению, и в то же время - придание более объективного, делового характера отношениям может стать необходимой предпосылкой того, что партнер принимается таким, каков он есть на самом деле; отсюда вырастает общность, в которой происходит жизненное взаимоприятие.

В этой фазе развития многое зависит от отношения к самому себе. Кто не может принимать самого себя со всеми слабыми и сильными сторонами, кто избегает конфронтации с самим собой, неутомимо гоняясь за карьерой, успехом или удовлетворением своего честолюбия, тот не будет способен и к принятию другого, к постижению его подлинной человеческой сути. Все это может привести со временем к распаду брака.

На стадии взрослости существуют определенные различия в характере трудовой деятельности мужчин и женщин. Большинство женщин стараются совместить работу с семейными обязанностями. Некоторые женщины оставляют работу в тот период, когда им приходится растить маленьких детей, другие трудятся неполный рабочий день, третьи работают на дому. Мужчины, как правило, редко прерывают свою трудовую деятельность по причине воспитания детей.

В исследованиях зарубежных психологов выявлено, что работающие женщины отличаются от неработающих более крепким психическим и физическим здоровьем. Они реже страдают депрессиями, сердечными и язвенными заболеваниями. Они отличаются более высоким уровнем самоуважения. Самоуважение, удовлетворенность жизнью и самовосприятие у ориентированных и неориентированных на карьеру женщин резко различаются. Установлено, что женщины, ориентированные на карьеру и работающие полный день, довольны своей жизнью. Занятые неполный рабочий день или на временной работе женщины были менее довольны собой и скромнее оценивали свои достоинства. Самоуважение и удовлетворенность жизнью у неориентированных на карьеру женщин не было связано с тем, полное или неполное время они заняты на работе (Крайг Г. Указ. соч. С.727).

Основные результаты развития субъектности на ступени индивидуализации

В возрасте 35 лет человек с определенной точки зрения находится на вершине своих творческих сил. Он развил в своем характере уверенность, его жизнь упорядочена; он знает, чего может достичь, и работает целенаправленно во имя этой цели; он считает, что все трудности, в том числе и личностные проблемы, можно решить вполне рационально. Эта фаза жизни, в которой человек, в зависимости от индивидуальных свойств личности, более всего ориентирован на достижение общественно значимых целей, на достижение материального благополучия.

Внутренний облик личности становится отчетливее и приобретает более ясные контуры. Взрослый человек хорошо осознает себя, знает свои силы и способности, уверен в своем будущем. В этот период жизни велика опасность ожесточиться и стать эгоистом: человек может уйти в свою работу без остатка и, таким образом, оказаться в полной изоляции. Новых "друзей" он больше не находит, есть только "знакомые", с которыми изредка общается (в основном "полезные знакомые").

Одаренные люди уже в двадцатые годы жизни могут добиться наивысших достижений без большого напряжения. Но в середине тридцатых годов для наивысших достижений необходимы последовательность и большая энергия. Как правило, взрослому человеку присуща высокая работоспособность и продуктивность. Пик производительности приходится на период между 30 и 40 годами, с вершиной в середине тридцатых.

В тридцатых годах человек склонен считать себя единственным в своем роде: здесь я - там мир, который надо завоевать, опекать, изменить, побороть или бояться. Всякое стремление к власти живет идеей собственной неповторимости. Б. Ливехуд полагает, что в этом заключена опасность психологии "козла отпущения": виноваты всегда другие, если их отодвинуть в сторону или убрать, проблема будет решена. Получить права в этой фазе жизни важнее, чем быть правым. Такое поведение чревато конфликтами с социальным окружением.

В стадии взрослости развитие человека зависит от целого ряда факторов: степени и продуктивности его социальной активности, достигнутого им статуса, особенностей протекания предыдущих стабильных и критических периодов. Взрослому человеку свойственны взвешенные оценки своих возможностей. Он ставит конкретные жизненные цели и имеет все возможности их достижения. Этот возраст нередко переживается как апогей жизни.

К окончанию ступени индивидуализации складывается целостная самооценка личности, в которой отражены результаты жизненного пути как целого, жизни как решаемой задачи. Стабилизация основных психологических структур, ценностных ориентации, уровня притязаний сопровождается повышением стабильности и внутренней последовательности образа Я. Под влиянием целей и условий труда формируется профессиональный тип личности с характерной для него манерой деятельности, общения и поведения, установками и интересами. Человек становится и субъективно осознает себя единственным в своем роде, уникальной и неповторимой личностью.

Период взрослости характеризуется тем, что основные или высшие достижения многих видов творческой, теоретической деятельности приходятся именно на эти годы. В этот период происходит новая дифференциация отдельных сторон интеллекта и в то же время - более высокий уровень его общей интегрированности. Так, в промежутке от 34 до 37 лет наступает второй пик в развитии мышления взрослого человека, устанавливаются все более тесные и устойчивые связи между образным, вербально-логическим и практическим мышлением (Пиняева С.Е., Андреев Н.В. Личностное и профессиональное развитие в период зрелости //Вопр. психол. 1998. №2. С.7).

Согласно психологическим исследованиям, после тридцати лет у человека определяющей становится специализация психических функций в совокупности с показателями жизненного опыта и профессионального мастерства человека. Процесс специализации психических функций (мышления, памяти, внимания, воображения, восприятия) происходит под влиянием многообразных форм воздействия на человека в период его профессиональной деятельности.

В период между 26 и 35 годами повышается интегрированность межфункциональной системы; в период между 35 и 46 годами под влиянием усиливающейся жесткости связей между функциями и их показателями происходит снижение возможностей появления новообразований. Это создает противоречие, выражающееся в том, что при высокой интеллектуальной активности и продуктивности в привычных условиях профессиональной работы, человек испытывает серьезные затруднения в овладении новыми видами деятельности. Поэтому подготовка, переподготовка и постоянное повышение квалификации работников, создание на производстве системы непрерывного образования кадров являются важными условиями профессионального и интеллектуального развития человека (Гамезо М.В., Герасимова B.C., Горелова Г.Г., Орлова Л.М. Возрастная психология: личность от молодости до старости. М., 1999. С.29).

Особая значимость периода взрослости заключается в том, что, включаясь во все многообразие общественных отношений, человек становится их подлинным субъектом, сознательно формируя свое сугубо индивидуальное отношение к окружающему миру. Формируются такие качества личности, как объективность, взвешенность, деловитость. К 40 годам - на ступени индивидуализации - человек обретает уникальную полноту самобытия, которая складывается из многообразия его прав и обязанностей в разных сферах жизни и деятельности: в обществе, на работе и в семье; и в то же время - предельную ответственность за мир и за себя в мире.

5.1. Кризис взрослости - обретение универсальных оснований бытия (39,0 лет - 45,0 лет)

Феноменология кризиса взрослости

Кризис взрослости вызревает незаметно, а протекает длительно.

Большинство людей непосредственно перед кризисом продолжают жить интенсивной и насыщенной событиями жизнью. Сохраняется уверенность в себе, характерная для тридцатых годов жизни. Типично самоощущение: "Я знаю, что следует наверстать, романтика двадцатых годов позади, я стал реалистом, в этом мире важно лишь то, что я могу, нужно подняться достаточно высоко, чтобы реализовать то, что я могу и знаю".

Б. Мивехуд так описывает наступление кризиса на границе тридцатых-сороковых годов: "А потом случается непонятное: "как тать в ночи" в этот надежный и спланированный мир прокрадывается сомнение. Да, действительно ночью просыпаешься: и не можешь больше уснуть, в голове проходят события дня. Маленькие неприятности, дела, которые не удались, волнуют, собираешься сказать тому или другому наконец-то свое мнение, потом наступает полусон и вдруг кошмарное представление: "Мне уже почти сорок, мне еще 25 лет до пенсии. Бог мой, еще 25 лет одно и то же! Я же знаю, что не могу больше ожидать ничего нового, самое большее - одни и те же проблемы, но с другой стороны.

Двадцать пять лет! Откуда должно появиться что-то действительно новое? В моем браке? Ну да, знаем друг друга, дела идут не хуже, чем повсюду, но что-то новое в этом браке? В моей работе? Я же знаю, чего там следует ожидать, во всяком случае не много нового! Откуда же тогда оно должно появиться? Начать новое хобби?..

На следующий день все проходит и жизнь идет своим обычным ходом. Но такие мгновения возвращаются, теперь уже среди бела дня, даже во время конференции. Вдруг уже не можешь больше сосредоточиться! Но может пойти и иначе: ты доволен работой, представляющей много позитивных социальных и культурных возможностей, ты счастлив в семье. У тебя хорошее взаимопонимание с подрастающими детьми и их друзьями, в твоем доме вращаются приятные молодые люди - с ними можно было бы самому помолодеть! Но вдруг закрадывается абсурдная идея: если бы я знал, каково мое действительное предназначение в этой жизни! Супруга успокаивает: ты созрел для отпуска, давай погуляем, после этого все снова будет иначе. Ты же любишь свою работу, ты ведь не хотел бы поменять ее ни на что другое? После отпуска снова наступает улучшение, но... Червяк гложет и гложет, и как только внутри становится тихо, он становится все слышнее..." (Ливехуд Б. Кризисы жизни - шансы жизни. Калуга, 1994. С.72-73).

В 40 - 42 года появляются первые признаки убывания физических сил. Человек замечает, что он уже не в состоянии добиваться результатов, сопоставимых по своей значимости с его прошлыми достижениями, иногда начинает ощущать "застой" в своей жизни. Организм слабеет и начинает заметно сдавать. Появляются хронические возрастные заболевания. Старость, о которой раньше и не думалось, хотя и не наступила, однако заставляет человека чувствовать свое дыхание. Невольно появляются мысли о том, что лучший, наиболее работоспособный период жизни уже позади, а сделано так мало. Приходят на память мечты и ожидания юности, начинается их сравнение с достижениями, как правило, не в пользу последних. Иногда появляется тоскливость, мрачные мысли: жизнь прошла напрасно, ничего не приобретено.

"В тридцать пять лет, - пишет Г.Шихи, - мы оказываемся на перепутье. Достигнув середины жизненного пути, мы видим, где он заканчивается. Время начинает сокращаться. Утрата молодости, угасание физических сил, изменение привычных ролей - любой из этих моментов может придать переходу характер кризиса. Возраст между тридцатью пятью и сорока пятью годами - это время опасностей и больших возможностей. Мы можем переосмыслить ориентиры, по которым оценивали собственную личность в первой половине жизни, и те из нас, кто воспользуются этой возможностью, будут искать истину.

Чтобы успешно пройти этот кризис, мы должны повторно проанализировать свои цели и произвести переоценку наших ресурсов, начиная с сегодняшнего дня. "Почему я все это делаю? Во что я реально верю?" Независимо от того, что мы делали до сих пор, в нас есть нечто, что мы подавляли, и сейчас оно рвется наружу. Как хорошие, так и "плохие" чувства попытаются осуществить свое право на существование...

Женщины сталкиваются с этими проблемами раньше, чем мужчины. Время заставляет женщину внезапно остановиться в возрасте тридцати пяти лет и провести детальное исследование по всем направлениям. Она чувствует, что выбор, который ей предстоит сделать, может оказаться ее "последним шансом", и поэтому хочет просчитать все возможные варианты. Постепенно ее муки и раздумья, с чего же начать подготовку к новому будущему, сменяются приятным чувством свободы. Начинает расти убежденность в том, что еще многое предстоит сделать.

Мужчины в этом возрасте тоже чувствуют, что время начинает их подгонять. Большинство из них при этом начинают больше заботиться о своей карьере. Это "мой последний шанс" вырваться вперед. Теперь мужчине уже недостаточно быть простым младшим администратором, многообещающим молодым писателем, адвокатом, который имеет невысокое жалование за хорошую работу. Он хочет руководить, добиться признания, стать активным политиком со своей законодательной программой. С некоторым огорчением он обнаруживает, что ожидал похвалы и был слишком чувствительным к критике. Он хочет построить свой собственный корабль" (Шихи Г. Возрастные кризисы. СПб.,1999. С.41-42).

Это возраст подведения предварительных итогов. Нередко прежние мотивы, прежние представления о себе, о своих возможностях и перспективах перестают соответствовать на деле изменившимся возможностям и условиям жизни. Меняется на обратный знак соотношение между пройденным и оставшимся жизненным временем. Человек спрашивает себя, что он успел сделать в жизни, осознает, что диапазон будущего для него начинает существенно сокращаться.

П. Массен и его соавторы период жизни человека от 30 до 40 лет обозначают как кризис середины жизни и "десятилетием роковой черты" (Массен П., Конгер Дж., Каган Док., Гивитц Дж. Развитие личности в среднем возрасте //Психология зрелости и старения. М.,1997). Главной характеристикой кризиса они полагают осознание расхождения между мечтами и жизненными целями человека и действительностью его существования. Поскольку же человеческие мечты почти всегда имеют некоторые нереалистические черты, оценка их расхождения с действительностью на этой стадии окрашена, как правило, в отрицательные и эмоционально-тягостные тона. Время уходит, чтобы преодолеть разрыв между мечтами и действительностью.

В 20 и в 30 лет человек может быть "подающим надежды" - люди могут сказать о нем: "Вот многообещающий молодой артист, руководитель, психолог", но после 40 так уже никто не скажет - это время исполнения обещаний. Человек должен принять тот факт, что он никогда уже не станет президентом компании, сенатором, писателем и т.п.

Освобождение от иллюзий, которое является типичным для 35 или 40 лет, может оказаться угрожающим для личности. Данте так описывал свое собственное смятение в начале десятилетия "роковой черты": "Земную жизнь пройдя до половины, я оказался в сумрачном лесу, путь правый потеряв во тьме долины". Анализ жизни художников и артистов почти в каждом случае обнаруживает те или иные драматические изменения в их творчестве где-то около 35 лет. Некоторые из них, как, например, П. Гоген, начали творческую работу в это время. Другие, наоборот, около 35 лет утратили свои творческие способности или мотивацию.

Многие творческие личности погибают в этот период или же добровольно уходят из жизни. Частота смерти художников и артистов между 35 и 39 годами резко возрастает. Те же из них, кто переживает это свое десятилетие "роковой черты" и сохраняет творческий потенциал, обычно обнаруживают значительные изменения в характере творчества. Часто эти изменения касаются интенсивности их работы: например, блестящая импульсивность уступает место более зрелому и свободному творчеству и т.п.

Подмечено, что в это время человек серьезно задумывается о своем здоровье, начинает вести здоровый образ жизни: отказывается от вредных привычек, приобщается к занятиям физической культурой. Нередко именно в зрелом возрасте наиболее распространен сознательный отказ от курения, злоупотребления спиртным, возрождается тяга к движению, физическим усилиям.

Серьезные изменения в кризисе середины жизни претерпевает область сексуальных отношений. Одни люди охладевают к интимной сфере, с удивлением вспоминают, сколь большую роль она играла для них в молодости. Другие предпочитают смотреть на всех особ противоположного пола как на "потенциальных партнеров", а на людей своего пола как на потенциальных "соперников".

Поиск духовных ориентиров в индивидуальной жизни

Одни исследователи причину кризиса середины жизни видят в убывании жизненных сил. "Импульсивный блеск" молодости требует больших физических сил, но никто не может сохранять их беспредельно. В 35 или в 40 лет ведущий напряженную жизнь профессионал должен изменить темп своей жизни и не так "выкладываться". Проблема убывающих физических сил неизбежно возникает в жизни человека любой профессии.

Убывание физических сил и привлекательности - одна из многих проблем, с которыми сталкивается человек в годы кризиса среднего возраста. Многие люди просто жалуются на то, что они начинают слишком часто уставать. Большинство людей в среднем возрасте начинают все больше и больше полагаться на "мозги", а не на "мышцы". Они находят новые преимущества в знании, аккумулирующем жизненный опыт; они приобретают мудрость. Для тех, кто полагался на свои физические качества, когда был моложе, средний возраст может стать периодом тяжелой депрессии (Массен П. и др. Указ. соч. С.95).

Другое исследователи главную причину кризиса взрослости видят в осознании человеком расхождения между своими мечтами, жизненными планами и ходом их осуществления. Далеко не всем удается двигаться по жизненному пути в строгом соответствии с первоначальными замыслами. Как правило, действительность оказывается жестоким редактором идеальных планов. К тому же начинает ощущаться недостаток времени, когда человек не уверен, что он успеет сделать все, что хочет.

Творческие люди нередко жалуются, что с возрастом прибывает мастерство, возникают более интересные замыслы, заманчивые проекты, но убывают силы и здоровье. Этот парадокс жизни трудно дается даже самым философски настроенным индивидам. Обидно обладать развитыми способностями и одновременно ощущать признаки грядущей неспособности (Толстых А.В. Возрасты жизни. М.,1988).

Мы разделяем точку зрения третьей группы исследователей, которые обозначают кризис взрослости как кризис ценностей и объясняют его поиском новых ценностных оснований жизни. В молодости и во взрослости человек успешно пользовался определенной системой ценностей: работа, семья, социальное и материальное благополучие и т.п. Эта система ценностных ориентации казалась единственно возможной и действенной; все жизненные проблемы решались в рамках этой системы.

Вступление на ступень универсализации развития означает поиск новых ценностей, ради которых стоит жить. Это - поиск прежде всего духовных опор. Духовное развитие человека в конце тридцатых - начале сороковых годов находится на распутье. Или оно уменьшается вместе с биологическими функциями, или поднимается в совершенно новые сферы, где пробуждаются совершенно другие творческие силы, делающие возможной вторую кульминацию творческих сил человека. Этот подъем приходится на вторую половину пятидесятых годов и продолжается в некоторых случаях до 70-х, хотя обычно после 65 отмечается явный спад. В этот период жизни начинают доминировать "духовно-душевные стремления". Человек входит в совершенно новую и очень важную фазу своей жизни, в которой он вырастает для зрелого человеческого бытия.

В период кризиса взрослости человеку приходится производить переоценку собственных ценностей. Если такая переоценка произведена, человек начинает перестраивать и свой образ жизни в соответствии с ней. Если этого не сделано, взрослый человек сохраняет иллюзии о себе как о молодом человеке - в дальнейшем это может привести к отчаянию и разочарованию в жизни.

Основа для переоценки ценностей закладывается на предыдущих стадиях развития. Б. Ливехуд пишет, что если человек в третьем десятилетии жизни не заложил хотя бы фундамента для установления содержательных связей с другими (на работе, в семье, с друзьями), то в кризисе сороковых годов он будет испытывать большие трудности. При этом, решающим условием преодоления кризиса взрослости является идеал человека, который сознательно или бессознательно носят в душе. Тот, кто убежден в том, что у человека только биологическое существование, с ужасом будет думать о том времени, когда исчезнут скромные радости тела. В тоске по собственной юности такие люди стремятся найти более молодого спутника жизни.

В супружеских отношениях, как полагает Б. Ливехуд, должны совместно предприниматься поиски нового содержания жизни, которые могут привести к "новой встрече" друг с другом. Такой поворот в браке возможен при условии, если личность другого видится и принимается независимо от его физического облика. Это возможно на почве религиозного убеждения, но может также опираться на мировоззрение или глубокое уважение к индивидуальности ближнего. Чтобы научиться знать и любить этого другого человека, надо обратить внимание на его "личный облик".

В большинстве случаев для женщины это легче, чем для мужчины; мужчина воспринимает чужое Я с помощью "женского" начала в себе, которое играет особую роль в ходе четвертого десятилетия.

"Из этих отношений, которые постепенно можно назвать любовью, вырастает верность, преодолевающая смерть, что происходит и с другим партнером. Эти отношения рождаются в тридцатые годы , они должны долго и тщательно сохраняться, и в пятидесятые годы они расцветают полностью. Эта любовь не требует, она отдает. В старости брак может стать еще интенсивнее" (Ливехуд Б. Кризисы жизни - шансы жизни. Калуга, 1994. С. 107).

Успешное разрешение кризиса среднего возраста включает обычно переформулировку целей в рамках более реалистичной и сдержанной точки зрения и осознания ограниченности времени жизни любого человека.

Супруг, друзья и дети приобретают все большее значение, тогда как собственное Я все более лишается своего исключительного положения. Наблюдается все усиливающаяся тенденция довольствоваться тем, что есть, и меньше думать о вещах, которые скорее всего никогда не удастся достичь. Отмечается отчетливая тенденция чувствовать свое собственное положение вполне приличным. Все эти изменения знаменуют собой следующую стадию развития личности, стабильный период зрелости.

В кризисе взрослости требуется серьезное осмысление своей жизни, взвешенная оценка жизненных целей и возможностей. Как отмечают отечественные психологи, если человек в кризисе взрослости "осознает и оценит реальное положение вещей, с учетом этого наметит новые цели или скорректирует старые, если предпочтет активно действовать, решать проблемы, а не сетовать бесконечно на невезения, коварства жизни, то он вполне благополучно преодолеет этот "перевал" и с новыми планами, с чувством оптимизма вступит в следующий период своей жизни - период зрелости. Самым опасным в период взрослости следует считать состояние застоя, при котором прогрессивного развития личности не происходит. И напротив, разумная и адекватная переоценка ценностей в середине жизни приведет к глубинному обновлению личности, создаст благоприятные предпосылки для успешного "вхождения" в следующий период - период зрелости (40 - 45 - 55 - 60 лет), к росту удовлетворенности не только на период зрелости, но и на более поздние годы" (Гамезо М.В., Герасимова B.C., Горелова Г.Г., Орлова Л.М. Возрастная психология: личность от молодости до старости. М.,1999. С.39).

Результатом кризиса средних лет является выработка нового образа Я, переосмысление жизненных целей, внесение изменений во все области привычного существования, приведение личности в соответствие с изменившимися условиями жизни. "Происходит нечто вроде "терапии смысла жизни", - отмечает А.В. Толстых, - когда человек, осмысливая уже прожитое, обдумывая предстоящее, оказывается порой способным на самые радикальные шаги. Стали распространенными...серьезные перемены образа жизни сорокалетних людей, вплоть до смены профессии, увлечений, досуга и т.д." (Толстых А.В. Возрасты жизни. М.,1988. С.172).

Э. Эриксон кризис сорока лет связывает с развитием чувства сохранения рода (генеративности), выражающегося главным образом в интересе к следующему поколению и его воспитанию. Благополучное разрешение кризиса приводит к высокой продуктивности и созидательное™ в самых разных областях. Если, напротив, эволюция супружеской жизни идет иным путем, она может застыть в состоянии псевдоблизости (стагнации), что обрекает супругов на существование лишь для самих себя с риском оскудения межличностных отношений. Супруги тогда начинают потворствовать самим себе, как если бы они были своими собственными или друг для друга единственными чадами; и там, где условия этому способствуют, носителем заботы о самом себе становится ранняя инвалидность, физическая или психологическая (Эриксон Э. Идентичность: кризис и юность. М.,1996. С. 150).

Р. Пекк выделяет четыре подкризиса, разрешение которых служит необходимым условием для развития чувства сохранения рода. Во-первых, человек должен развить у себя уважение к мудрости, сменяющее примат физической храбрости. Во-вторых, важно, чтобы сексуализация социальных отношений уступила место их социализации (что соответственно приводит к ослаблению сексуальных ролей). В-третьих, необходимо противиться аффективному обеднению, связанному со смертью близких людей или с обособлением детей, и сохранять эмоциональную гибкость, способствующую аффективному обогащению в иных формах. Наконец, очень важно, чтобы человек старался сохранить как можно большую душевную гибкость и продолжать поиск новых форм поведения, вместо того чтобы придерживаться старых привычек и пребывать в некоей психической ригидности (Изл. по: Годфруа Ж. Что такое психология: В 2 т. Т.2. С.45). Потрясающее по своей психологической глубине и художественной изобразительности автобиографическое описание духовного кризиса представлено в "Исповеди" Л.Н. Толстого. Этот кризис Лев Николаевич переживал с 50 до 55 лет, но его первые симптомы проявились примерно на тридцать пятом году жизни. В связи с жизненными обстоятельствами его развитие отодвинулось на 15 лет. Выделим наиболее показательные места из его "Исповеди".

"И это сделалось со мной в то время, когда со всех сторон у меня было то, что считается совершенным счастьем: это было тогда, когда мне не было пятидесяти лет. У меня была добрая, любящая и любимая жена, хорошие дети, большое имение, которое без труда с моей стороны росло и увеличивалось. Я был уважаем близкими и знакомыми, больше чем когда-нибудь прежде был восхваляем чужими и мог считать, что я имею известность, без особенного обольщения. При этом я не только не был телесно или духовно нездоров, но, напротив, пользовался силой и духовной и телесной, какую я редко встречал в своих сверстниках: телесно я мог работать на покосах, не отставая от мужиков; умственно я мог работать по восьми - десяти часов подряд, не испытывая от такого напряжения никаких последствий. И в таком положении я пришел к тому, что я не мог жить и, боясь смерти, должен был употреблять хитрости против себя, чтобы не лишить себя жизни...

Вопрос мой - тот, который в пятьдесят лет привел меня к самоубийству, был самый простой вопрос, лежащий в душе каждого человека, от глупого ребенка до мудрейшего старца, - тот вопрос, без которого жизнь невозможна, как я и испытал это на деле. Вопрос состоит в том: "Что выйдет из того, что я делаю нынче, что буду делать завтра, - что выйдет из всей моей жизни?" Иначе выраженный вопрос будет такой: "Зачем мне жить, зачем чего-нибудь желать, зачем что-нибудь делать?" Еще иначе выразить вопрос можно так: "Есть ли в моей жизни такой смысл, который не уничтожался бы неизбежно предстоящей мне смертью?"...

Я нашел, что для людей моего круга есть четыре выхода из того ужасного положения, в котором мы все находимся.

Первый выход есть выход неведения. Он состоит в том, чтобы не знать, не понимать того, что жизнь есть зло и бессмыслица...

Второй выход - это выход эпикурейства. Он состоит в том, чтобы, зная безнадежность жизни, пользоваться покамест теми благами, какие есть... Третий выход есть выход силы и энергии. Он состоит в том, чтобы, поняв, что жизнь есть зло и бессмыслица, уничтожить ее...

Четвертый выход есть выход слабости. Он состоит в том, чтобы, понимая зло и бессмысленность жизни, продолжать тянуть ее, зная вперед, что ничего из нее выйти не может...

Разумное знание привело меня к признанию того, что жизнь бессмысленна, жизнь моя остановилась, и я хотел уничтожить себя. Оглянувшись на людей, на все человечество, я увидал, что люди живут и утверждают, что знают смысл жизни. На себя оглянулся: я жил, пока знал смысл жизни. Как другим людям, так и мне смысл жизни и возможность жизни давала вера... Какие бы и кому бы ни давала ответы какая бы то ни была вера, всякий ответ веры конечному существованию человека придает смысл бесконечного, - смысл, не уничтожаемый страданиями, лишениями и смертью. Значит - в одной вере можно найти смысл и возможность жизни... Вера есть сила жизни... Без веры нельзя жить...

Понятия бесконечного Бога, божественности души, связи дел людских с Богом, понятия нравственного добра и зла - суть понятия, выработанные в скрывающейся от наших глаз исторической дали жизни человечества, суть те понятия, без которых не было бы жизни и меня самого..." (Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 22т. Т.16. М.,1983. С.106-165).

Психолог Б.С. Братусь полагает, что выход из кризиса середины жизни может быть как позитивным, так и негативным. При позитивном варианте человек находит пути дальнейшего самосовершенствования; он достигает соответствия между своими возможностями и мотивами, либо изменяет смысловую сферу в том направлении, в котором будет возможно поступательное развитие личности. Невозможность осознания этой альтернативы приводит к аномальному развитию личности, реактивному преодолению сложившегося противоречия, к появлению разного рода "защитных" мотивов, которые толкают к осуществлению ложнокомпенсаторной деятельности. Смысл этой деятельности сводится к тому, чтобы "законсервировать", оставить прежним внутреннее противоречие и тем самым приспособиться к нему (Братусь Б.С. К проблеме развития личности в зрелом возрасте //Вести. Моск. ун-та. Сер. И. Психология. 1980.№2. С.3-13).

5.2. Зрелость - синтез полноты реальной жизни (44,0 года - 60,0 лет)

Закономерности развития в стадии зрелости

В зрелые годы после произведенной переоценки ценностей наступает новый расцвет творческой деятельности, причем не за счет количественных ее показателей, а за счет углубления ее качества. Основное чувство, которое испытывает человек в эти годы, - полнота жизни, удовлетворенность ею. В этот период взрослый человек смотрит на жизнь гораздо шире, чем раньше. Картина мира, смысл жизни для него становятся все более глубокими и дифференцированными, переживания неизбежных потерь компенсируются возрастающей мудростью и терпимостью.

В этом возрасте больше интересуются работами, в которых играют роль знания, жизненный опыт и компетентность. Именно в творческих деятельностях, требующих большого духовного напряжения, например, в искусстве, в науке, в политике - люди могут по-настоящему проявить себя. Физическая активность 45 - 60-летних может несколько снизиться, но опыт и знание своих возможностей позволяют им преуспевать в жизни. Они способны говорить "от первого лица" и принимать решения с такой легкостью и уверенностью в своих силах, которые ранее им были недоступны.

Как правило, в этом возрасте большинство людей достигают вершины профессиональной и общественной карьеры, в их руках сосредоточены функции управления в самых разнообразных сферах общественной жизни; часто они становятся директорами, президентами, управляющими, руководителями и т.п. В жизни общества зрелый муж играет центральную роль. Все нити общественной и государственной жизни находятся в их руках.

Для профессионалов, имеющих дело с молодежью, например для педагогов и преподавателей, годы кризиса означают действительное испытание. Кто успешно преодолевает кризис, развивается в действительно ведущий авторитет, который признается молодежью; кто не справляется со своим кризисом, тот проигрывает у молодежи.

Люди зрелого возраста становятся поколением, которое должно вести дела. Эта новая ответственность влечет за собой некоторое подведение итогов. Они могут сожалеть о том, что не достигли каких-то целей, а какие-то дела так и остались незавершенными; возможно, им придется признать, что ряд планов так и останется планами. Люди зрелого возраста должны жить настоящим в большей степени, чем любая другая возрастная группа. Молодые могут смотреть вперед, старики - оглядываться назад, но зрелые люди, обремененные обязательствами по отношению к двум поколениям и по отношению к самим себе, должны жить "здесь-и-сейчас". Они принимают на себя роль хранителей семьи, соблюдая семейные традиции, отмечая достижения, сохраняя семейную историю, собирая семью на праздники и поддерживая связь с теми членами семьи, которые живут далеко.

Зрелость - это срединный период, своего рода мост между двумя поколениями. Достигшие определенной полноты жизни сознают свою обособленность не только от молодых людей, но и от тех, кто вышел на пенсию и дожил до старости. Люди начинают понимать, что ими был принят ряд важных решений в отношении своей профессиональной карьеры и семейной жизни; эти структуры жизни к настоящему времени практически сложились - осталось лишь реализовать их до конца. Будущее отныне не несет в себе безграничных возможностей. Обычно люди склонны отмечать начало зрелости в соответствии с классическим семейным циклом, - когда их дети начинают покидать родной дом.

Уход за родителями служит предзнаменованием будущего положения людей зрелого возраста, которые сейчас ухаживают за своими родителями, но в недалекой уже старости им придется столкнуться с собственной зависимостью от своих детей. Забота о стариках может восприниматься как прообраз или модель утраты самостоятельности, контроля и ответственности. Возможные внутренние конфликты, связанные с этим наряду с самыми реальными ограничениями во времени и свободе, конкурирующими обязанностями и нарушением сложившегося образа жизни, могут создавать стрессогенную обстановку.

Многие зрелые люди оказываются в новой для них роли бабушек и дедушек. Для большинства из них выполнение этой роли является деятельностью, приносящей глубокое удовлетворение; они занимаются воспитанием нового поколения, не неся на себе обязанностей родителей и не вступая в напряженные отношения и конфликты, возникающие между родителями и ребенком.

В период зрелости претерпевает изменения семейная жизнь. Как правило, выросшие дети уходят из семьи. Супруги часто остаются вдвоем. Это требует выстраивания новых отношений друг с другом.

"Нередко супруги, прожившие два десятка лет вместе, вырастившие детей, осматривая свое опустевшее жилище, с удивлением вглядываясь друг с друга, обнаруживают, что стали чужими людьми, - и расстаются. Другие переживают ренессанс чувств, второй пик взаимной любви" (См.: Толстых А.В. Возрасты жизни. М.,1988).

Зрелый человек занимает срединное положение между своими родителями, вступившими в пору старости, и своими детьми, которые в это время уже закончили школу, вступили на самостоятельный путь в жизни. Жизнь семьи перестраивается. Старики выходят на пенсию, требуют большего внимания к себе в плане попечительства. Зрелый человек в межпоколенных отношениях становится "главой семьи" (как по отношению к более младшим, так и по отношению к более старшим). Их благосостояние достигает высшего уровня (обеспеченность жильем, материальный достаток и т.п.).

Основные итоги развития в зрелом возрасте

Период зрелости по возрасту и по состоянию духа человека назван был древними греками временем "акмэ", что означало вершину, высшую степень чего-нибудь, момент наибольшего расцвета человеческой личности, "тождественности себе". Отечественный психолог Н.Н. Рыбников предложил обозначить термином "акмеология" специальный раздел возрастной психологии, изучающий зрелую личность - периода расцвета всех жизненных сил человека.

Период зрелости - вершина жизненного пути личности, особенно тогда, когда человек здоров, полон сил, бодрости, знаний, опыта. Человек достигает к этому времени вершин профессионального мастерства и определенного положения в обществе. С его мнением считаются и коллеги, и руководители. Как правило, сил и энергии у него становится меньше, чем в более ранние возрастные периоды, но профессиональные задачи он решает успешно за счет большого опыта, умения организовать свою работу и окружить себя помощниками. К данному возрасту накапливается профессиональный опыт и опыт общения с людьми. Потребность передать опыт находит свою реализацию в "сотворении ученика", последователя.

Для человека, который преодолел кризис сороковых годов, горизонт расширяется, а основания жизни углубляются, появляются новые и далеко идущие проблемы. Жизнь становится интереснее, повседневные проблемы отодвигаются. Теперь больше интересуются общими проблемами планирования и организации масштабной деятельности. Испытывают незнакомую и глубокую радость, наблюдая рост молодых в экспансивной фазе их жизни. При такой позиции можно помочь молодым людям советом и делом и заслужить их признание. Это особенно важно для людей, которые профессионально имеют дело с образованием и воспитанием молодежи.

В этом возрасте появляются новые творческие способности; например, можно быть в 35 лет хорошим прокурором или активным шефом, но теперь становятся выдающимся юристом и мудрым, доброжелательным начальником. Человек, развивающийся последовательно, достигает в середине пятидесятых годов жизни второй творческой кульминации. Он может обобщить свой жизненный опыт и упорядочить его, и у него еще достаточно жизненных сил, чтобы привнести его в свою работу. Это возраст максимальных и масштабных достижений.

Наиболее характерными чертами личности человека зрелого возраста являются реалистичность устремлений, повышенное внимание к ходу своей самореализации в производственной, семейной и личной жизни, борьба за пространство своего развития, повышенное внимание к состоянию своего здоровья, эмоциональная гибкость, тяга к стабильности в быту.

Ценности, которые человек находит в кризисе взрослости, - это ценности осмысленного бытия. Зрелый человек не только признает их в качестве соответствующих его представлениям о жизни, или развивает их как их последователь, но и следует им, является носителем этих ценностей, реализует их в своем личном существовании.

"В поисках высшего "я", - пишет Б. Ливехуд, - человек попадает в мир духовных реальностей, где все психические качества становятся силами, с помощью которых можно завоевать или победить эту духовную действительность. С каждым духовным шагом открываются, выражаясь феноменологически, новый ландшафт, с новыми встречами, которые, однако, в начале фазы не всегда могут быть только положительными. Третья большая фаза жизни (по китайской поговорке, фаза, в которой становишься мудрым) начинается в сороковые годы, если быть точнее: в 42 года. При этом среднем значении в каждом отдельном случае устанавливается более быстрое или более медленное развитие" (Ливехуд Б. Кризисы жизни - шансы жизни. Калуга, 1994. С.77).

Начало периода зрелости - очень бурное время. В биологическом отношении начинается время уменьшающейся жизненной силы. Для женщины на эти годы приходится, кроме того, отчетливо отмеченный конец репродуктивной фазы. Уменьшение жизненных сил основано на инволюции тканей тела. Каждый орган человеческого тела имеет собственную кривую жизни.

Каждый зрелый человек знает также из опыта, что легочная ткань становится менее эластичной; это отчетливо проявляется, когда после быстрого бега за отъезжающим трамваем или автобусом человек дольше, чем прежде, не может восстановить дыхание. Вся мускулатура также теряет эластичность; это приводит к тому, что зрелый человек для одной и той же работы тратит больше энергии, чем в молодые годы. Это изменение происходит постепенно. Чаще всего его обнаруживают вдруг в определенной ситуации, где оно становится явным. Самое важное и самое известное изменение - это изменение эндокринных желез. У мужчины и женщины начинается процесс инволюции в деятельности половых желез.

В зрелом возрасте человек становится подлинным распорядителем практически всех своих душевных сил; они могут быть теперь сознательно реализованы, образуя полноту реальной жизни во всех ее измерениях: в деятельности, в отношениях, в миропонимании.

Так, в профессиональном мастерстве происходит непрерывное развитие компетентности, углубление специализации, быстрое узнавание типовых задач и ситуаций, что сводит до минимума необходимость широкого поиска в памяти, навыки обобщенного мышления в решении проблем. Зрелые люди, которым в процессе работы часто приходится полагаться лишь на себя - много думать, проявлять инициативу, принимать самостоятельные решения, - демонстрируют высокий уровень интеллектуальной гибкости.

Психолог Г.С. Абрамова выделяет особые жизненные задачи, стоящие перед человеком в период зрелости, которые требуют и особых способностей для их решения. Задачи, стоящие перед женщиной, связаны с оценкой ею взятых жизненных обязательств как по отношению к себе, так и по отношению к близким. К этому ее побуждает множество реально и сильно действующих факторов - изменение собственного физиологического состояния, изменение состава семьи и своей роли в семье (бабушка, теща, свекровь), достижение высокого профессионального уровня.

Женщине нужно подняться над буднями, качественно в ином свете увидеть свою собственную жизнь, заново обрести уверенность в себе, в своей нужности, в своей ценности. Так она становится домашним философом, открывая для себя искусство жить, обучаясь ему. Период зрелости - это время, когда женщина может найти в себе силы для достижения значимого положения в обществе, в семье, в собственных глазах за счет обновления границ собственного Я, за счет обретения полноты смысла своей жизни.

Мужчина остается ценным работником в своей профессиональной сфере. Однако он работает иначе - умеет отделять главное от второстепенного, полностью концентрируется на необходимых вопросах и достигает высоких результатов. Умение отделять главное от второстепенного приходит как следствие формирования обобщенной концепции жизни, с которой соотносятся собственные переживания. Период зрелости для мужчины - это открытая борьба со смертью, которая признаками собственного старения и старения близкого человека начинает постоянно присутствовать в конкретных проявлениях. К середине периода зрелости нормальный мужчина словно открывает для себя радости жизни, буквально в один день принимая решение об изменении образа жизни и осуществляя его с завидной педантичностью. Если для женщины очень значимыми являются семья и работа, то для мужчины не меньшее значение имеют друзья и общество в целом. Появляется целая серия жизненных задач по установлению связей вне семьи. Для нормального психологического самочувствия мужчине необходимо иметь круг общения типа "моего клуба" (Абрамова Г.С. Возрастная психология. М.,1997. С.641-650).

Как отмечает Б. Ливехуд, для женщины в зрелом возрасте открыты две возможности. Первая - негативная реакция, которая появляется, если женщина не нашла новой жизненной задачи и теперь только жалуется: "Я никогда ничего не могла делать для себя. Все только для семьи, с утра до вечера я только вкалывала, никогда не было времени хотя бы почитать книгу, чаще всего я была все равно слишком усталой, чтобы взяться за что-либо. Теперь уже слишком поздно. Дети уже оставили дом. Муж с головой ушел в свою профессию, а я осталась ни с чем". И она с яростью набрасывается на домашнее хозяйство, чистит то, что уже и так чисто, стирает воображаемую пыль и тиранит свое окружение, беспрерывно жалуясь, что она одна должна делать всю работу.

Вторая - позитивная реакция: контрастом к озлобленной домашней работой женщине может быть женщина, использующая свой возраст в положительном смысле. Она с удовлетворением констатирует, что снова способна на многое, что теперь она наконец может реализовать новые, ранее недоступные возможности своей жизни. Она благодарна прожитым годам, когда должна была жить для других. Теперь она может найти новое социально значимое занятие, наслаждаться своим садом или снова начать играть на инструменте, который раньше изучала. И, конечно, она будет сдержанно и с энтузиазмом вживаться в новую роль бабушки и еще раз создавать среду, в которой новое поколение детей чувствует себя в безопасности (Ливехуд Б. Кризисы жизни - шансы жизни. Калуга, 1994).

5.3. Кризис зрелости - откровение Ино-бытия (55,0 лет - 65,0 лет)

Феноменология кризиса зрелости

Развернутое описание кризиса зрелости дает Б. Ливехуд. Он отмечает, что примерно в возрасте 56 лет в жизни человека проносится новая гроза. Жизнь равномерно шла в предыдущей фазе на высоком уровне: перед глазами была далекая перспектива, мир воспринимался во всей полноте и главным образом вокруг себя. Теперь взгляд снова обращается вовнутрь. Кажется, что все ценностные ориентиры необходимо пережить заново. Еще раз нужно пройти через "умри и восстань". Найденные ценности, как правило, не подвергаются сомнению, но становится ясно, что они еще по-настоящему не усвоены. Если честно спросить себя, что из результатов своей жизни можно взять с собой, проходя врата смерти, то отпадает многое из того, что связано со знаниями, положением и опытом. Многие переживают начало кризиса как преддверие еще больших испытаний, возникает чувство, что на них надвигаются такие задачи, которых они себе и помыслить не могли. Для мужчины профессия часто несет определенные разочарования. Когда тебе шестьдесят и больше, некоторые сослуживцы считают, что ты только отсиживаешь свое время, даже если и хорошо работаешь. Еще раз нужно освободиться оттого, что построил сам, и что другие, конечно, будут продолжать по-другому. Раньше об этом размышлял только теоретически.

Теперь самое время подготовиться к тому, что еще хочешь сделать, выделить то, что можно оставить, и взяться за то, что еще хочешь завершить. С растущим страхом понимаешь, что, может быть, сделаешь меньше, чем думал. Прошлое проходит перед тобой - непонятно, как тратил так много драгоценного времени на какие-то пустяки. В этой жизни больше нет большого будущего - что же остается, наперекор всему?

В определенном отношении развитие жизни к 63 годам предварительно завершилось. Кризис и инволюция, кульминация пятидесятых годов и, наконец, последняя, окончательная инвентаризация сделали из нас зрелых людей, развивших в себе чувство различения между умом и мудростью, гордостью и скромностью. В последние годы перед библейским возрастом мы должны подвести итоги и настроиться на тишину и покой старости, но и на ее повышенную внутреннюю активность, из которой вырастает доброта. Нужно приготовиться также к уменьшению физических сил и увеличению зависимости от других (Ливехуд Б. Кризисы жизни - шансы жизни. Калуга, 1994).

Ш. Бюдер говорит об этой стадии как о начале старения; она отмечает, что решающим фактором здесь является приближающийся конец или по крайней мере реальность ухода на пенсию. Этот период жизни она обозначает как "трудный возраст душевного кризиса" (Изл. по: Моргун В.Ф., Ткачева Н.Ю. Проблема периодизации развития личности в психологии, М.,1981).

Д. Бромлей годы жизни человека от 55 лет до 65 лет называет предпенсионным возрастом, который характеризуется как период очевидного упадка физических и умственных функций, дальнейшим ослаблением сексуальных потенций и интересов. Вместе с тем эти годы жизни сензитивны для наиболее общих социальных достижений - положения в обществе, власти и авторитета, частичной освобожденности от рутинных занятий и отбора наиболее интересных для личности общественных дел. Существенной стороной жизни в этом возрасте Д. Бромлей считает изменение всей мотивации человека в связи с подготовкой его к предстоящему пенсионному образу жизни, ожиданием старости или сопротивлением ее наступлению (Изл. по: Ананьев Б.Г. Избр. психол. труды: В 2 т. Т.1. М.,1980).

Г.С. Абрамова отмечает, что людей зрелого возраста можно разделить на следующие группы:

1. Очень хотят выйти на пенсию, чтобы заняться другим делом. Они активно готовятся к этому, получают дополнительную специальность или просто осваивают новую, необходимую информацию. Пенсия воспринимается как начало новой жизни, когда можно заняться любимым делом с полной отдачей.

2. Очень боятся выхода на пенсию. Правдами и неправдами пытаются продлить время работы, чувствуют себя никому ненужными, если не могут заработать достаточное, с их точки зрения, количество денег.

3. Равнодушные - они уже давно не работают с полной отдачей, и выход на пенсию не приносит им существенных переживаний, связанных с необходимостью перераспределять жизненную энергию (Абрамова Г.С. Указ. соч. С.656-657).

Истаивание деятельностной формы бытия

Интересное объяснение кризиса зрелости предложил А.В. Толстых в образе так называемой предметной смерти. Он пишет, что в зрелом возрасте человек уже совершает какой-то один или несколько личностных поступков творческого характера - делает открытие, вносит рационализацию в свою профессиональную деятельность, реализует свою педагогическую программу по отношению к своим детям и т.д. Эти "предметы" его жизнедеятельности поглощали на предыдущих этапах жизни все силы, требовали их максимального напряжения. Однако предметная деятельность предполагает определенное содержание, которое развивается. Человек вносит в дела свою личность, свою индивидуальность и в конечном счете опредмечивается в своих делах.

Рано или поздно, но наступает период, когда человек уже с трудом может оперировать грузом предметного содержания своей деятельности, он "поглощается" предметом и "умирает" в предмете, воплощаясь и реализуясь в нем. Так мать и отец воплощаются в детях, как предмете своих родительских усилий и своей воспитательной деятельности, учитель - в ученике, как предмете образовательной деятельности и т.п.

Этот груз предметного содержания, достаточно тяжелый сам по себе, удесятеряется тем, что в непрерывном процессе развития жизни зарождающееся новое содержание уже грозит отодвинуть его в прошлое, заменить своим, новейшим. Открытия устаревают; у детей рождаются свои дети (внуки), требующие другого воспитания в изменившихся условиях; бурно меняется технология, иной становится предметная среда обитания человека.

Отменить прогресс нельзя. Но трудно спокойно смотреть на то, как устаревает, отходит на второй план, а затем в небытие то, что было сделано с таким трудом, ценой огромного напряжения. Все это может вызвать не только "предметную смерть", как логическое завершение деятельности человека в определенном предмете, но и грусть, кризис идентичности.

Истаивание деятельностной формы бытия человека неизбежно, ибо перед лицом разворачивающегося в истории прогресса общественной деятельности единичный человек, как бы ни была внушительна его личность и ярка индивидуальность, бессилен. Он всегда будет моментом общественно-исторического процесса преобразования предметной сферы человеческой жизни. Как бы ни был значителен вклад отдельного человека в этот процесс, как бы ни опредметился он в своей деятельности, сам факт исчерпанности отведенной именно ему возможности изменения предмета имеет всеобщее значение. Нельзя ничего сделать "навсегда" в этой жизни; все равно оно окажется моментом исторического развития рода человеческого, памятником этой истории, свидетельством, оставленным будущим эпохам, но не венцом развития (Толстых А.В. Возрасты жизни. М.,1988. С.161-162).

Кризис зрелости соотносится с заключительным (восьмым) кризисом, выделяемым Э. Эриксоном, который связан с переходом человека на уровень интегративности - завоеванию всех семи предшествующих стадий развития. Интегративность обнаруживает себя в склонности человека к порядку, в принятии прошлого и готовности взять на себя лидерство в настоящем (а при определенных обстоятельствах и отречься от него). Это и принятие единственного жизненного цикла с определнным кругом лиц, входящим в него. Все это подразумевает новую и совершенно иную любовь к своим родителям, принятие их такими, какие они есть, и восприятие жизни в целом как личной ответственности. Это чувство дружеской связи с мужчинами и женщинами разных времен и разных профессий, которые создавали окружающий их мир.

Человек с интегративным уровнем внутреннего мира готов защищать свой жизненный стиль перед лицом любых физических и экономических угроз, при этом не отрицая стилей жизни других людей. Он уверен, что индивидуальная жизнь есть случайное совпадение конкретного жизненного цикла с единственным сегментом истории и что вся интегративность существует и исчезает вместе с тем уникальным стилем интегративности, к которому он причастен.

Э. Эриксон отмечает, что отсутствие или утеря такой нарастающей "эго-интеграции" приводит к расстройству нервной системы или полной безысходности: судьба не принимается как обрамление жизни, а смерть - как ее последняя граница. Отчаяние вызывается прежде всего временной ограниченностью дееспособности человека, поскольку он не имеет возможности опробывать иные пути, ведущие к интеграции. Такое отчаяние часто прячется за демонстрацией отвращения, за мизантропией или хроническим презрительным недовольством определенными социальными институтами и отдельными людьми и свидетельствует только о презрении человека к самому себе (Эриксон Э. Идентичность: кризис и юность. М.,1996. С.151).

После 50 лет, когда накопленный опыт позволяет реалистичнее оценить соотношение ожидаемого и достигнутого, человек начинает подводить итоги своей прошлой деятельности и своих свершений, задумываться над смыслом жизни и ценности сделанного. Заглядывая в будущее, человек вынужден пересматривать свои цели с учетом своего профессионального статуса, физического состояния и положения дел в семье. Доминирующим источником жизненной удовлетворенности становятся успехи детей.

Кризис может быть преодолен и преодолевается многими людьми, когда они понимают роль и место своей деятельности в историческом и общественном процессе и не только смиряются с необходимостью прогресса, обновления профессиональной деятельности, прихода новых людей, но и сами включаются в процесс созидания нового, используя все свое влияние общественного и профессионального положения. В новой ситуации развития, оказавшись на вершине жизни и не имея сил подняться выше, человек может на основе самоанализа восстановить тождественность себе в новых условиях, найти себе и своему Я место в этих условиях, выработать соответствующую форму поведения и способ деятельности.

"Особую напряженность и остроту этому самоанализу (в отличие от самоанализа подростка или молодого человека), - пишет А.В. Толстых, - придает именно тот факт, что в ходе дальнейшей жизни возможны минимальные изменения, "исправления" пройденного пути, для которых остался небольшой запас сил и времени. Это мучительный переход от состояния максимальной активности, бурной деятельности к ее постепенному свертыванию, ограничению, накладываемому здоровьем, дефицитом творческих сил и необходимостью уступить место новым поколениям" (Толстых А.В. Возрасты жизни. М.,1988. С.188-189).

На этой стадии возможно продолжение творческой деятельности и профессионального роста, выражающееся в анализе и обобщении своего профессионального опыта и передаче его следующему поколению. В развитии профессионала наступает фаза наставничества. Появление учеников и последователей делает жизнь наполненной, осмысленной и перспективной.

Как указывает Р. Пекк, чтобы необходимое в этот период чувство полноценности могло развиться в полной мере, человеку необходимо преодолеть три подкризиса. Первый из них заключается в переоценке собственного Я помимо его профессиональной роли, которая у многих людей вплоть до их ухода на покой остается главной. Второй подкризис связан с осознанием факта ухудшения здоровья и старения тела, что дает возможность человеку выработать у себя в этом плане необходимое равнодушие. Наконец, в результате третьего подкризиса у человека исчезает самоозабоченность, и теперь он без ужаса может принять мысль о смерти (Изл. по: Годфруа Ж. Что такое психология: В 2 т, Т.2. М., 1992).

Анализ психологических особенностей мужчины пожилого возраста показывает, что для него это один из самых трудных периодов жизни, который можно благополучно прожить, если обновляется концепция жизни, Я-концепция, если устанавливаются эмоциональные связи с миром, тогда появляется новая энергия для осуществления жизни с опорой на свои духовные, а не физические возможности.

Для этого надо взаимодействовать с миром своей семьи, с окружающим миром так, чтобы возможности учительства и наставничества переживались окружающими как необходимые (Абрамова Г.С. Указ. соч. С.660-669). Следует отметить, что для мужчин этот период жизни может оказаться последним. Сегодня средняя продолжительность жизни мужчин в нашей стране равняется 58 годам.

Находясь в предпенсионном возрасте, пожилые люди тем не менее строят обширные планы на будущее и реализуют многие свои замыслы. На первых порах после выхода на пенсию многие люди еще сохраняют работоспособность и желание приносить пользу обществу. У них, помимо большого профессионального опыта, закрепился в форме личностных характеристик и позитивный опыт жизни. Они отличаются реалистическим подходом к событиям, способностью преодолевать жизненные трудности без ненужной агрессии и тревоги. Они могут многому научить менее опытных работников и в то же время готовы в случае необходимости учиться сами.

"Искусство старения - это в какой-то степени искусство созревания. Главные элементы и условия "третьего возраста" - физическое и психическое здоровье, глубокая жизненная мудрость и опыт, открытая альтруистическая позиция. Этот идеал реализовать нелегко, но стоит его осмыслить и встать на путь достижения. Осень своей жизни человек должен встретить подготовленным, чтобы его "третий возраст" стал для него "золотым" (Висьневска-Рошковска К. Новая жизнь после шестидесяти. М.,1989. С.259 - 260).

5.4. Старость - душа, насыщенная жизнью (62,0 года-...)

Закономерности развития в стадии старости

Старость и социально, и хронологически совпадает с выходом человека на пенсию. Человек прекращает активную трудовую деятельность, "отходит от дел", "получает отставку". Уход на пенсию составляет центральный момент ситуации развития в период старости. В психологии говорят о "шоке отставки". Отставка (или выход на пенсию) означает отделение человека от референтной ему группы, от того дела, которому он посвятил долгие годы. Человек теряет важную социальную роль и значимое место в обществе.

Потеря общественного и социально значимого места сопряжены с потерей источников социально-психологических стимуляций, с разрывом сложившихся профессиональных и межличностных отношений. Сужается круг общения человека, что в свою очередь приводит к изменениям в его личности.

Выход на пенсию для многих людей сопровождается значительным ухудшением материального положения. Это вынуждает их ограничивать себя в том, в чем раньше они себе никогда не отказывали. Материальная ограниченность или зависимость от своих детей вызывает целый ряд негативных психологических переживаний.

Прекращение активной профессиональной деятельности приводит к тому, что психологические процессы (мышление, память, внимание и т.д.) не получают полноценной нагрузки, снижается уровень их функционирования. При отсутствии ситуации передачи профессиональных знаний другим снижается и профессиональная компетентность.

Г. Томэ зафиксировал зависимость психического состояния пожилого человека от состояния здоровья и его социального окружения. Ухудшение общего состояния здоровья было выявлено прежде всего у тех мужчин и женщин, семья которых по причине смерти родственника или переезда от детей стала меньше и тем самым сократились возможности для личностных контактов. Удалось также проследить связь между общим состоянием здоровья и теми формами и способами, в которых воспринималось ухудшение ситуации: лица, состояние которых было оценено как благополучное, отвечали на трудности по работе, в хозяйственной или жилищной области скорее активно и конструктивно, а лица со значительным ухудшением здоровья, напротив, ждали решения их проблем извне, особенно со стороны членов их семей.

Психическое и соматическое здоровье и благополучие пожилых людей зависит от отношения к будущему. Масштаб жизненных планов, который является индикатором зрелой личности, значимо коррелирует с установленными врачами уровнем здоровья. Если окружающая среда продолжает побуждать и стимулировать человека, и особенно если будущее еще открывает перед ним известные возможности, то можно ожидать высокую степень постоянства поведения при переходе от зрелого к пожилому возрасту (Томэ Г. Теоретические и эмпирические основы психологии развития человеческой жизни//Принцип развития в психологии, М.,1978. С. 191-193).

Специфическую ситуацию жизнедеятельности старых людей создает их переселение в Дома престарелых. Психологические и социально-педагогические исследования показывают, что пожилые люди тяжело переживают свое помещение в интернаты для престарелых, особенно если переход на новое место жительства происходит помимо их воли. Это - своего рода фактор риска для старого человека. Как бы ни был благоустроен интернат, люди теряют там возможность контролировать события, принимать решения, участвовать в общей жизни. Они уже не могут строить собственные планы и реализовывать их. В ряду причин ранней смертности старых людей это переселение стоит в одном ряду с факторами выхода на пенсию и смерти супруга. Смерть супруга, с которым прожита долгая совместная жизнь, является серьезным психологическим испытанием для старого человека (Анцыферова Л. И. Новые стадии поздней жизни: время теплой осени или суровой зимы? //Психол. журнал. 1994. №3). В этом же ряду необходимо рассматривать смерть друзей и сослуживцев.

Особо следует сказать о социальных стереотипах старости, сложившихся в данном обществе. Несколько десятилетий назад в современном обществе получил распространение образ стариков как бесполезных и обременяющих общество людей. Такие стереотипы отрицательно влияют на самочувствие пожилых людей. Ощущение себя как ненужных людей, как обузы для своих детей - психологическая основа общественной и профессиональной пассивности пенсионеров. Быстрые инволюционные процессы, обнаруживающиеся у людей в ранний постпенсионный период, - результат их неспособности противостоять мощному влиянию социальных стереотипов. Их влияние приводит к негативным изменениям еще совсем недавно активных и здоровых людей.

Такие стереотипы приходят в противоречие с объективным медицинским и психологическим статусом пожилых людей. Психологические исследования показывают, что большинство людей в пенсионном возрасте сохраняют работоспособность, компетентность, интеллектуальный потенциал. В настоящее время люди, вышедшие на пенсию, отстаивают свои права на активную жизнь в обществе, могут осваивать и новые профессии, совершенствоваться в сфере своего привычного дела. Некоторые из них желают получить новейшие знания в области своей или смежной профессии. После ухода на пенсию у пожилого человека может проявиться совершенно новый талант, например художника или писателя. Эта реализация скрытых возможностей окрыляет его, прибавляет силы и здоровья, позволяет развернуть творчество.

Изменения личности старого человека

Психолог Е. Авербух приводит такую обобщенную характеристику старого человека:

"У старых людей снижены самочувствие, самоощущение, самооценки, усиливается чувство малоценности, неуверенности в себе, недовольство собой. Настроение, как правило, снижено, преобладают различные тревожные опасения: одиночества, беспомощности, обнищания, смерти. Старики становятся угрюмыми, раздражительными, мизантропами, пессимистами. Способность радоваться снижается, от жизни они ничего хорошего уже не ждут. Интерес к внешнему миру, к новому снижается. Все им не нравится, отсюда - брюзжание, ворчливость. Они становятся эгоистичными и эгоцентричными, более интровертированными (обращенными к себе, своим внутренним переживаниям), круг интересов суживается, появляется повышенный интерес к переживаниям прошлого, к переоценке этого прошлого. Наряду с этим повышается интерес к своему телу, к различным неприятным ощущениям, часто наблюдающимся в старости, происходит ипохондрия. Неуверенность в себе и в завтрашнем дне делает стариков более мелочными, скупыми, сверхосторожными, педантичными, консервативными, малоинициативными и т.п. Ослабляется у стариков контроль над своими реакциями, они недостаточно хорошо владеют собой. Все эти изменения во взаимодействии со снижением остроты восприятия, памяти, интеллектуальной деятельности создают своеобразный облик старика и делают всех стариков в какой-то степени схожими друг с другом" (Цит. по: Толстых А.В. Возрасты жизни. М.,1988. С.215).

Нарисованный портрет старика, конечно, окрашен в чрезмерно мрачные тона; в реальности дело обстоит не так мрачно и односторонне.

Д. Бромлей выделяет в цикле старения три стадии: 1) "удаление от дел" (65-70 лет), 2) старость (70 и более лет) и 3) дряхлость, болезненная старость и смерть. Первая из этих стадий характеризуется повышением впечатлительности (восприимчивости) к нарушениям жизненного стереотипа и "психическим беспорядкам" в ближайшем окружении; увеличивающейся потребностью к коммуникации, обострением чувства родства и привязанностей к близким людям; освобождением от служебной роли и общественных дел или продолжением некоторого рода деятельности с целью поддержания авторитета и власти; адаптацией к новым условиям жизни без постоянных и напряженных занятий; ухудшением физического и умственного состояния.

Старость характеризуется Д. Бромлей весьма лаконично: полная незанятость в обществе, отсутствие каких-либо ролей, кроме семейных, растущая социальная изоляция, постепенное сокращение круга близких людей, особенно из среды сверстников, физическая и умственная недостаточность. Последняя стадия - одряхление, болезненная старость - характеризуется нарастанием явлений синильности в поведении и психической сфере, окончательным нарушением биологических функций, хроническими болезненными состояниями, смертью (Изл. по: Ананьев Б.Г. Избр. психол. труды: В 2 т. T.l.M.,1980).

Для последней стадии Д. Бромлей уже не нашла каких-либо социальных характеристик и определений состояния личности, внутреннего мира престарелого человека, переживания им прожитой жизни и ожидания смерти. Между тем старость и дряхлость - сложнейшие социально-психологические проблемы, которые еще недостаточно исследованы.

У старых людей резко меняется структура его психологического времени. В субъективном восприятии времени жизни резко уменьшается доля будущего времени и увеличивается роль прошлого. Для многих пожилых людей выход на пенсию - это потеря будущего. Прошлое, не будучи оттесняемым будущим, начинает господствовать над жизненным миром человека. Этим объясняется ностальгия старых людей по прошлому, при этом прошлые события окрашиваются в светлые тона. Однако только психологическое будущее с его перспективами и программами позволяет развиваться личности в поздний период жизни и обогащает ее настоящее новыми стремлениями и желаниями.

Противоречивые данные в психологии старости существуют относительно интеллектуальной деятельности пожилых людей. Одни исследователи указывают на снижение интеллекта в старости: уменьшение возможности формально-логической мысли, снижение творческого потенциала, ухудшение памяти, в особенности на текущие события и т.п. Другие исследователи настаивают на особой "логике" пожилых людей. Для них мыслительная задача предстает как жизненная проблема: они персонализируют ее, дают ей различные интерпретации, находят несколько возможных вариантов решения.

Качественные изменения претерпевает в старости память. Б.А.Греков установил следующие характерные изменения памяти у лиц, старше 70 лет:

1. Выраженное ослабление механического компонента памяти, т.е. резкое ослабление воспроизведения всего того, что должно быть воспринято путем непосредственного запечатления, всего того, что не вызывает возбуждения внутренних смысловых связей.

2. Сравнительно хорошая сохранность компонентов логически-смысловой памяти.

3. Чрезвычайно резкое ослабление кратковременной (оперативной) памяти. В глубокой старости существенно слабеет и смысловой компонент, что приводит к дальнейшему ухудшению запоминания (Греков Б.А. Некоторые закономерности изменения памяти в старческом возрасте //Вопр. психол. 1968.№2. С.78).

В исследовании памяти у лиц высокоинтеллектуального труда в пожилом возрасте было установлено, что запоминание осуществляется у них в процессе активной мыслительной деятельности. Она включает в себя глубокое продумывание и переработку материала, его перестройку. Задача запомнить что-либо чисто механически, как правило, вызывает у них внутренний протест, поскольку эта задача для испытуемых (научных работников) является неестественной.

Другая особенность памяти у научных работников пожилого возраста - ее резко выраженная профессиональная направленность, избирательность. Лучше всего запоминается то, что особенно важно и значимо для профессиональной деятельности. Наиболее прочно сохраняется в памяти материал, связанный с решением стоящих перед испытуемыми задач, - то, что "выношено" ими, передумано и пережито, что стало неотъемлемой "частицей их жизни" (Истомина З.М., Самохвалова В.И., Преображенская Н.И. К характеристике памяти у лиц высокоинтеллектуального труда в пожилом возрасте //Вопр. психологии. 1967. С.63).

Старость - это быстрая, но не замечаемая самим человеком утомляемость. Она отрицательно сказывается на качестве работы, приводит к ошибкам, которые индивид с удивлением обнаруживает позже. Медлительность, снижение работоспсобности, неспособность к интеграции отдельных способов поведения и поэтому "гротескное" проявление отдельных странностей, скупость, недоверие, болтливость, тоска, интраверсия, ригидность и пр. - это отличительные черты личности некоторых людей пожилого возраста, фиксируемые в психологической литературе.

Обобщение результатов психологических работ, касающихся позднего периода жизни человека, позволило Л.И. Анцыферовой выделить два личностных типа старости, отличающихся друг от друга уровнем активности, стратегиями совладения с трудностями, отношением к миру и себе, удовлетворенностью жизнью (Анцыферова Л.И. Указ. соч.)

Представители первого типа мужественно, без особых эмоциональных нарушений переживают уход на пенсию. Они, как правило, заранее готовятся к этому событию, ведут поиск новых путей включения в общественную жизнь, планируют будущее свободное время, предвидят негативные состояния и события в период отставки. Люди, планирующие свою жизнь на пенсии, нередко воспринимают отставку как освобождение от социальных ограничений, предписаний и стереотипов рабочего периода. Под влиянием переживания свободы у человека выявляются новые способности, реализующиеся в увлекательных занятиях. У многих старых людей выход на пенсию связан со стремлением передать профессиональный опыт ученикам. Они испытывают тягу к воспитанию нового поколения, наставничеству. Занятие другим интересным делом, установление новых дружеских связей, сохранение способности контролировать свое окружение порождают удовлетворенность жизнью и увеличивают ее продолжительность.

Картина поведения представителей второго типа людей, вышедших на пенсию, иная. Вместе с отходом от профессиональной деятельности у них развивается пассивное отношение к жизни, они отчуждаются от окружения, сужается круг их интересов и снижаются показатели тестов интеллекта. Они теряют уважение к себе и переживают тягостное чувство ненужности. Эта драматическая ситуация - типичный пример потери личностной идентичности и неспособности человека построить новую систему идентификаций.

Б. Ливехуд также отмечает, что последние годы переживаются по-разному. Одни старые люди отмечают, что снижение социальной активности помогло им понять самих себя и реально и глубоко ощутить слова "Христос во мне". Другие старые люди отчаянно цепляются за жизнь, которая медленно уходит от них.

Важной социальной задачей является помощь старым людям организовать творческий и плодотворный вечер их жизни. Например, Дома для престарелых должны были бы стать своеобразными культурными центрами, в которых проходят концерты, творческие курсы, - в них также могут участвовать и люди, живущие по соседству. Обе стороны могут выиграть от этого: у соседей был бы центр, где происходят интересные события, и старые люди не потеряли бы контакт с живым миром вокруг них. Известно, что состояние здоровья активных старых людей лучше, чем у стариков, которые живут только радио и телевидением и не тратят сил на творческую деятельность.

Позитивная роль возможности контролировать хотя бы некоторые сферы своей жизни в интернате для престарелых выявилась в одном из экспериментов, описываемых в указанной выше статье Л.И.Анцыферовой. Исследование заключалось в следующем. Обитателей (в возрасте от 65 до 90 лет) одного из благоустроенных интернатов разделили на две группы, перед каждой выступил директор. Участникам первой группы он сообщил, что они имеют значительные права в своем доме: могут приглашать к себе друзей и сами посещать их, планировать разные социальные мероприятия, распределять свое время, как им удобно; им не запрещается переставлять мебель в своих комнатах по собственному усмотрению. Сообщалось также, что для них закуплено много красивых растений, понравившиеся они могут выбрать и выращивать сами.

Выступая перед второй группой, директор подчеркивал, что весь персонал дома с любовью относится к каждому обитателю, сестры и няни охотно выполнят любые их поручения. Если кому-то понадобится помощь, она немедленно будет оказана. В заключение няни вручали каждому участнику какое-нибудь красивое растение.

Таким образом, в выступлении перед первой группой директор выделял те области жизни, за которые они должны нести ответственность. Тем самым обитатели интерната ориентировались на активную жизнь, на расширение контактов с окружающим миром, на проявление инициативы. В речи перед второй группой директор делал акцент на ответственности персонала.

Всех участников эксперимента обследовали за неделю до его начала и через три недели после него. Результаты бесед экспериментатора с ними сопоставлялись с наблюдениями обслуживающего персонала.

Эксперимент показал следующее. Члены первой группы сообщали, что они стали более активными, подвижными и ловкими. 48% из них чувствовали себя более удовлетворенными жизнью, а некоторые даже называли себя счастливыми. Во второй группе позитивные чувства выразили лишь 29% стариков. Врачи и няни также отмечали значительную разницу между двумя группами. По их оценкам 71% обитателей из второй группы стал более слабым и пассивным.

Известно, что творческие силы можно развивать и в глубокой старости. В жизни можно наблюдать удивительную способность старых людей к работе и творчеству, если они своей деятельности не прерывали. Это можно видеть на примерах выдающихся людей - ученых, художников, государственных деятелей и т.д. Есть много художников, которые создали свои лучшие произведения в возрасте старше семидесяти лет. Тициан прожил 99 лет; в 95 лет он написал одну из лучших своих картин ("Оплакивание Христа"). И.П. Павлов прожил 87 лет и до конца жизни не прекращал научную работу. Он создал "Двадцатилетний опыт" в 73 года, а "Лекции о работе больших полушарий головного мозга" - в 77 лет. Л.Н. Толстой написал в 71 год "Воскресение", в 72 - "Живой труп", а в 76 лет - "Хаджи Мурат".

Гете прожил 83 года, Ньютон - 84, Микеланджело - 89, и все они были активно деятельны до конца своей жизни. А. Верди в 80 лет создал оперу "Фальстаф". Писатели, художники и музыканты по сравнению с учеными и предпринимателями могут часто дольше выполнять свою работу. Причина, вероятно, в том, что в глубокой старости они все глубже погружаются во внутренний мир, в то время как способность восприятия того, что происходит во внешнем мире, ослабевает.

Как только речь заходит о достижениях более зрелой части человечества, становится ясно, что старческая мудрость может проявляться в мире вне зависимости от времени. В любой мощной духовной культуре существует особый духовно-практический институт старчества. Мы знаем об этом через такие имена, как духовник, старец, гуру, аксакал.

В философской и психологической литературе выделяют мудрость как особый взгляд на жизнь, особое отношение к обстоятельствам и условиям своей жизнедеятельности. Прошлое и настоящее рассматриваются личностью в контексте предельных, смысловых вопросов человеческого существования: места и назначения человека, смысла его жизни и смерти.

Кризис индивидуальной жизни

А.В. Толстых полагал, что основная причина психологических переживаний в поздней старости состоит в противоречии психических, духовных способностей и биологических возможностей человека.

"Это состояние - могу все и ничего уже не могу - один из трагичнейших моментов старости, когда к человеку одновременно приходят и обостренное понимание жизни, и невозможность жить" (Толстых А.В. Возрасты жизни. М.,1988. С.211). Он приводит описание Ф. Паульсона, биографа знаменитого немецкого философа И.Канта, последних лет его жизни.

Ощутив на 72-м году жизни неожиданный упадок сил, отказавшись от чтения лекций и впав в печальное состояние старческой слабости, Кант пишет Гарве: "Пользуясь довольно хорошим здоровьем, я чувствую себя как бы пораженным душевным параличом. Я испытываю муки Тантала, видя, что мне нужно подвести итоги в вопросах, касающихся всей области философии, и я все еще не выполнил этой задачи, хотя и сознаю исполнимость ее".

Восемь лет продолжалась эта утонченная пытка, и смерть была вожделенным избавлением для человека, достигшего интеллектуальных высот и застигнутого врасплох беспомощностью на пороге немыслимых философских откровений.

Э. Кюблер-Росс была одной из первых, кто проследил путь умирающих с того момента, когда они узнавали о своем конце, до того, - как они испустили последний вздох. Согласно Кюблер-Росс, умирающие обычно проходят через пять стадий.

Первая из них - отрицание. Слова: "Нет, не я!" - самая обычная и нормальная реакция человека на объявление ему смертельного диагноза. В зависимости от того, насколько человек способен взять события под свой контроль и насколько сильную поддержку ему оказывают окружающие, он преодолевает эту стадию легче или тяжелее.

Гнев, охватывающий больного при вопросе: "Почему именно я?", характеризует вторую стадию. Умирающий изливает этот гнев на заботящихся о нем людей и вообще на всякого здорового человека. Для завершения этой стадии важно, чтобы умирающий получил возможность излить свои чувства вовне. Затем начинается стадия "торга": больной вступает в переговоры за продление своей жизни, обещая, например, быть послушным пациентом или примерным верующим.

Перечисленные три фазы составляют период кризиса и развиваются в описанном порядке или с частыми возвращениями назад. После разрешения этого кризиса умирающий вступает в стадию депрессии. Вопросов он больше не задает. Он просто говорит себе: "Да, на этот раз умереть предстоит именно мне". Он замыкается в себе и часто испытывает потребность плакать при мысли о тех, кого он вынужден оставить. Это стадия подготовительной печали, на которой умирающий отрекается от жизни и готовится встретить смерть, принимая ее как свой последний жизненный этап. Это принятие смерти составляет финальную стадию жизни умирающего, когда он, как правило, смиренно ждет своего конца (Изл. по: Годфруа Ж. Что такое психология: В 2 т.Т.2. С.46).

Можно полагать, что не все люди в одинаковой мере проходят описанные выше стадии умирания. Более того, человек, полноценно проживший все ступени и периоды индивидуальной жизни, уходит из жизни достойно, с чувством выполненного долга.

Э. Эриксон полагал, что окончание жизненного цикла порождает "последние вопросы" о шансах человека трансцендировать за пределы своей идентичности и своего часто трагического или даже горько трагикомического участия в собственном неповторимом жизненном цикле, в исторической цепи следующих друг за другом поколений. Все великие философские и религиозные системы, имевшие дело с крайней индивидуализацией, ответственно оставались верными современным им традициям, культурам и цивилизациям. Находя трансценденцию в самоотречении, они оставались все же этически озабоченными "сохранением миропорядка".

"Любая цивилизация, - пишет Э. Эриксон, - может быть оценена по тому, какое значение она придает полному жизненному циклу индивида, так как такое значение (или его отсутствие) не может не затронуть начал жизненного цикла следующего поколения и, таким образом, шансов других людей на то, чтобы встретиться с этими конечными вопросами с некоторой ясностью и силой" (Эриксон Э. Идентичность: кризис и юность. М.,1996. С.152).

Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основные ступени развития субъектности человека // Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Основы психологической антропологии. Психология развития человека: Развитие субъективной реальности в онтогенезе: Учебное пособие для вузов. - М.: Школьная Пресса, 2000. C. 212-385.

Вернуться в библиотеку

 
Новости
Друзья сайта
    Монастыри и храмы Северо-западаЛитература и жизнь. Проблемы современной литературы
    Форумные ролевые игры. Проблемы, решения, рекламаДоска наших объявлений
 
История Отечественной педагогики